окт. 17 2011, 12:08

Амаяк Ованнисян (председатель Союза политологов Армении): "Сегодня в Армении все идет к еще большей монополизации экономики и интеграции олигархов в политику"

Начиная с весны 2011 года внутриполитическая обстановка в Армении начала быстро меняться. Многотысячные митинги, проводимые оппозиционным Армянским национальным конгрессом (АНК) привели к тому, что власти Армении стали идти на беспрецедентные уступки – разрешили проведение акций на площади Свободы в Ереване (закрытой для митингов с 1 марта 2008 года), освободили всех политзаключенных, а затем и согласились создать делегацию по ведению переговоров с АНК. Оценку внутриполитической обстановки в Армении в беседе с корреспондентом "Кавказского узла" дал председатель Союза политологов Армении Амаяк Ованнисян.

- Какие действия АНК заставили власти пойти на такие уступки?

- При всем моем уважении к Конгрессу, я должен сказать, что не считаю, что уступки властей являются результатом его давления. Власти сделали это именно тогда, когда им это было выгодно. Выбор момента для освобождения политзаключенных был обусловлен пониманием властей необходимости улучшить свой имидж в глазах международного сообщества, и не случайно, что политзаключенных освободили накануне выступления Сержа Саргсяна на пленарном заседании Парламентской Ассамблеи Совета Европы. То есть, властям было полезно предстать перед ПАСЕ в благоприятном для себя облике.

Я вовсе не преуменьшаю ту работу, которую проводил АНК в данном направлении, – на протяжении трёх лет Армянским национальным конгрессом предпринимались последовательные усилия для освобождения этих людей. Однако произошло это именно тогда, когда властям Армении стало необходимо улучшить свой имидж. Особенно опасен для властей в качестве политзаключенного был редактор самой популярной оппозиционной газеты "Айкакан жаманак" Никол Пашинян - в его отношении ни у кого не могло быть сомнений в том, что он подвергается политическому преследованию.

Определенную роль в освобождении политзаключенных сыграли также приближающиеся парламентские выборы. За год до них Серж Саргсян решил развязать внутриполитический узел и предстать перед международным сообществом в новой ипостаси – толерантного руководителя, готового идти на компромиссы со своими политическими противниками.

Таким образом, данное его решение я связываю с двумя обстоятельствами. Первое: это то, что ему предстояло в ближайшие дни выступить с трибуны ПАСЕ. Второе: то, что накануне выборов партии власти, во главе с Сержем Саргсяном, надо было обосновать в глазах международного сообщества свои притязания на сохранение властных полномочий. Тем более, что менее чем через год после парламентских выборов предстоят президентские выборы, на которых будет стоять вопрос второго срока Сержа Саргсяна.

- Оппозиция прервала диалог с властями после того, как был арестован один из представителей молодежного крыла АНК. Чем, по-Вашему, стал арест — причиной или предлогом для прекращения диалога?

- Конечно, предлогом! Причиной стал проект решения Мониторингового комитета ПАСЕ, в котором, в частности, говорилось, что "глава 1 марта 2008 года для Ассамблеи закрыта" 1. Конгресс с опозданием (хотя я и предупреждал его) понял, что он, сам того не желая, по сути, исполняет роль главного имиджмейкера Сержа Саргсяна на международной арене – то, чего, ввиду осутствия профессиональных качеств, не может делать команда Саргсяна. Сержу Саргсяну, фактически, удалось вовлечь Конгресс в эту роль и помочь власти нивелировать последствия и политические оценки, которые были даны трагическим событиям 1 марта, и добиться закрытия этой печальной страницы в общественной и политической жизни Армении. И проект решения Мониторингового комитета ПАСЕ как бы раскрыл АНК на это глаза 2. А арест Тиграна Аракеляна стал поводом для того, чтобы положить этому конец.

- АНК предложил вести переговоры по одному единственному вопросу – внеочередные общегосударственные выборы, что подразумевает отставку президента и роспуск парламента. Следует ли считать, что, согласившись на диалог, власти соглашались на свою отставку?

- Нет, конечно. Дело в том, что власть просчитала, что в условиях отсутствия политзаключенных и происходящего диалога с оппозицией снимается очень серьезный аргумент политического кризиса, и, тем самым, необходимость проведения внеочередных парламентских и президентских выборов, на которых настаивает Конгресс, сводится к нулю. Так что, согласие властей на диалог, даже на тему внеочередных выборов, было обусловлено желанием исключить обстановку жесткого противостояния с оппозицией – именно ту обстановку, которая может привести к необходимости проведения таких чрезвычайных мер, как внеочередные выборы. То есть, власти использовали диалог для улучшения своего имиджа и выигрыша во времени.

Поясню. Власти могут выполнить требование АНК – маленькое требование – освободить арестованного активиста молодежного крыла Тиграна Аракеляна, и тогда Серж Саргсян получит возможность сказать, что ему удалось разрядить обстановку, аналогичную ситуации 1 марта 2008 года. Он сможет сказать, что тогда, в 2008-м, правил не он, а Кочарян. Что Левон Тер-Петросян не смог в свое время 3 погасить эксцессы, Кочарян не смог, а вот он - смог... Таким образом, в глазах международного сообщества Саргсян предстает в очень благоприятном свете и с этим багажом уже может смело идти на очередные выборы.

Возвращаясь к теме необходимости внеочередных выборов, хочу подчеркнуть, что они вовсе не являются гарантией смены власти в Армении, - как это было и в Грузии, в случае с Михаилом Саакашвили. Одно дело, когда президент подает в отставку под давлением протестных масс, другое дело, когда он сам инициирует досрочные выборы. В политике важно не только "что", но и "каким образом". Здесь я с сожалением должен отметить наличие неких радужных иллюзий у АНК – и Конгресс может обмануться в них. Если власть согласится на проведение внеочередных выборов, то это будет означать, что она рассчитала свои шансы и пришла к выводу, что она будет в состоянии решить вопрос своего воспроизводства, тем самым легитимизируя себя.

К сожалению, многие наши аналитики этого не понимают. АНК надо поднимать вопрос не досрочных выборов, а отставки президента – вот тогда можно говорить о том, что власть в Армении может и поменяться. В целом же, для Конгресса сегодня складывается опасная ситуация. Власти могут в "час Х" заявить, что готовы к продолжению диалога, после чего станут тянуть время – например, сошлются на то, что заняты принятием нового бюджета, скоро Новый год, а там уже рукой подать до очередных выборов. И если учесть, что Конгресс придал проведению внеочередных выборов – парламентских и президентских - какой-то сакральный смысл, представил их как некий символ или знамение своей победы, то в ситуации очередных выборов Конгресс окажется в проигрышной ситуации. И если властям удастся дотянуть режим диалога до ноября-декабря 2011 года, то очередные выборы будут неминуемы, - со всеми вытекающими последствиями. Думаю, что Конгресс не может не видеть этой угрозы. Но сумеет ли он найти выход из такого сценария властей – покажет время.

- Оппозиция на митинге 23 сентября 2011 года, заявила, что власти прекратили идти на уступки в связи с прекращением давления на Армению в карабахском вопросе после встречи Медведева, Саргсяна и Алиева в Казани. Насколько правомерно подобное утверждение?

- В свое время, еще накануне казанской встречи, я говорил о том, что никаких договорённостей в Казани не будет достигнуто, но представители АНК уверяли, что будет "Дейтон" 4. Вообще, зацикленность на ситуации 1998-го года, - а именно тогда у наших политиков впервые возникло ожидание "Дейтона", - это большая проблема, являющаяся причиной многих ошибок.

Ничего в Казани не могло произойти. Имевшее место давление было связано с надеждами на то, что Медведев отклонится от курса на удержание позиций России на постсоветском пространстве, пойдет, используя в т.ч. карабахскую проблему, на обозначение своей собственной точки зрения, отличной от позиций российского политического истеблишмента и, прежде всего, российских силовиков. Но этого не могло произойти, поскольку настроения, направленные на полномасштабное сохранение влияния России на территории экс-СССР, являются сегодня доминирующими в РФ, и даже российские либералы пытаются обозначить свою позицию с учетом таких общественных тенденций.

Поэтому, в данных условиях я бы напомнил высказывание Эдуарда Шеварднадзе о том, что "Запад не будет ссориться с Россией из-за Грузии". Тем более он не будет этого делать ради Армении. Армения, в отличие от Грузии, на протяжении всей истории своей независимости, в лице всех своих трех президентов, целенаправленно и безальтернативно придерживается курса на обеспечение своей национальной безопасности в рамках стратегического партнерства с Россией. Поэтому здесь Западу нечего ловить.

Что касается самой карабахской проблемы, то тут Россия достаточно последовательна – она сделает все для сохранения статус-кво. Если же статус-кво будет изменен, то лишь в том случае, когда будет принято решение о размещении вокруг Карабаха российских миротворческих войск. Третьего не дано. Для Запада третий вариант будет означать необходимость рассориться с Россией и вернуться к ситуации холодной войны.

- Чем, в таком случае, был ход Алиева, выдвинувшего в последний момент десять дополнительных требований, которые, фактически, сорвали казанскую встречу?

- Помощью друга России (смеется).

- С лета нынешнего года волна разоблачений Wikileaks буквально захлестнула Армению, сделав достоянием общественности, прямо скажем, нелицеприятные как внутриполитические, так и внешнеполитические секреты, в частности: о коррумпированности российских пограничников в Армении, о президентских выборах 2008 года и поствыборных трагических событиях 1 марта того же года. Досталось от Wikileaks и католикосу. Чем вызван подобный шквал и случайно ли он совпал с активизацией протестного движения?

- В том-то и дело, что досталось всем: и властям, и оппозиции. В частности, Wikileaks "подложил большую свинью" АНК, когда опубликовал депешу о конфиденциальной беседе Тер-Петросяна с Мэтью Брайза, в которой первый предлагал форсированно решить карабахскую проблему, срочно созвать конференцию по Карабаху и перехватить инициативу у России. Понимаете, Тер-Петросян на протяжении трех лет, на всех своих митингах очень деликатно говорил о России, ни разу не ставил под сомнение приоритет России в деле урегулирования карабахского конфликта, и вдруг такое вероломное доносительство… Сделано это было намеренно, чтобы рассорить Тер-Петросяна с Россией. Дело в том, что геополитическая ценность Карабаха для региона намного больше, чем самой Армении, поскольку Карабах является серьезным военно-политическим фактором, - большим, чем вся остальная Армения.

Таким образом, действия Wikileaks в отношении армянской оппозиции направлены, с одной стороны, на то, чтобы помешать Тер-Петросяну показать себя приемлемым для России политическим деятелем, а с другой – это попытка надавить на лидера оппозиции с тем, чтобы он прекратил мешать западным политическим центрам следовать курсу, избранному в 1998 году. Тогда была принята консолидированная линия Запада и России о том, что во главе политического истеблишмента Армении должны быть выходцы из Карабаха - именно, исходя из геополитической ценности Нагорного Карабаха. Напомню, что в кульминационный момент президентских выборов 2008 года в Ереван приехал президент НКР Бако Саакян и заявил, что если будет избран Тер-Петросян, то Карабах не будет его признавать. И это сыграло решающую роль. Такое заявление означало, что Карабах может пойти по пути Абхазии и Южной Осетии и будет откровенно подыгрывать имперским амбициям российского политического истеблишмента. А подобные импульсы нашли бы свое отражение на ситуации в Грузии, в Джавахке.

В целом же, смысл Wikileaks заключается в том, чтобы показать, что все находятся под колпаком "дяди Сэма", что все слабые места основных игроков американцам известны, и в любой момент они могут быть раскрыты. И заодно посмотреть, в состоянии ли армянское общество реагировать на подобные разоблачения. Фактически, по своему влиянию, это можно считать своеобразным информационным противопоставлением российскому присутствию в Армении.

- Топ-темой политических обсуждений в Армении сегодня является выдвижение Дмитрием Медведевым на следующий президентский пост в РФ кандидатуры Владимира Путина, и то, как это отразится на внутренней политике Армении. Возможно ли у нас повторение российского сценария, если учесть, что сразу после этого, 30 сентября 2011 года, с заявлением о своем возможном возвращении в большую политику выступил второй президент Армении Роберт Кочарян?

- Я считаю, что не следует увязывать ситуацию в России с ситуацией в Армении. Надо обратить внимание на внутренние причины и возможности активизации Роберта Кочаряна. В первую очередь, это сообщения в СМИ о катастрофическом ухудшении ситуации в экономике Армении. К примеру, за два последних года объем внешнего долга Армении вырос на 1 млрд долларов, и предполагается, что к концу 2012 года он превысит 4,2 млрд долларов. Это два бюджета, страшные цифры. Более того, если валютный запас Армении в конце правления Кочаряна составлял $1 млрд 200 млн, а внешний долг - $1 млрд, сегодня картина совсем иная – 800 млн долларов из валютного запаса проедено бездарным правительством во главе с Тиграном Саркисяном, и осталось что-то около $400 млн, которые тоже очень скоро потратят. В то же время внешний долг вырос в три раза и достиг $3 млрд. Более того, в следующем году ожидается, что этот показатель возрастет до $4,2 млрд.

По действующей Конституции, главой исполнительной власти является премьер-министр. Президенту надо бы за полтора года до президентских выборов сместить его, очиститься, - однако он этого не делает. И у Кочаряна более чем весомые причины воспользоваться этим. Другой ужасающий факт: случаи физических расправ над призывниками. Ситуация аховая – 58 случаев за 2010 год! А в нашем парламенте молчат, никто ничего не говорит!

Вот в чем проблемы, а вовсе не в том, Путин будет в России президентом или Медведев. Понятно, что по своему стилю Путин и Кочарян люди очень схожие, но это не основание думать, что данное сходство может сыграть решающую роль. Для России, по большому счету, безразлично, кто придет к власти в Армении, потому что есть договорно-правовая база армяно-российских отношений, которая настолько основательно проработана, что для России нет смысла лоббировать какого-либо политика. Я склонен думать, что решающим значением для востребованности Кочаряна среди широких слоев населения может стать существующий экономический коллапс. При всех известных нам недостатках и изъянах Кочаряна, факт остается фактом: программа по преодолению бедности в значительной части была им реализована. Так, к примеру, по международным данным, в 1998-1999 гг. 56% населения Армении считались бедными, из коих 20% находились за чертой бедности. А к 2008 году этот показатель снизился вдвое. Вот об этом надо думать. Из формулы древних римлян "хлеба и зрелищ", наше бездарное руководство оставило только зрелища, а хлеба нет. А зрелища без хлеба раздражают!

Другой пример – сегодняшние олигархи. Возьмем, к примеру Лфика Само 5. В том, что он и ему подобные стали олигархами, виновата, конечно, "гайдарономика". В политику же их ввел Кочарян. Но при этом он держал олигархов в узде. А Серж Саргсян не может этого делать, и они окончательно обнаглели. Делают все, что им вздумается. Тот же Лфик Само сделал своего родственника депутатом, обеспечив ему безальтернативные выборы в округе. При Кочаряне Лфик не мог зайти в соседний с его супермаркетом магазин и сказать хозяину "закрывайся". А сейчас он это делает. В то же время Серж Саргсян идет в редакцию газеты "Голос Армении" и хвалит Лфика! Говорит: "а что, вы хотите, чтобы Армения стала бы страной лавочников? Мы хотим, чтобы Армения стала страной супермаркетов". Более того, Саргсян там заявил, что закрывший свое дело представитель малого бизнеса получит в том же супермаркете большую зарплату, чем тот доход, который он имеет со своей лавки. То есть, ему даже лучше закрыть свое дело и идти работать на хозяина! Этот человек не понимает, что когда вводили институт частной собственности, подразумевали расширение возможностей человека, получение экономической свободы, которая является основой всех свобод! И сегодня у нас все идет к еще большей монополизации экономики и еще большей интеграции олигархов в политику. И это вызывает большое общественное недовольство. У тех же лавочников появилась неуверенность в завтрашнем дне, которой не было при Роберте Кочаряне. И ностальгия по прошлому будет углубляться по мере ухудшения ситуации.

Хочу также подчеркнуть, что общественное мнение очень переменчиво, и в его отношении ни у кого не должно быть каких-либо иллюзий. Так, в 1988-м году Карена Демирчяна 6 обвиняли во всех смертных грехах, в том, что он "крестный отец" армянской коррупции и пр. Но уже в 1992-1993 гг., по данным "Независимой газеты", рейтинг Демирчяна составлял 80%. Никто тогда не хотел принимать в расчет, что возникшая тяжелая экономическая ситуация была связана с массой объективных причин, таких как землетрясение, война, развал Советского Союза, похоронивший под своими обломками экономику всех республик, что это не вина реформаторов. Никто с этим не хотел считаться, потому что среднему гражданину свойственно мифологизировать проблемы и упрощать возможности их разрешения. Потому и воспоминания о более или менее благополучных советских годах связывались с Кареном Демирчяном – вот он вернется, и все встанет на свои места. То же может произойти и с Кочаряном. И Путин с Медведевым тут будут совсем не при чем.

- К каким изменениям может привести возвращение в политику Роберта Кочаряна?

- Главная проблема Сержа Саргсяна – экономика. Хотя мы, как политики, склонны большее значение придавать политическим факторам, население голосует желудком. А тут нерешенных вопросов много... Могу лишь сказать, что Серж Саргсян не будет передавать кому-либо власть – ни Кочаряну, ни Левону Тер-Петросяну. Наоборот, он попытается укрепить свои шансы на её удержание с помощью либо Тер-Петросяна, либо Кочаряна. Самостоятельно же за оставшиеся 1,5 года ему не удастся утвердиться - также, как не удалось это сделать за прошедшие 3 года. Что он предпочтет? Это зависит от субъективных и объективных обстоятельств.

По всей видимости, Серж Саргсян будет играть следующим образом: он будет балансировать между сохранением фактора АНК и Тер-Петросяна, чтобы сдерживать Кочаряна, с одной стороны, и сохранением фактор Кочаряна для ограничения аппетитов Армянского национального конгресса – с другой. Есть и такой вопрос: как будет восприниматься общественным мнением возможный тандем Саргсян-Тер-Петросян или Саргсян-Кочарян? Если в последнем случае общественность особо удивлена не будет, то в случае с Тер-Петросяном все гораздо сложнее. Левону Акоповичу, если он пойдет на это, придется убедить общественность в том, что такой тандем создается для передачи власти. Удастся ли ему это?

Вместе с тем, у АНК есть сверхзадача: оправдать ожидания протестного электората, - ожидания, которые усиливаются вместе с митинговой борьбой. И если эти ожидания не оправдаются, то данных электорат может отвернуться от Тер-Петросяна и обратить свои взоры на внутривластные силы, - такие, к примеру, как партия "Процветающая Армения". Если окажется, что Саргсян сумел использовать АНК как фактор сдерживания Кочаряна, то это не вызовет у общества оптимизма, поскольку не является той задачей, которую сегодня протестный электорат может считать актуальной для себя.

Все это - вопросы, которые должны найти свои ответы. И заявление Кочаряна, думаю, служит определенным предупреждением Сержу Саргсяну, давлением на него, чтобы Саргсян воздержался от сдачи позиций власти в отношениях с АНК. Не надо забывать, что заявление было сделано в день, когда начались активные акции оппозиции.

Так что, если АНК будет ставить вопрос поддержки Сержа Саргсяна против Роберта Кочаряна, то ему грозит неминуемая маргинализация. И Конгрессу не надо заострять свое внимание на возможности возвращения Кочаряна в политику. Хочет возвращаться – пусть возвращается. Может они, в конце концов, передерутся с Саргсяном, и на этом фоне возникнет какой-то сдвиг. А может в результате этого возникнет какой-то свет в конце тоннеля.

5 октября 2011 года

С Амаяком Ованнисяном беседовал корреспондент "Кавказского узла" Айк Джанполадян.

Примечания:

  1. Речь идёт о гибели 10 человек во время подавления протестного движения оппозиции после президентских выборов 2008 года. (Здесь и далее - прим. ред. "Кавказского узла")
  2. На момент подготовки интервью пленарное заседание ПАСЕ утвердило предлагаемый Комитетом проект.
  3. В 1996 году.
  4. Аналог Дейтонского соглашения о прекращении огня, разделении враждующих сторон и обособлении территорий, положившего конец гражданской войне в Республике Босния и Герцеговина 1992—1995 гг., но для карабахского конфликта.
  5. Прозвище депутата Национального Собрания Армении Самвела Алексаняна.
  6. Первый секретарь Компартии Армении в период с 1972 по 1988 год.

Полный текст

Комментарии

Android badge Ios badge
TopList