май 16 2016, 18:26

Джихад на экспорт? Северокавказское подполье и Сирия

Безработица и отсутствие самореализации способствуют радикализму. «Необходимо сделать эту молодежь востребованной, — сказала чеченская активистка, ведущая молодежные проекты. — Нам нужно вовлекать их не в бесконечные патриотические клубы, а в […] деятельность, соответствующую их потребностям и интересам. Нельзя, чтобы они чувствовали себя на обочине этой жизни и с большим количеством свободного времени» 198. Традиционно высокий уровень рождаемости увеличивает нагрузку на социальную инфраструктуру. В регионе меньше всего в России спортивных объектов и учреждений культуры на душу населения; закрылись многие библиотеки, театры, детские художественные школы и развлекательные центры 199. Властям следует перенастроить молодежную политику и перенаправить средства на расширение возможностей в сфере культуры, отдыха и спорта.

И наконец, очень важно создавать контролируемые, но безопасные каналы возвращения. По словам главы ФСБ Бортникова, из 2900 россиян, уехавших воевать в Сирию и Ирак, вернулись 214 человек: «Все они взяты под плотный контроль правоохранительных органов — 80 осуждены, 41 арестован» 200. Множество источников подтвердило, что значительная часть тех, кто уехал в ИГ (организация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судом - прим. "Кавказского узла")., очень хочет вернуться домой 201. Женщины отчаянно хотят убежать оттуда, особенно после того, как убивают их мужей. Возвращение затруднено, а за нелегальную переправку через границу, насколько известно, берут по несколько тысяч долларов. В ИГ (организация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судом - прим. "Кавказского узла"). у жителей отбирают паспорта, и бежать оттуда крайне опасно, а для вдов почти невозможно 202.

В России всем вернувшимся, включая быстро разочаровавшихся молодых людей и женщин, стремящихся вырваться из Сирии, грозит длительный срок лишения свободы. Всем им предъявляют обвинения в участии в незаконных вооруженных формированиях за рубежом (статья 208) либо в терроризме (статья 205). Статьей 208 предусматривается освобождение от уголовной ответственности, если человек добровольно прекратил участие в незаконном вооруженном формировании, но эта норма редко применяется к вернувшимся из Сирии. А между тем важно пользоваться ею чаще применительно к тем, кто не представляет угрозы с точки зрения безопасности и готов участвовать в контрпропаганде.

Иногда дела фабрикуют. Кризисной группе известно о нескольких случаях, когда в Дагестане боевиков, побывавших в Сирии до введения в России уголовной ответственности за такие действия, под пытками заставляли признаться в том, что они воевали там уже после криминализации такой деятельности 203. Следователи порой плохо разбираются в хитросплетениях сирийского конфликта. Например, в Ингушетии возбудили уголовное дело против двух ингушских мужчин за участие «в антиправительственном незаконном вооруженном формировании "Джейш-аль-Мухаджирин Валь-Ансар", структурно входящем в незаконное вооруженное формирование "Исламское государство" (организация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судом - прим. "Кавказского узла").», — притом что оно, как говорилось выше, воюет на стороне «ан-Нусры» против ИГ (организации признаны в России террористическими, их деятельность запрещена судом - прим. "Кавказского узла"). 204.

Боевики, возвращающиеся из ИГ (организация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судом - прим. "Кавказского узла")., — это новое, более опасное поколение джихадистов, и с их реинтеграцией связаны особые сложности. Россия, как и большинство стран, следует стратегии сажать всех в тюрьму 205. Однако многие из вернувшихся разочаровались в ИГ (организация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судом - прим. "Кавказского узла"). и не совершали насильственных действий. «Многие из возвращающихся и тех, кого остановили на границе, совсем молодые, им по 16–17 лет. Они до конца не понимали, во что ввязались, а теперь их приговаривают к пяти-шести годам тюрьмы. И что будет с ними по окончании этого срока?» — задается вопросом чеченская журналистка 206. В России, как и в Европе, тюрьмы способствуют радикализации 207. «Огромная ошибка сажать всех в тюрьму, особенно тех, кто так и не добрался до Ближнего Востока, — отметила эксперт по Чечне. — Они не только сами радикализуются, но и влияют на других. Я знаю случаи, когда пожилые и образованные заключенные становились приверженцами ИГ (организация признана в России террористической, ее деятельность запрещена судом - прим. "Кавказского узла"). в тюрьме. Разумные силовики понимают и признают это» 208. Необходимо, чтобы российские власти выработали специальные меры по предотвращению радикализации в тюрьмах, однако длительное одиночное заключение не может быть решением.

Как уже отмечалось, в четырех северокавказских республиках в 2010–2012 годах существовали комиссии по адаптации боевиков, гарантировавшие безопасное возвращение к мирной жизни. После Олимпиады в Сочи такая комиссия продолжала работать лишь в Ингушетии. В феврале 2016 года комиссия в Кабардино-Балкарии рассмотрела первое дело за четыре года. Нужно тщательно изучить опыт Ингушетии и опыт аналогичной программы в Дании 209.


Полный текст

Комментарии