нояб. 23 2011, 16:05

Сергей Минасян (заместитель директора Института Кавказ): "Способность организовать выборы - фактор, говорящий о качестве взаимоотношений между обществом и властями"

13 ноября 2011 года в Южной Осетии состоялся первый тур голосования по выборам главы республики. В июле 2012 года президентские выборы предстоят и в другой непризнанной республике – Нагорном Карабахе. Свою оценку особенностям южноосетинских президентских выборов и возможном влиянии их итогов на предстоящие выборы в 2012 в Нагорном Карабахе рассказал корреспонденту "Кавказского узла" заместитель директора Института Кавказ, кандидат исторических наук Сергей Минасян.

- Предвыборная борьба в Южной Осетии началась более чем за год до объявленной даты выборов. Первой важной темой, связанной с выборами, стало обсуждение вопроса о том, пойдет ли действующий президент РЮО Эдуард Кокойты на третий срок. 2 июля 2010 года Э.Кокойты на VII съезде политической партии "Единство" заявил, что не намерен инициировать изменения в основном законе страны, которые позволили бы ему избираться на этот пост в третий раз подряд. От третьего срока правления ранее отказался президент России Путин. Его примеру последовал и президент Армении Кочарян. Явилась ли модель Путина примером и для Кокойты, или у него были свои мотивы?

- Вполне возможно, что так и было, хотя более существенным стало видимо осознание того, что для строительства "частично признанной" государственности необходимо хотя бы формальное соответствие демократическим нормам, в числе которых присутствует и недопустимость выбора президента на третий срок подряд. Использование "ресурса демократии" уже стало существенным аргументом и для Карабаха в его противостоянии с фактическим султанатом Алиева, и для Абхазии периода Багапша в её борьбе с Грузией Саакашвили. Данные факторы не могли не учитываться Кокойты во время принятие решения об отказа идти на третий срок.

- В президентских выборах в Южной Осетии приняли участие 11 кандидатов, а заявлялись и были зарегистрированы ЦИК - 17. В то же время, в президентских выборах в Нагорном Карабахе в 2007 году приняли участие всего 5 кандидатов. По величине две республики сравнимы, - чем же может быть обусловлена такая разница в числе кандидатов?

- Это - феномен ощущения большей безопасности, проявившийся в Южной Осетии. В виду маловероятности возобновления боевых действий после итогов Пятидневной войны августа 2008 г., общество Южной Осетии чувствует себя защищённым, что способствует и более значительной плюралистичности политического поля.

В отличие от Южной Осетии, для общества и политических элит НКР даже сама гипотетическая возможность возобновления боевых действий, на фоне каждодневных угроз о возобновлении войны, раздающихся из Баку, вполне естественно вызывает консолидацию политического спектра вокруг действующей власти. и, как следствие, влияет на численность кандидатов в президенты в НКР

Кстати, достаточно схожая с Карабахом ситуация наблюдалась в свое время и в самой Южной Осетии: в ходе последних аналогичных выборов предвоенного периода, - в 2006 г., когда Э.Кокойты противостояли всего лишь три оппонента, и он смог победить, получив 98,1% голосов избирателей. Так что, политический плюрализм Южной Осетии до августа 2008 г. весьма уступал карабахскому, даже с учетом весьма специфического опыта т.н. "альтернативного кандидата" Дмитрия Санакоева, "избранного" той же осенью 2006 г. при содействии официального Тбилиси в населенных грузинами анклавах Южной Осетии.

- Одним из кандидатов в президенты стала женщина – Алла Джиоева – бывший министр образования, к тому же, осужденная за взяточничество. По итогам голосования, она вышла во второй тур. Как Вы считаете, почему факт коррупции не помешал Джиоевой победить в первом туре выборов?

- Потому что люди голосовали не за какие-то ее особые качества, а отдавали за нее голоса наперекор кандидату от власти. Видимо, свою роль тут сыграло также то, что обвинение ее во взяточничестве в югоосетинском обществе было воспринято не как уголовное, а как политическое преследование. Ведь основное недовольство властями в Южной Осетии связывается с экономическими вопросами (в том числе и с вопросом справедливого распределения средств, получаемых из российского бюджета на послевоенное восстановление), а также клановостью на всех уровнях исполнительной власти в этой частично признанной республике.

- Примечательно также заявление Кокойты о том, что "женщина на Кавказе президентом стать не может", которое он сделал сразу по окончании первого тура голосования, 14 ноября 2011 года, в прямом эфире радио "Комсомольская правда". Каковы, по-Вашему, шансы Джиоевой на победу, и есть ли подобные независимые оппозиционные политики среди женщин Нагорного Карабаха, Армении и Азербайджана?

- О шансах Джиоевой пока судить трудно, и в словах Кокойты, с учетом кавказского менталитета, безусловно, определенный смысл есть. Но женщины-политики есть, конечно, не только в Южной Осетии, и политический спектр их на Южном Кавказе довольно широк – начиная с довольно специфической фигуры Мехрибан Алиевой в Азербайджане, до таких оппозиционных политических деятелей как Людмила Саркисян 1, Лариса Алавердян 2 и Заруи Постанджян 3 в Армении. Есть своя активная участница и у карабахского движения в Нагорном Карабахе - Жанна Галстян 4.

- За выборами в Южной Осетии следили наблюдатели из разных стран, в том числе из непризнанных Абхазии и Приднестровья. Однако там не присутствовал представитель Карабаха. Чем это объясняется ? И почему Нагорный Карабах не сотрудничает с Южной Осетией и Абхазией?

- Нельзя сказать, что Карабах не сотрудничает с данными республиками. Сотрудничество имеется, но оно несколько отстраненное, постольку поскольку Карабах не желает вовлекаться в популярные на Западе стереотипы, что, мол, Абхазия и Южная Осетия – исключительно пророссийские акторы 5 и потому Грузия должна пользоваться безусловной поддержкой Запада. Так что армянский комплементаризм 6 проявляется и в этом тоже.

В конце концов, Степанакерт рассчитывает на содействие и США, и европейских стран в вопросе своего признания и обеспечения безопасности, а не ориентируется исключительно на Москву, как это делают остальные де-факто государства постсоветского пространства. А тот факт, что даже с учетом наличия энергоресурсов, авторитарный Азербайджан не пользуется на Западе такой безусловной поддержкой, как Грузия (вернее, совсем наоборот, по сравнению с той же Арменией), облегчает многовекторность НКР. Именно поэтому Нагорный Карабах и не ограничивается лишь постсоветским пространством и использует ресурс комплементарной многовекторности.

Вспомним, что еще в конце 1980-х гг. американский конгресс принимал резолюции в поддержку борьбы армян Карабаха, а правительство США - единственное (кроме правительства Армении), оказывает прямую гуманитарную помощь Нагорному Карабаху.

С другой стороны, в России проживает многочисленная карабахская диаспора, имеющая значительное влияние на экономическое развитие своей родины, а также большие общины армянских беженцев из Баку и Советского Азербайджана, которые, вместе с экономической и финансовой помощью, также оказывают некоторое влияние и на проводимую Москвой в регионе политику. Так что параметры комплементарной политики Карабаха достаточно разноплановые.

- Нагорный Карабах – тоже непризнанная республика. Что общего и чем разнятся электоральные процессы в — Южной Осетии и Нагорном Карабахе? Может ли возможная победа независимого кандидата в ЮО стать примером для НК в июле 2012 года?

- Как я уже сказал, ощущение небезопасности в Карабахе сильнее, чем в Южной Осетии, и это серьезный внутриполитический фактор, который имеет большое влияние, - в том числе, и на электоральные процессы, в смысле консолидации вокруг правящих провластных сил. Потому вряд ли можно говорить о корелляции между выборами в этих двух непризнанных республиках. Вопрос стабильности в Нагорном Карабахе стоит острее, чем в Южной Осетии, хотя исключать любого рода повороты в ходе президентских выборов Карабахе тоже нельзя. Вспомним, например, что несколько лет назад именно в Нагорном Карабахе впервые в политической практике постсоветского периода мэр столицы – Степанакерта – был избран не из числа кандидатов от власти, а им стал оппозиционный деятель.

- Как могут выборы в непризнанных республиках повлиять на шансы их международного признания?

- Способность организовать выборы - существенный фактор, говорящий о состоянии общества и качестве взаимоотношений между обществом и властями. Конечно же, можно сказать, что чем выше качество проведения выборов, чем сбалансированнее эти отношения, тем государственное образование является более состоявшимся. И с этим фактором нельзя не считаться.

- Есть мнение, что переговорный процесс при посредничестве Минской группы ОБСЕ не достиг своей цели… Возможен ли более эффективный формат посреднической миссии и каким он Вам представляется? Возможно ли вовлечение в него Ирана и Турции, и какова их роль в урегулировании карабахского конфликта сегодня?

- Формат Минской группы ОБСЕ не только достиг своей цели, но и является безальтернативным. Тот факт, что в условиях бескомпромиссности сторон, МГ обеспечивает устойчивое перемирие на линии фронта, является лучшим показателем ее эффективности. Минская группа не может сделать того, чего не может, – если сами стороны не хотят и не готовы договариваться и идти на компромиссы, МГ не может и не хочет на них давить, ибо достижение мира редко удаётся по принуждению. Турция и Иран не могут стать сопредседателями по целому ряду причин, главная из которых в том, что они являются заинтересованными сторонами, а Турция своей блокадой Армении, фактически, участвует в конфликте как одна из сторон.

- Августовская война 2008 года в Южной Осетии чуть не стала поводом для возобновления войны в Карабахе, о чем, в частности, свидетельствуют публикации интернет-ресурса WikiLeaks. Какова вероятность эскалации военного конфликта в Нагорном Карабахе, с учетом того, что перестрелки на линии соприкосновения армянских и азербайджанских вооруженных сил не прекращаются?

- Перестрелки может быть и продолжаются, хотя в последнее время их частота значительно снизилась. Но вероятность возобновления боевых действий в настоящее время достаточно низка, потому что сохраняется стабильный военно-технический баланс в зоне конфликта, значительно упрочившийся в этом году, а также полный консенсус в позициях международных акторов относительно невозобновления боевых действий. Баку не решится развязать новую войну, зная о политических последствиях данного шага и не имея уверенности, что при существующем военно-политическом паритете он сможет достичь победы.

20 ноября 2011 года

С Сергеем Минасяном беседовал собственный корреспондент "Кавказского узла" Айк Джанполадян.

  1. Председатель Социал-демократической партии "Гнчакян". Партия входит в состав оппозиционного Армянского национального конгресса. (Здесь и далее - прим. ред. "Кавказского узла")
  2. Депутат Национального собрания Армении от оппозиционной партии "Наследие". Лариса Алавердян также являлась первым омбудсменом Армении.
  3. Депутат Национального собрания Армении от оппозиционной партии "Наследие".
  4. Народная артистка НКР, полковник карабахской армии, депутат парламента Нагорно-Карабахской Республики, председатель постоянной комиссии НС по обороне, внутренним делам и безопасности, руководитель парламентской фракции Союз "Демократический Арцах".
  5. Актор (от лат. actor — деятель). В данном случае: действующий субъект международной политики.
  6. Комплементарный (от лат. complementum - дополнение) - дополнительный, добавочный. Комплементаризм — система комплементных (взаимно дополняющих) социальных отношений. Суть её сводится к введению новых общественных институтов в дополнение к старым, либо приданию этим институтам новых качеств.

Полный текст

Комментарии (1)

Android badge Ios badge
TopList