нояб. 07 2017, 15:03

Осетино-ингушский конфликт

Стадия насилия

Хроника эскалации насилия в осетино-ингушском конфликте достаточно хорошо известна. 20 октября в селе Шолки Пригородного района бронетранспортером ОМОНа МВД СОССР была задавлена школьница-ингушка, что вызвало возмущение жителей поселка. В ночь на 21 октября в поселке Южный Пригородного района работник МВД Северной Осетии застрелил двух ингушей. В тот же день произошло столкновение между жителями поселка Южный и сотрудниками служб МВД СОССР, в ходе которого с обеих сторон было убито и ранено еще 7 человек. И водителю, и милиционеру даже не было предъявлено каких-либо обвинений. Зато убитых милиционеров хоронили с почестями в присутствии А.Г.Галазова и членов правительства.

24 октября в поселке Южный состоялся митинг ингушского населения, на котором параллельно с существующими органами была избрана временная администрация района. В тот же день в Назрани на объединенной сессии трех райсоветов было решено блокировать въезды и выезды в ингушских селах Пригородного района, собрать добровольцев в отряды самообороны и подчинить их штабу в составе руководителей райисполкомов. Как отметила И.Дементьева, "безоглядные эмоции, а может быть, и честолюбие некоторых авторитетных ингушских деятелей толкали их в умело поставленную западню"29. В последующие до 30 октября дни в населенных пунктах компактного проживания ингушей проходили локальные стычки, перешедшие 31 октября в массовые вооруженные столкновения в поселках Пригородного района.

С ингушской стороны участниками боевых действий выступили группы вооруженной стрелковым оружием молодежи, и не имеется каких-либо данных, что эти выступления организовывались из единого центра и при направляющей роли обученных командиров. Это было действительно выступление, скорее спровоцированное, а не заранее подготовленное. "Утром 30 октября ингушские парни, вооруженные автоматами и ручными гранатами, пошли на сближение с осетинскими бронетранспортерами. Путь им преградили уже огнем российские бронетранспортеры. При этом два ингуша было убито и 4 ранены. В завязавшейся схватке ингуши захватили 9 бронетранспортеров, разоружив их команды, и заняли осетинские посты, с которых ежедневно совершались обстрелы ингушских населенных пунктов" (из выступления Б.Богатырева на заседании Верховного Совета РФ 6 ноября 1992 г.).

31 октября во Владикавказ прибыл заместитель Председателя Правительства Российской Федерации Георгий Хижа, Председатель Государственного комитета по чрезвычайным ситуациям РФ Сергей Шойгу и его заместитель генерал Филатов, командующий внутренних войск МВД РФ генерал Саввин. Из Москвы Георгий Хижа летел вместе с Председателем Совмина Северной Осетии Сергеем Хетагуровым, а по прибытии все разместились в правительственной резиденции. Естественно, что представителям центральных властей была доложена однозначная версия, что ингушская сторона совершила заранее спланированную агрессию против Северной Осетии с целью отторжения Пригородного района. В столице республики уже была крайне накаленная обстановка. Собравшиеся на площади перед зданием Верховного Совета жители, главным образом осетинская молодежь, требовали раздать им оружие, а по местному телевидению постоянно транслировалось обращение Галазова об "ингушской агрессии". Сергей Хетагуров потребовал от представителей российского правительства раздачи населению не менее 15 тыс. автоматов и боеприпасов. В противном случае он не гарантировал от захвата населением вооружения подразделений российской армии, расположенных в г. Владикавказе. С целью оказания воздействия на армию осетинами были захвачены в заложники жена и дочь начальника штаба армейского корпуса генерала Скобелева.

Возможно, это была роковая ошибка Георгия Хижи - дать разрешение на раздачу гражданскому населению 642 единиц стрелкового оружия: автоматов, пулеметов, гранатометов и боеприпасов к ним, чем фактически было санкционировано осуществление варварских убийств и поджогов. По некоторым данным, он принял это решение по согласованию с Е.Т.Гайдаром и П.С.Грачевым. Вместе со стрелковым оружием и боеприпасами к нему северо-осетинской стороне была передана бронетехника: в распоряжение МВД, СО было выделено 57 тяжелых танков Т-72. С этого момента Центр однозначно солидаризировался с одной из конфликтующих сторон и фактически дал санкцию и обеспечил материальные условия для вооруженных действий и массового насилия в отношении гражданского населения ингушской национальности. Именно в этот критический момент проявился фатальный порок посткоммунистической политики и унаследованного ею советского менталитета вождизма, суть которых в пренебрежении властями своей главной миссии - обеспечения безопасности и гарантий жизни управляемых ими граждан.

Чувство безнаказанности, к сожалению, вселило и публичное президентское обращение: "Ваши действия защищены и гарантируются законом и подтверждаются народом... Честь и достоинство России, ее безопасность и территориальная целостность должны быть обеспечены". Итак, задача власти и армии во внутреннем конфликте понимается не как обеспечение безопасности граждан, а как безопасности России! "Но если предположить, что президент имел в виду не войну с гражданским населением, а боевые действия против армии другого государства, тогда все становится на свои места. Единственной армией, не подчинявшейся Верховному Главнокомандующему Б.Н.Ельцину на Северном Кавказе, была чеченская армия", - пишет И.Дементьева. Видимо, все-таки этот сценарий был в планах кремлевских политиков. Ничем другим невозможно объяснить столь неадекватную реакцию и столь вызывающую линию на поддержку Владикавказа в его замысле осуществить этническую чистку. "Ведь не может этот пафос (это о "чести и достоинстве", "безопасности и территориальной целости" России - В.Т.) относиться к конфликту между жителями двух маленьких росссийских республик"30.


Полный текст

Комментарии (13)