февр. 09 2012, 11:46

Александр Искандарян (директор Института Кавказа, Армения): "Армянской политической системе свойственна внутренняя конкуренция"

Внутриполитическая жизнь в Армении в 2011 году была чрезвычайно насыщенной. Начавшиеся в феврале митинги оппозиции привели к освобождению политзаключенных, состоялась попытка установления диалога между основной оппозиционной силой – Армянским национальным конгрессом (АНК) - и властями, произошли значимые кадровые перестановки, сменился глава парламента Армении, вновь получила развитие интрига взаимоотношений между партиями внутри коалиции власти.

О внутриполитических итогах 2011 года в Армении и возможном развитии событий в 2012 году рассказал "Кавказскому узлу" директор Института Кавказа, политолог Александр Искандарян.

- Какими были, на Ваш взгляд, наиболее значимые внешне- и внутриполитические события в Армении в 2011 году? Что изменилось в жизни рядовых граждан Армении?

- Самым важным внутриполитическим событием, на мой взгляд, был процесс выработки правил игры при подготовке к парламентским выборам. Журналисты называют его переговорным процессом между АНК и коалицией. Это некоторое смягчение риторики, это попытка установления правил, по которым будут взаимодействовать политические силы. Со стороны власти – это освобождение людей, арестованных по политическим мотивам после событий февраля-марта 2008 года. Со стороны оппозиции (при сохраняющейся радикальной риторике) – это досрочные выборы, отставка президента и т.д., то есть фактическая готовность идти на парламентские выборы и на какой-то формат дискуссии с властью.

В минувшем году данный процесс не закончился, и политически 2011 год завершится только в мае 2012, когда пройдут парламентские выборы. Но это меняет климат в стране: если до сих пор влияние на власть со стороны оппозиции оказывалось методом уличных акций, то 2011 год показал появление других форматов взаимодействия. Это, как мне кажется, сейчас - самый важный процесс в политической сфере Армении.

Что касается внешнеполитических событий, то я бы не сказал, что произошло нечто, прямо повлиявшее на Армению. Однако события вокруг в потенциале могут резко изменить обстановку, и Армения должна, как минимум, внимательно следить за происходящим. Я имею в виду продолжающийся экономический кризис, поскольку экономика прямо влияет на социальную жизнь и, соответственно, на политику. Также я имею в виду те события, которые происходят в России и которые могут повлиять на позиционирование Армении, и те огромные изменения, которые происходят на Ближнем Востоке в связи с, так называемой, "арабской весной" и которые также могут изменить мир вокруг Армении. В целом, 2011 год для Армении был относительно спокойным в том смысле, что не произошло ничего значительного в рамках карабахского процесса, в рамках армяно-турецкого диалога также - абсолютная стагнация, и в отношениях с Россией мало что не изменилось. Некоторым прорывом можно считать только заключение в самом конце года соглашения по начинающимся переговорам с Евросоюзом, - но и это лишь в рамках "Восточного партнерства", то есть отношений Европы не только с Арменией.

Что касается рядовых граждан, то экономический кризис продолжается, и, несмотря на то, что Армения понемногу начинает из него выходить, понятно, что положение все еще очень тяжелое и ростом такую ситуацию назвать нельзя. Сложной остается ситуация в больших финансовых центрах мира, и, соответственно, наблюдается инвестиционный голод – денег в мире мало, - что напрямую отражается на социальных проблемах Армении.

- Оказала ли влияние на Армению "арабская весна"? Если да, то какое, если нет – то почему?

- Я считаю ошибочным термин "арабская весна". Вернее было бы сказать "арабские весны", поскольку события, которые происходят в Тунисе, Йемене, Египте, Ливии, Бахрейне и Сирии невозможно сравнивать друг с другом. Эти события обычно трактуются как некий единый ряд, как, например, стремление к демократии или социальные взрывы, происходящие в очень большой группе стран. На самом деле объединяет их только "Аль-Джазира" и единое информационное пространство. В разных странах эти события имеют очень разные смыслы, которые просто синхронизированы во времени: межплеменная война с элементами интервенции в Ливии, действительно социальная революция в Тунисе, война между религиозными конфессиями в Бахрейне и в Сирии, война между различными частями социально расколотого государства в Йемене и т.д. То есть, нет такого единого события как "арабская весна". И тем не менее все это имеет место.

Какие внутренние причины у этих событий - для Армении это имеет второстепенное значение. Другое дело, что в результате них меняется целый регион, причем меняется кардинальным образом. Например, ключевая для арабского мира страна - Египет, - которая являлась как бы его центром, как минимум на время оказалась вышиблена из этой своей роли. В регионе принципиально изменилось положение Израиля – он потерял в лице Турции единственного союзника. Резко меняется позиция самой Турции. Все это очень существенно сказывается на ситуации в регионе и на положении Армении тоже. Если Турция до сих пор была изолирована от ближайших арабских соседей, была форпостом Запада, и ее дружба с другой изолированной страной – Израилем – была очень естественна, то теперь она позиционирует себя как страна, которая хочет играть значимую роль в ближневосточном мире.

Тем не менее, одна закономерность в мусульманском мире есть: больше демократии – больше ислама. Там, где демос участвует в политике, там идет укрепление власти ислама. Светскими, неклерикальными в исламском мире до последнего дня могли быть только жесткие, недемократические, авторитарные режимы. Соответственно, политика Ближнего Востока отныне станет более исламистской, а это все находится рядом с нами. Одни из этих стран граничат с Арменией, в других проживают большие армянские общины. Сейчас самое важное это то, что произойдет в Сирии, где уже раздаются призывы "алавитов" 1 - в море, христиан – в Ливан". И если поменяется режим в Сирии, то это приведет к политической конфронтации Ирана и Турции.

- Чем эти события грозят Армении или, напротив, что хорошего это может ей принести?

- Когда существует широкий выбор, когда вероятно поливариантное развитие событий, это всегда и возможности, и риски. И тут есть игра, в которой Армения может и выиграть, и проиграть. Армения может занять свое место в новом раскладе сил, и, наоборот, может быть вытесненной из этого расклада. И это - серьезные риски для людей, которые определяют внешнеполитическую повестку страны: за ситуацией надо следить, надо пытаться реагировать на возникающие проблемы, тем более, что кризис имеет место не только на Ближнем Востоке, но и в Европе, и в России. То есть, у всех значимых для Армении внешних игроков происходят серьезные события: и Евросоюз становится другим, и Ближний Восток становится другим, и Россия становится другой, и Турция, и Иран. И это очень серьезно.

- В конце 2011 года Специальная следственная служба Армении опубликовала доклад по событиям 1 марта 2008 года, в котором она всю вину возложила на митингующих, заявив, что первые выстрелы из разных видов огнестрельного оружия были произведены "из толпы", оттуда же были брошены первые гранаты и другие взрывные устройства, а действия представителей правоохранительных органов были нацелены на "усмирение толпы" и предотвращение "вооруженных нападений". В то же время, еще в апреле 2011 года президент Армении заявил, что "ожидает нового импульса и подчеркнутой активизации в вопросе раскрытия первомартовских событий" и потребовал у следственных органов "попытаться найти новые пути для раскрытия этих дел". Чем можно объяснить, что виновные в смерти 10 человек так и не установлены?

- Если говорить о расследовании событий 2008 года, то ведь понятно, что речь идет не о юриспруденции, а о политике. Для того, чтобы власть признала себя виновной, ее надо к этому принудить. Если в стране существует политическая сила, которая способна заставить власть признать себя виновной и сдать кого-нибудь, кроме каких-то стрелочников, то тогда полноценное расследование событий 1 марта 2008 года состоится. В противном случае этого не будет. Ни при какой власти, ни в какой стране. Для того, чтобы вырвать у власти признание вины, нужна политическая сила, которая это сделает. Этой ситуации в нашей стране нет.

Власть чувствовала себя крайне неуверенно сразу после мартовских событий 2008 года, а к сегодняшнему дню у нее уверенности прибавилось до такой степени, что она может позволить себе не устанавливать виновников этих 10 смертей. И речь не о том, кто нажал на курок и кто выстрелил, а о том, кто отдавал приказ. Политически мне ответ известен, но известен он мне как политологу, - а для того, чтобы он был известен юридически, нужны доказательства, нужны расследования. Всего этого не произошло, потому что нет того, кто заставит это сделать.

- Летом АНК 2 инициировал диалог с властями. Чем была вызвана его необходимость, почему власти согласились на диалог и почему он внезапно прервался?

- Дело в том, что и АНК, и власти находились в тупике.

Посмотрим, в чем заключался тупик для АНК. Что было делать Конгрессу? Продолжать оппозиционную радикальную риторику, давление с площадей и полную изоляцию от любой возможности взаимодействовать с властями? В 2008 году этот путь к победе не привел и нет никакой гарантии, что в 2012 или 2013 удастся набрать больше социальной протестной энергии, чем это было в 2008-м. Более того, в книгах по процессам такого рода написано, что фактор усталости приводит к уменьшению протестной энергии. В 2008 г. не удалось путем избирательных и поствыборных процессов прийти к власти. Очевидно, что и в 2012-м, 2013-м годах получить власть путем выборов, мягко говоря, будет чрезвычайно сложно. У коалиции, у республиканцев, у той сложной системы, которую я называю профсоюзом чиновников плюс аффилированный с ним бизнес, есть механизмы, противостоять которым, тем более только с улиц, – сложно. Получить на выборах столько голосов, чтобы изменить реальность, вряд ли получится.  

Выводить после парламентских выборов людей на улицу - будет опять тот тупик, который был в 2008 году. Что делать дальше? Выходить на жесткое противостояние, чтобы опять били, чтобы опять убивали? Что в результате этого может произойти? Приход к власти? Вряд ли. Повторение событий 1 марта очень сильно ударит по имиджу оппозиции на абсолютно всех внешних площадках.

Кроме того, хочу отметить динамику численности людей на митингах. В 2011 году я уже почти всех знал в лицо. Это была очень концентрированная публика, - люди, которые являются убежденными сторонниками такого типа политического поведения. А этого мало, - нужно, чтобы были зеваки, чтобы их было много, нужно привлекать апатичную публику. То есть этим путем невозможно победить, невозможно прийти к власти.

Если так, то что делать? Ответом на это является слоган, бытующий у политологов: от психологии мяча к психологии пирога. То есть власть - не мяч, который надо отнять, а пирог, который можно поделить. Если нельзя отнять весь мяч, надо попробовать забрать по возможности более крупный кусок пирога. То есть играть в игру по правилам. Одним из таких правил, к примеру, может быть признание результатов выборов, если ты не побеждаешь, но получаешь необходимое количество голосов. Если АНК согласится работать в парламенте, а это зависит от того, сколько человек пройдут в парламент, то он будет очень жесткой оппозицией. Но войти в парламент – это уже некоторые правила игры. А это, в свою очередь, предполагает необходимость контактов.

Власти также были в тупике. Огромная часть населения ими недовольна. Только по официальным данным, на президентских выборах 2008 года Левон Тер-Петросян набрал 21,5% голосов, а Артур Багдасарян, который оперировал тогда оппозиционной риторикой, набрал около 18 процентов. То есть, около 40% избирателей, при большой явке – это огромная цифра. Реально же она, очевидно, еще больше. И эта оппозиционно настроенная часть населения, мягко говоря, недопредставлена в парламенте – всего 6 человек от партии "Наследие" из 131 депутата. А пролонгация ситуации, в которой существует отрыв политики от общества, чревата повторением событий 2008 года. И власти это понимают. Не следует забывать и международных наблюдателей, которые все время говорят: "Ребята, ведите себя прилично, делайте так, чтобы мы могли с вами взаимодействовать". Международный рейтинг – серьезная вещь. Его учитывают все, кто принимает политические и экономические решения.

Соответственно, власть также желала как-то разблокировать эту ситуацию. Ибо иметь у себя в стране достаточно серьезную оппозицию, которая говорит о том, что менять надо все на свете, – нехорошо. Тут и сошлись интересы властей и оппозиции – обоим нужен был выход из тупика. Это и стало причиной возникновения диалога. Ну, а прервался он потому, что обе стороны достигли своих целей.

Власть добилась того, что международные наблюдатели выразили удовлетворение происходящим, поскольку под благовидным предлогом диалога были выпущены на свободу политзаключенные, об Армении стали говорить лучше, немного поднялся имидж властей, и международное сообщество дало им задание хорошо провести выборы.

Более того, переговоры с действующей властью поставили АНК в очень неуютную ситуацию. Электорат АНК требовал вести переговоры, продолжая оперировать радикальной риторикой, однако Конгресс этого не сделал, потому что вести переговоры, одновременно выдвигая радикальные требования, очень трудно. В итоге от АНК откололась наиболее радикально настроенная часть. Цель властей достигнута.

Достижением для АНК стало освобождение из тюрем своих сторонников. С другой стороны, АНК решил участвовать в выборах. А участие в выборах предполагает резкую оппозиционную риторику, которую со временем надо будет обострять, чтобы накалить ситуацию. Следовательно, переговоры АНК больше не нужны. Предмет переговоров исчерпан.

- Армянский национальный конгресс требовал внеочередных выборов, однако этого не добился. Одновременно, диалог с властями, а затем и "политический анализ" лидера АНК Левона Тер-Петросяна, сделанный им во время митинга 25 ноября 2011 года, где он не исключил возможность сотрудничества с одной из партий власти – "Процветающей Арменией" - стали причиной недовольства в рядах оппозиции. Как все это отразится на рейтинге АНК и каковы у Конгресса шансы пройти в парламент?

- Я не знаю, что должно произойти, чтобы АНК не прошел в парламент. Но, если он пройдет в парламент и согласится работать, то это будет серьезная революция в армянской политической традиции. Ибо, начиная с 1995 года проигравшая сторона никогда не признавала результатов выборов.

- В конце декабря 2011 года две партии парламентской оппозиции – "Наследие" и "Дашнакцутюн" - выступили с требованием внести изменения в Избирательный кодекс и отменить мажоритарные выборы. Это требование было поддержано также внепарламентскими оппозиционными силами: АНК и "Свободными демократами". Недавно эту идею поддержала и партия "Процветающая Армения". Можно ли считать, что это является шагом к консолидации оппозиции накануне парламентских выборов, и какова вероятность такой консолидации?

- К этому требованию всерьез подходить нельзя. Это примерно то же, что и требования о непременно досрочных выборах и об отставке президента. Совершенно очевидно, что никаких изменений до выборов не будет. Это некий способ поддержания "газа в горелке": выдвигать определённые тезисы, которые понятны широким массам. Это тактические игры перед выборами, это выгодно всем силам, кроме РПА 3, и нужно для того, чтобы использовать в качестве части электоральной кампании понятный людям слоган. Но это, конечно не может привести к тому, что в парламенте РПА окажется по одну сторону барьера, а все остальные – по другую. То есть, это тезис для предвыборной агитации, и на данном этапе консолидация вокруг него различных сил вполне возможна. Но все это продлится лишь до наступления дня выборов.

- В феврале 2012 года АНК обещал начать новую митинговую волну. При этом, требования оппозиции, по заявлениям ее лидеров, пока остаются прежними: внеочередные президентские и парламентские выборы. Насколько оправданы подобные требования, когда до парламентских выборов остается всего 3 месяца?

- Я не думаю, что кто-нибудь из руководителей АНК серьезно верит в возможность внеочередных выборов. Дело в том, что АНК нужно привлекать на свою сторону довольно большую в Армении массу радикализированных людей, которые говорят, что вся система нелегитимна, вся система плоха. Это уже не политическая оппозиционность, а системная, когда оппонируют не какой-то политической силе, а всей системе. Такие люди уверены, что нелегитимен президент, нелегитимен парламент, нелегитимна Конституция. Соответственно, если ты борешься с действующей властью на выборах, то для того, чтобы привлечь таких людей в избирательные кабины, надо говорить, что все надо отменять, что все должны уйти в отставку. Это борьба за избирателя, а не попытка провести выборы на неделю раньше. И в этом смысле это оправдано. Другое дело, что такой стратегией нельзя злоупотреблять, потому что слишком долго безрезультатно говорить о необходимости досрочных выборов – проигрышно. Тут важно вовремя остановиться.

- Связывают ли граждане Армении какие-либо надежды с оппозицией? Если да, то на какие изменения в жизни народа можно рассчитывать в случае победы оппозиционных сил?

- Дело в том, что оппозиция не придет к власти. В лучшем случае, она займет сегмент во власти. Я могу представить разные сценарии развития событий на майских выборах, но я не считаю возможным, что АНК наберет 60% голосов. Нет такой вероятности. Или, что случится революция, произойдут все эти отставки, досрочные выборы, и они придут к власти каким-то другим образом. Не вижу я такой возможности. Оппозиция не возьмет власть. В лучшем случае она войдет в парламент. И в этом парламенте она должна будет взаимодействовать с другими сегментами власти, она должна будет вести себя таким образом, чтобы парламентским путем добиваться каких-то улучшений для народа. И вот к этому простой народ абсолютно не готов. Массовая психология у нас не европейская, а латиноамериканская – изменить сразу и все. Простой народ хочет не уменьшения какого-то налога на 0,15% и увеличения какой-то лицензии на 3,2%, - простой народ хочет счастья и неба в алмазах, причем сразу: "уйдут плохие ребята, придут хорошие ребята, и я заживу прекрасно". Не уйдут, не придут, и не заживешь. А это чревато падением популярности оппозиции после вхождения в парламент.

С другой стороны, до президентских выборов осталось немного, и парламентскую площадку можно использовать не для работы, а для предвыборной агитации – превратить парламент в площадь. Но к ожиданиям простого народа это не имеет отношения.

- Одним из наиболее животрепещущих в Армении стал вопрос возрастающих темпов миграции. По данным статистической службы страны, за первое полугодие 2011 года зарегистрирован 754371 въезд и 821644 выезда из страны. То есть, отрицательное сальдо миграции за 6 первых месяцев текущего года составило 67273 человека, тогда, как в 2008 году оно составляло 23000. Насколько и чем, в реальности, опасны такие темпы?

- Миграция в Армении выросла в связи с кризисом: остановились многие производства, у нас есть проблемы в сфере горно-добывающей промышленности, на очень многих предприятиях произошли серьезные сокращения, уменьшились деньги, которые поступают из-за рубежа. И будет ли миграция продолжаться – зависит от состояния экономики. Но, в общем и целом, предполагать, что ситуация может быть переломлена таким образом, что Армения из страны, которую покидают, превратится в принимающую, невозможно. Люди из стран, где меньше работы, уезжают туда, где ее больше, где богаче возможности. С миграцией нам придется жить – также, как с миграцией живет Алжир, Турция, многие страны, для которых это часть повседневной реальности. Наше население, наши элиты не вполне к этой мысли привыкли, а привыкать придется.

Разговоры о том, что мы - маленькая страна, окруженная большими враждебными соседями, и поэтому потеря населения для нас страшная угроза – это разговоры людей, которые либо лукавы, либо не очень понимают, о чем говорят. Какой бы ни была миграция в Армении, наша страна 70-миллионной не станет, даже 5-миллионной не станет. Изменить путем миграционной политики, увеличения рождаемости тот факт, что Армения- маленькая страна, живущая среди больших стран, невозможно. Эта угроза, если она есть, неустранима. И нужно не сидеть и думать, какой ужас происходит, а пытаться ориентироваться в этом пространстве и пытаться извлечь из этого какие-то дивиденды.

Реальная угроза от миграции заключается в том, что уезжает наиболее мобильная часть населения, уезжают те, кто наиболее приспособлен к тому, чтобы каким-то образом добывать блага для существования себя и своей семьи. И делают они это в других странах. Если бы энергия, которой обладают эти люди, была бы приложена здесь, в Армении, то это работало бы на то, чтобы страна развивалась, - что, в свою очередь, привело бы к уменьшению миграции. Для того, чтобы они эту пользу приносили, нужны соответствующие условия – рабочие места. Для того, чтобы эти рабочие места были, нужны инвестиции. Для того, чтобы появились инвестиции, нужна соответствующая экономическая ситуация - как в самой Армении, так и вокруг нее. И здесь имеют место как субъективные, так и объективные препятствия. Субъективные заключаются в том, что правительство могло бы эффективнее работать в этом направлении. Объективные – это то, что мы - маленькая и изолированная страна со сложными географическими условиями и ограниченным рынком, и привлечь инвестиции в такую страну очень трудно. И второе – кризис. До кризиса не было такой миграции.

- Какова социальная палитра миграции? В армянских СМИ много говорится о том, что уезжать стали уже представители малого и среднего бизнеса. Говорилось также о том, что многие, в том числе даже крупный предприниматель, владелец "Гранд Холдинга" Грант Варданян, переносят свой бизнес в соседнюю Грузию. Так ли это и чем вызвано?

- Я с этим не согласен. Основная часть мигрантов — это, конечно, не представители бизнеса. И, разумеется, никакого массового оттока капитала из Армении в Грузию нет. Стандартная фигура мигранта - это жители городов Армении и сельские люди, которые перебрались в города, а затем уезжают в другие страны. Я не вижу, чтобы малый и средний бизнес массово покидал Армению: магазинчики не закрываются, такси ездят, кафе и рестораны работают, забитых окон на предприятиях не наблюдается.

Конечно, армянский капитал расширяется в сторону Грузии, но не перемещается туда. В Армении бизнес-среда довольно развита, и армянский бизнес не вчера проник в Грузию – небольшие гостинички в Аджарии начали скупаться уже давно, и сейчас этот процесс зашел довольно далеко. Но это не бегство, это совершенно другой процесс.

- Какое влияние может оказать миграция на электоральные процессы?

- Если учесть, что подавляющее большинство уезжающих - старше 18 лет, а значит являются избирателями, а также то, что уезжают люди, недовольные своим бытом, то получается, что уменьшается оппозиционно настроенный электорат. Но, мне кажется, размеры миграции вряд ли таковы, что могут существенно изменить ситуацию.

- В течение всего года не утихало брожение внутри коалиции власти. Так, несмотря на то, что в феврале 2011 года, по настоянию Сержа Саргсяна, между РПА и ППА 4 был подписан новый меморандум, в котором партии обязуются не конкурировать друг с другом в ходе парламентских выборов, до сих пор нет ясности в вопросе поддержки единого кандидата на выборах президента. Что стало причиной обострения отношений между РПА и ППА?

- Дело в том, что на самом деле ни коалиция власти, ни сама партия власти не являются монолитом. Внутри как коалиции, так и самой Республиканской партии нет единства, там действуют конкурирующие друг с другом группировки. Так называемая партия власти находится в некоем постоянном процессе конкуренции. "Процветающая Армения", фактически, является лоббистской структурой одной из бизнес-групп Армении. Однако это не единственная подобная структура, их много, - просто они не оформлены в качестве партий, они существуют также в виде группировок внутри самих партий.

То, что Вы называете брожением, - это внутренняя конкуренция, которая свойственна армянской политической системе, представляющей собой систему консенсуса между этими разными группами. Они борются друг с другом, приходят к каким-то взаимоустраивающим решениям и сосуществуют до тех пор, пока не возникнет следующее противоречие. Перед выборами же эта конкуренция более заметна, она становится достоянием общества.

В этом и заключается суть борьбы с "Процветающей Арменией". ППА хочет завоевать максимально большое количество голосов в парламенте для того, чтобы иметь потом влияние на принятие решений, - в частности, в экономической или кадровой сферах. Это - борьба по правилам, это попытка добиться для себя того самого "куска в пироге". Я не думаю, что "Процветающая Армения" собирается выходить из системы и входить в прямую конфронтацию – это сильно ударит по ней, и она проиграет.

- Второй президент Армении Роберт Кочарян еще в 2007 году заявил, что не собирается становиться "самым молодым пенсионером". За последние годы он время от времени выступал с политическими заявлениями, критиковал внешнюю и экономическую политику действующего президента. При каких условиях возможно возвращение Кочаряна в большую политику, насколько реалистично достижение таких условий и как это изменит внутриполитическую обстановку в стране?

- Возвращение Кочаряна в политику возможно в том случае, если для него возникнут достаточно широкие возможности занять там соответствующее место. То есть, если Кочарян почувствует, что он сможет серьезно сыграть на политическом поле и, если у него будет на то желание. Но, надо учесть, что биография накладывает соответствующие ограничения, и вряд ли бывший президент станет бороться за должность сельского старосты или рядового депутата. То есть, если он вступит в борьбу, то она будет вестись как минимум за достаточно серьезное место в парламенте. Однако в этом случае надо обладать серьезной политической партией или должностью, а лучше всего – и тем, и другим вместе. Ни того, ни другого у Кочаряна нет. Что бы там не говорили, но ни "Процветающая Армения", ни "Дашнакцутюн" не являются партиями Роберта Кочаряна, и представить себе ситуацию, в которой все это изменится, очень трудно. Так что до парламентских выборов Кочарян политической силой не будет.

Правда, "Процветающая Армения" создавалась при участии Роберта Кочаряна, но тогда он был совсем в другом статусе, и с тех пор прошло уже много времени. "Процветающая Армения" создавалась для того, чтобы в 2007 году взять парламентское большинство, после чего в 2008 году новый президент Серж Саргсян должен был бы назначить Кочаряна премьер-министром. Спикер парламента тоже должен был бы быть из "Процветающей Армении". Таким образом Серж Саргсян превратился бы в "хромую утку". Однако Республиканская партия тогда выиграла у "Процветающей Армении" практически в два раза, Серж Саргсян после парламентских выборов вырвал для себя пост премьера и Кочаряну не оставалось ничего другого, как поприветствовать дальнейшую судьбу Саргсяна.

У нас очень часто эта ситуация сравнивается с российской – Путин-Медведев. Абсолютно ничего общего! Путин мог вместо Медведева назвать кандидатом в президенты кого угодно, и этот "кто-угодно" стал бы президентом России. Кочарян же никого, кроме Саргсяна, не мог уже поддержать – Саргсян победил его. А после того, как Серж Саргсян стал президентом, "Процветающая Армения" изменила свое место в этой конструкции: она планировалась как таран, который должен один раз пробить стену, а превратилась в работающий механизм. "Процветающая Армения" – структура, которая поддерживает исключительно свои интересы.

Тем более "Дашнакцутюн". Это еще более автономная от Кочаряна структура. Истории этой партии более 100 лет, и предполагать, что она принадлежит Кочаряну, – абсурд.

Поэтому я считаю, что сегодня Роберт Кочарян не является серьезным участником армянской политической сцены. Будет ли Кочарян им завтра – покажет время.

- Каким, по-Вашему, был бы расклад политических сил в парламенте, если бы выборы состоялись завтра?

- Я могу назвать четыре силы, которые точно попадут в парламент – это Республиканская партия, "Дашнакцутюн", "Процветающая Армения" и Армянский национальный конгресс. Больше всех голосов, думаю, наберут республиканцы; следом, скорее всего, будет идти "Процветающая Армения". А вот как распределятся голоса между дашнаками и АНК – не знаю. Предвыборная кампания пока не развернулась, и мне трудно однозначно оценить возможности последних.

Остальные партии – "Оринац еркир", "Наследие" и другие, – не уверен, что они пройдут в парламент.

Такова картина на сегодняшний день.

2 февраля 2012 года

С Александром Искандаряном беседовал собственный корреспондент "Кавказского узла" Айк Джанполадян.

Примечания:

  1. Алавиты (другие названия: али-алла, нусайриты, кызылбаши) - последователи религиозного течения, находящегося на стыке шиитского ислама, исмаилизма, христианства и доисламских восточных культов. В современной Сирии алавиты составляю более 11% населения (1,7 миллиона человек) и занимают большинство важных государственных должностей (включая пост президента). (Здесь и далее - прим. ред. "Кавказского узла")
  2. Армянский национальный конгресс.
  3. Республиканская партия Армении.
  4. Партия "Процветающая Армения".

Полный текст

Комментарии

Android badge Ios badge
TopList