сент. 17 2004, 18:52

Быть чеченцем: личность и этнические идентификации народа

Чинмирзоевцы. Рассмотрим подробнее один из чеченских вирдов, отличающий ся своей спецификой - использованием в зикре бубна-джирги. Основателем вирда считается Чин-мирза (Чим-мирза) из селения Майртуп. Чин-мирза еще в детстве стал мюридом Кунта-хаджи, от которого он получил поручение ввести в массовом молении зикра джиргу. По преданию джиргу использовал основатель кадаризма Абд ал-Кадыр ал-Гилани, но только в индивидуальном зикре, а не в групповом. Чин-мирза стал устазом самостоятельного вирда. Он объединил вокруг себя самые бедные слои из Восточной Чечни, разоренной Кавказской войной. Сам он являл пример аскетизма, живя в полуподвале маленького земляного дома. Чин-мирза проповедовал крестьянские трудовые идеалы. Он осуждал нищенство, в то же время отрицал абречество с его угонами скота и воровством. Он считал, что украсть у иноверца грешнее, чем у мусульманина. Особенно безнравственным Чин-мирза считал угонять маток от молодняка. Это выражение тех же этических идеалов защиты устоев жизни и семейного уклада, которые выдвигал Кунта-хаджи. Вот другое ритуально-мифологическое выражение подобного идеала. Как известно, мусульманские четки служат для исчисления и порядка молитвы. Чинмирзоевцы считают по фалангам пальцев. Причем начинают счет с мизинца - "Он самый слабый и бедный в семье".

Чинмирзоевцы стали носить чалму. А с сорока лет - посох. Бубен-джирга, посох аса и чалма считаются их важнейшими атрибутами. Они носят четки из ста бусин без разделителей. Чинмирзоевцы считают, что основатель их вирда принадлежит к числу семи "горных святых" всего мира. Среди подобных вирдов чинмирзоевцы отличаются большей замкнутостью и строгостью быта. В их жилищах нет роскоши, например, ковров, дома не побелены. Женщины носят шаровары и длинные платья, волосы тщательно закрыты платком. Примечательно, что зикр мужчины и женщины проводят вместе. Умерших хоронят только собратья по вирду.

В современной политической жизни Чечни чинмирзоевцы отличаются терпимыми позициями, полагая, что религиозные заботы должны стоять на первом месте. Они всегда выступают поборниками выборности всех властей и поста президента республики, который должен проводить принцип единоначалия. В конфликтных ситуациях чинмирзоевцы склонны всегда проводить принципы народной дипломатии.

Висхаджинцы. Этот вирд интересен тем, что возник сравнительно недавно, в годы Отечественной войны среди чеченцев, высланных в Казахстан. Его основал Вис-хаджи Загиев. В возникновении вирда сыграли роль обстоятельства, в которых оказались чеченские семьи во время высылки. Некоторые отцы семейства не вернулись с войны, другие были репрессированы, третьи погибли в ходе высылки. Остались женщины с детьми. Вис-хаджи, который был чинмирзоевцем, решил модернизировать вирдовский институт. Он ушел от своего устаза и стал говорить о себе, что он общается с Кунта-хаджи, который, согласно народному мнению, продолжает жить. Вис-хаджи разрешил женщинам участвовать в молении зикре. Зато мужчины стали совершать намаз в белых косматых папахах, что по-мнению висхаджинцев в 50-60 раз усиливает силу намаза. Из-за этих папах висхаджинцев стали называть белошапочниками. Такой головной убор, как и религиозное равноправие женщин, отвечал национальным традициям. Примечатель но, что Вис-хаджи ввел для зикра музыкальное сопровождение на скрипке. Вис-хаджи опекал семьи, оставшиеся без кормильцев. На некоторых таких вдовах он женился. Он устраивал браки 18-летних девушек и 20-летних юношей, выделяя новой семье жилище и имущество. Калым не признавался.

Заслуживает внимания, что Вис-хаджи отрицал существование рая и ада, проповедуя вместо этого загробную обетованную землю Хазрат-Мохк. В этом, очевидно, отразилась мечта чеченцев о возвращении на свою родину.

Сесановский вирд. Он называется так по месту расположения мавзолея (зиарата) основателя вирда Ташо-хаджи в селе Сесана (Сейсан в местном произношении) в Ножайюртовском районе на берегу реки Аксай (Ясси). В культе Ташо-хаджи (Ташу-хаджи, Ташев-хаджи) особенно ощутима табуация его имени. Обычно его называют Вокка-хаджи (Большой хаджи) или сесановский устаз по имени села. Деятельность Ташо-хаджи примечательна тем, что он был ближайшим сподвижником Шамиля и положил начало настоящему мюридизму в Чечне. По происхождению Ташо-хаджи был дагестанцем, кумыком. В своем религиозном мировоззрении он примкнул к учению Магомеда Яранского, религиозного деятеля из южного Дагестана. Ташо-хаджи воспринял накшбандийскую традицию, был богословом, оставившим религиозные труды. Его почитатели считают его книги настолько священными, что показывать их кому-либо считается грехом. Большую роль Ташо-хаджи сыграл в жизни Шамиля. Благодаря Ташо-хаджи Шамиль был избран имамом сначало в Дагестане, а затем и в Чечне. Ташо-хаджи активно участвовал в политической жизни и в национально-освободительной борьбе, став наибом Шамиля. В 1841 году Ташо-хаджи был послан Шамилем подавить восстание одного из чеченских обществ, но был убит. Его могила очень почитается. Считается, что если больной в его зиарате почитает Коран, то он излечивается. Рассказы о житии Ташо-хаджи популярны в проповедях и других суфийских вирдов. В этом играет особую роль то, что он погиб как герой Кавказской войны и как основатель авторитетного накшбандийского вирда.


Полный текст

Комментарии

Android badge Ios badge
TopList