март 23 2016, 18:41

Теракты в Брюсселе: почему опять обвинили кавказцев?

КУ: Без решения суда?

СК: Без решения суда. Прямо здесь и сейчас.

Ноябрьские события в Париже произошли накануне декабрьского съезда глав государств на конгресс по климату (196 стран-участниц, Всемирный климатический саммит 4. Под это мероприятия планировалось проведение довольно большого количества демонстраций, пикетов, выступлений экологов, часть которых стоят на радикальных позициях, хотя это и не означало, что они предпринимали бы какие-то насильственные действия. Эти группы обычно мешают полиции, которая пытается обеспечить безопасность глав государств и съехавшихся журналистов. Поэтому в число 400 домашних арестов попало довольное большое количество экологов, которых без решения суда и без обоснования просто на время саммита заперли дома. Вот вам, пожалуйста, демократическая страна Франция, где, как только ослабляется планка гражданских свобод и появляется мысль о допустимости их нарушения, это немедленно и неизбежно дает свои плоды. Эти нарушения прав человека были подвергнуты критике и Международной федерацией прав человека, в которой я работаю, и многими другими организациями, включая Совет Европы. Но дело уже было сделано, возник прецедент. А если он возник, то будет и желание его повторить. К сожалению, по этому печальному пути Россия уже пошла давно и довольно далеко зашла по нему.

Прежде всего, конечно, нарушается право на защищенность от жестокого обращения, в худшем случае – от пыток. Затем под большим вопросом оказывается право на свободу передвижения, право на беспристрастный суд. Понятно, что чрезвычайное положение приводит к тому, что людей могут просто расстрелять, как это произошло со всеми террористами, которых пытались захватить во Франции. В Сан-Дени (пригород Парижа) через несколько дней после ноябрьских терактов, всех людей, за которыми пришли, убили.

Дефиниции терроризма и антитерроризма сейчас подвергаются очень большой деформации, поскольку на них действует различные факторы: общественный страх, общественное осуждение, популистские высказывания и лозунги разных партий, которые будут оказывать влияние на выборы.

Вопрос о дискриминации потому такой острый, что отдельные группы населения по определенным причинам становятся мишенями каких-то действий, что приводит к увеличению дискриминации со стороны законных представителей власти и он же одновременно подогревает расистские настроения в обществе. Начинают контролировать свободу слова, поскольку журналистам либо ограничивают доступ к определенной части информации, либо совсем запрещают освещать какие-то события. Во время ЧП также запрещено проводить митинги и демонстрации, и, хотя, как в России, всех сразу не скручивают, многие экологи, которые во время саммита по климату в Париже все-таки вышли на улицы, подверглись очень жесткому физическому давлению, разгону с применением и дубинок, и газа, и прочих спецсредств. Площадь Республики была расчищена очень жестким образом. Какую демонстрацию захотим - разрешим, какую захотим - запретим.

Право на частную жизнь тоже оказывается под большим вопросом, так как достоянием широкой публики становится информация про семьи и связи людей, замеченных в террористической деятельности.

Под самую страшную раздачу попадают группы мигрантов и беженцев, которые спасаются от страшных войн. В Европе таким мейнстримом становится мнение, что если к нам пришла малая толика чужих войн, то надо перестать помогать тем, у кого эта война громыхает над головой. Проводятся мероприятия под лозунгами "никогда больше" по поводу очередной годовщины каких-нибудь страшных событий времен Второй мировой войны и параллельно навязывается вывод, что Европа должна закрыть все границы, перестать пускать кого бы то ни было, бомбят там, не бомбят, - это не наше дело. К счастью, далеко не все в Европе разделяют эту точку зрения, очень многие стараются с ней бороться, но работа журналиста заключается еще и в том, чтобы такие простые выводы не усиливать. Теряется мысль, что права людей, в особенности права тех, кто находится в более уязвимом положении, нарушаются, как и право на свободу вероисповедания, свободу выражения. Эти права и свободы подвергаются все большему давлению и, мне кажется, это само по себе становится тем вызовом, с которым должна бороться Европа, потому что террористы, от действий которых погибли люди во Франции, в Бельгии, в Турции, и погибают в африканских странах, пытаются навязать нам некую модель государства, полностью отрицающую права человека.


Полный текст

Комментарии (3)

Android badge Ios badge
TopList