май 30 2012, 12:57

Лоренс Шитс (Международная кризисная группа): "Азербайджан меняет политику по отношению к временно перемещенным лицам - проблемы остаются"

Л.Ш.: Если говорить об азербайджанцах, которые покинули Армению и армянах, которые покинули Азербайджан, то мы этот феномен отдельно не изучали. Потому что эти люди покинули Армению в период от 1988 до, максимум 1990 года. Они либо уехали из Армении в другую страну - скажем, в Россию, либо приехали в Азербайджан, в Баку и другие города. И азербайджанские власти говорят, что проблема с этими людьми полностью разрешена: то есть эти люди полностью размещены и им созданы условия для постоянного проживания. В отношении них нет такого момента, что это, дескать, временное явление. Все эти люди приняли азербайджанское гражданство и были размещены зачастую в тех домах, которые вынуждены были покинуть армяне, проживавшие в Азербайджане. Но официальная политика и позиция состоит в том, что этой проблемы уже нет. В основном, можно объяснить такой подход тем, что эти люди покинули свое прежнее место жительства намного раньше внутренне перемещенных лиц. И есть еще один момент: преимущественно люди, которые прибыли из Армении, проживали в столице, в Ереване, поэтому есть такой термин – "ерази". По-азербайджански это означает "азербайджанец из Еревана". Они достаточно весомы как политическая сила, и их представителей можно встретить даже в высших эшелонах власти. То же самое касается и людей армянской национальности, которые вынуждены были покинуть Азербайджан после погромов с 1988 по 1990 год. Таких людей насчитывалось до 250 тысяч, и почти все они, за исключением нескольких тысяч человек, были размещены на территории Армении либо уехали в другие страны.

"К.У.": "Ерази" обладают большими правами, чем ВПЛ?

Л.Ш.: Они более интегрированы, потому что никогда не подлежало сомнению, что эти люди вернулись домой. Это во-первых, то есть эти люди считались именно беженцами, а не ВПЛ. Это большая разница, как в психологическом плане, так и в материальном. Во-вторых, я сказал, что эти люди были преимущественно из городов, где уровень образования, быт отличались от тех условий, которые сложились в оккупированных районах Азербайджана - все же большая часть ВПЛ - это сельские люди, и, может быть, они имеют меньше возможностей для интеграции. Ну и конечно, препятствует их интеграции та позиция, что эти люди вернутся когда-нибудь.

"К.У.": Учитывает ли пожелание МКГ о большем вовлечении ВПЛ в политическую жизнь Азербайджана (участие в муниципальных выборах по место временного проживания и прочее) точку зрения самих ВПЛ по данному вопросу? Ощущают ли они необходимость участвовать в местной политической жизни страны?

Л.Ш.: Конечно, люди везде хотят быть деятельными и участвовать в политической жизни страны. Здесь было бы некорректно сказать, что они не участвуют в политической жизни, потому что в (Законодательный орган Азербайджана) из 125 членов 11 являются внутренне перемещенными лицами, то есть они или из самого Нагорного Карабаха или из этих семи районов вокруг. 11 из 125 - это примерно такой же процент, какой составляют в составе населения Азербайджана. На 9 млн. жителей Азербайджана - 600 тыс, т.е, 6,5% - количество ВПЛ, проживающих сегодня в стране. То есть, по официальным данным, 600 тысяч или около 7% населения являются беженцами. Эти люди имеют полное право, и баллотироваться в парламент, и голосовать. В чем у них нет равных прав - так это в том, что они не имеют право голосовать на муниципальных выборах в тех местах, где они проживают. Таким образом, человек из Агдама, который проживает в Баку, не имеет права голосовать на местных выборах. Почему это является важным? Потому что местные вопросы, которые касаются бытовых проблем, обычно решаются местными властями. В этом плане существующее положение является большим минусом. И по этому вопросу мы нашли понимание среди некоторых азербайджанских политиков, которые признали, что это действительно острая проблема, и надо с ней что-то делать. Но до сих пор эти люди, которые живут в местах компактного поселения, не имеют права участвовать в выборах. Мы считаем, что было бы лучше, если бы они имели такое право, пока будут там проживать. Это не значит, что кто-то собирается смириться с оккупацией этих регионов, это просто означает, что они могут участвовать в нормальной жизни.

Жизнь у "линии соприкосновения": близость к прежнему дому или политический фактор


Полный текст

Комментарии

Android badge Ios badge
TopList