дек. 29 2015, 02:49

Анализ обвинительного заключения в отношении Николая Карпюка и Станислава Клыха (Часть 3, "Пытки и убийства пленных российских военнослужащих")

О том же говорит и ключевой свидетель по делу Александр Малофеев (стр. 85, повторено на стр. 198, 311, 440, 553, 666):

«…Малофеев А.В. в присутствии своего защитника показал, что в январе 1995 года указанная улица носила название Первомайская, вместо здания Пенсионного Фонда на его месте стоял пятиэтажный многоквартирный жилой дом, в одной из пустующих квартир которого, в феврале 1995 года он видел как Карпюк Н.А. и Мазур И.П. убивали пленных военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, забивая тем клинки ножей в позвоночник, вводя деревянные черенки в задний проход, производя выстрелы в голову из огнестрельного оружия…»

Отметим странное обстоятельство: страшные преступления, подробно описанные в показаниях обвиняемых и свидетеля, в итоге обвиняемым ПОЧЕМУ-ТО НЕ ИНКРИМИНИРУЮТСЯ, и не станут предметом разбирательства в суде. Однако эти показания, будучи зачитаны в судебном заседании, несомненно, окажут влияние на судью и присяжных заседателей.

Итак, согласно обвинительному заключению, неизвестные российские военнослужащие были подвергнуты пыткам: в частности, несколько - путём изнасилования черенком лопаты в задний проход, и по крайней мере один – путём отчленения всех пальцев рук, а затем убиты. Можно ли каким-то образом проверить это?

2. Пытки и убийства: официальные заявления и сообщения СМИ, 1995 год

Первые сообщения государственных СМИ и заявления российских официальных лиц о зверствах чеченцев в отношении пленных российских военнослужащих появились достаточно поздно - во второй декаде января. Столь долгое отсутствие заявлений на эту «сильную» тему могло бы, на первый взгляд, показаться удивительным.


Полный текст

Комментарии