нояб. 15 2007, 19:26

Энвер Кисриев (Дагестан): "Распространение ислама в Дагестане было мирным"

Но, когда стали создавать институты власти, начались проблемы. Сначала сняли с гособеспечения шариатские суды. Сказали: "сами себя кормите". Где-то в 1925 году регулирование земельных отношений было выведено из юрисдикции шариатских судов в специальные земельные комиссии, которые, правда, также судили и рядили на основе исламского права. Затем их тоже перевели на собственное обеспечение и параллельно создали новое советское гражданское правосудие. Потом вывели из ведения шариатских судов и уголовные преступления.

В общем, постепенно, к 1928 году власти пришли к решению вообще убрать исламские нормы из правовой системы республики. Далее начались репрессии против крупных исламских авторитетов и, наконец, был введён в действие Закон о пережитках родового строя. До этого он использовался в России, но в Дагестане не применялся. Таким образом, всю исламскую политико-правовую систему Дагестана назвали "пережитками родового строя" и уже её приверженцев можно было судить, как тёмных реакционеров.

Самым последним оплотом исламской политико-правовой системы в те годы оставался вакф. Вакф означает, что человек добровольно передаёт или завещает какую-то часть своего имущества или часть продукции, произведенной на его собственности, на какие-то общественные нужды, в пользу джамаата. Например, на ремонт моста, уход за кладбищем или источником родниковой воды, для поддержания жизни учеников медресе, прибывших из других джамаатов, для путников, бедных и т.д. Суть в том, что вакфом управляла мечеть — имам, кадий, мулла. Этот институт за долгие столетия своего функционирования в Дагестане чрезвычайно развился. Документы о вакуфных распоряжениях, регулирование ими занимали важную часть административного управления в джамаатах. Сейчас не помню сколько точно, но не менее 25% частной собственности Дагестана, так или иначе, находилось в сфере того или иного вакуфного перераспределения.

И вот несколько попыток расправиться с вакфом коммунистической власти так и не увенчались успехом. Дагестанцы стояли на него горой. Но ведь традиция вакфа требует религиозного служителя — муллы, кадия, алима, то есть тех, кто читает и хранит вакуфные распоряжения, ведёт учет и т.д. И я не знаю, чем бы всё это закончилось, если бы не пришла "спасительная" коллективизация сельского хозяйства. Совершенно неожиданно, но просто она лишила могущественный институт вакфа в Дагестане своей твердой основы. В основном колхозы создавались на базе джамаатов. Фактически, колхоз и джамаат были одним и тем же. В новой ситуации проблема вакфа элементарно снималась. Отсутствие частной собственности на землю, социалистическая система перераспределения средств, фонды общественного распределения — бесплатное образование, медицина и т.д. — смогли выбить из под института вакфа его краеугольный камень. После этого с ним было тоже покончено. Это произошло где-то в 1932 году, уже в ходе раскулачивания и коллективизации сельского хозяйства.

Вот вам период, когда ислам переживал самые тяжелые времена. Ислам ушёл в глубь горской сакли. Его исповедовали тогда буквально самые отсталые и самые далекие от магистрального общественного развития слои общества. А молодёжь пошла в институты, уезжала учиться и работать в города. Самая талантливая и способная молодёжь, даже из семей авторитетных религиозных деятелей, отказывалась, по крайней мере внешне, от религии. Таким образом, выросло три поколения людей неверующих, хотя и уважающих ислам, как религию своих дедов и прадедов, как стержень уважения к своему историческому прошлому.

Но как социальный институт ислам почти полностью перестал действовать. Тяга к научным знаниям, привитая исламом, трансформировалась в устремленность к европейской науке, техническим знаниям. В республике возникли мощные образовательные центры, у нас были самые сильные вузы на Северном Кавказе, крупный и единственный среди северокавказских республик филиал Академии наук СССР.


Полный текст

Комментарии