нояб. 07 2017, 15:03

Осетино-ингушский конфликт

Достоверно известно, что в самый канун конфликта состоялось заседание Совета безопасности Российской Федерации, после которого секретарь Совета Ю.Скоков разослал на телевидение и в газеты выписку из секретного решения, которая фактически вводила цензуру в СМИ на освещение конфликта и в которой конфликт прямо связывался с Чечней. Средствам массовой информации России предписывалось не допускать "сообщений, провоцирующих эскалацию вооруженного конфликта прежде всего со стороны руководства Чечни как незаконно появившегося образования на территории Чечено-Ингушской ССР". Г.Хижа как председатель межведомственной комиссии по проблемам безопасности на Северном Кавказе на этом заседании, которое обычно ведет сам президент, не мог не присутствовать. Этим объясняются его заявления после прибытия во Владикавказ, что вопрос с Чечней "должен найти какое-то решение", "он должен быть разрешен".

Переброшенные в район столкновений крупные воинские подразделения на первом этапе открытого конфликта бездействовали и не осуществили свою главную миссию - разъединение конфликтующих сторон, а перекрыли границу между Ингушетией и Северной Осетией. Более того, был совершен малопонятный марш Псковской воздушно-десантной дивизии с тяжелыми танками Т-72 и другой бронетехникой по территории Ингушетии в сторону Чечни. Он был остановлен после введения Дудаевым чрезвычайного положения в Чечне. 11 ноября и.о. премьера правительства России Егор Гайдар прибыл в район конфликта и подписал с представителями Ингушетии и Чечни соглашение об отводе войск. Остаются неясными и цели визитов в район конфликта накануне масштабных перемещений военных сил трех "силовых" министров - Грачева, Баранникова и Ерина. Если все-таки версия о намерении Москвы решить в условиях конфликта проблему мятежной Чечни остается вполне вероятной, тогда многое в трактовке и оценке осетино-ингушского конфликта должно выглядеть по-иному, как и в целом природы и механизмов осуществления постсоветской российской политики. В этой же связи требует более углубленного анализа вопрос о мотивах и морали участников политического процесса, в котором присутствуют два плана - декларативный и секретно-инструктивный.

Я все больше склоняюсь к мнению, что финальная трагическая стадия конфликта оказалась возможной в условиях, когда высшее руководство России разменяло индульгенцию на этническую чистку на возможность использовать ситуацию для решения проблемы восстановления власти над Чечней. Предотвращение жертв и разрушений и разъединение конфликтующих сторон не было главным мотивом действий представителей Центра. Георгий Хижа откровенно призывал генералов избавляться от "тбилисского синдрома" и не скрывал своей проосетинской позиции. Прибывшей Псковской воздушно-десантной дивизии было более чем достаточно, чтобы пресечь межгражданское насилие и разъединить ингушей и осетин. Вместо этого Пригородный район попал под полный контроль осетинских формирований, в том числе отрядов из Южной Осетии. В целом, фактор сложившихся тесных контактов российских военных с руководством Северной и Южной Осетии в период деятельности многостороннего контингента в зоне грузино-югоосетинского конфликта сыграл негативную роль при урегулировании ситуации в Пригородном районе. Вместо защиты гражданского населения от насилия в рамках единого государства и даже одной республики, военные последовали целиком за версией местной верхушки. Сергей Хетагуров в выступлении по северо-осетинскому ТВ достаточно откровенно поделился информацией, что "у нас здесь сейчас командиры, с которыми мы работали в Южной Осетии, и сейчас закончилось заседание штаба, на котором принят план действий и мы совместно очистим территорию Северной Осетии от агрессора."

Именно генерал Филатов, заместитель председателя ГКЧС РФ, заявил по прибытии во Владикавказ по местному телевидению: "Россия не забыла верных сынов-осетин, которые верой и правдой служили ей долгие годы. И уже сегодня воздушные десантники во взаимодействии с внутренними войсками России, министерства внутренних дел Северной Осетии начнут боевые действия... С каждым часом это давление на агрессора будет нарастать". Как свидетельствует И.Дементьева, Филатов простодушно объяснил, что в основном "придерживался того текста, который мне написал Галазов"31. Представители российских властей не смогли, а скорее всего, и не хотели наладить срочные переговоры в этой сложной обстановке и принять решительные меры по защите гражданского населения. 2 ноября была осуществлена акция под прикрытием регулярных войск против ингушских поселков, которые защищали местные жители. В течение нескольких дней происходили убийства, захват заложников, поджоги и разграбление домов, изгнание ингушей с территории района и из Владикавказа. Введенное Указом Президента 2 ноября чрезвычайное положение на территории Северной Осетии и Ингушетии фактически никак не ограничило деятельность северо-осетинских властей, и итогом стало изгнание с территории республики большинства граждан ингушской национальности.

По данным объединенной следственно-оперативной группы, в результате конфликта пострадало более 8 тыс. человек, в том числе 583 погибло (407 - ингушей, 105 - осетин, 17 - военнослужащих), ранено более 650 человек. Уничтожено либо повреждено около 3 тысяч жилых домов, в основном, в Пригородном районе. Примерный материальный ущерб составил свыше 50 млрд. рублей. Обе стороны в конфликте применяли жестокие формы обращения с противником: захват и убийства заложников, изнасилование женщин, разграбление имущества, поджоги и взрывы домов. В декабре 1992 г. в разговоре со мною Сергей Хетагуров сообщил подробности, как осетины "освоили" простой метод уничтожения жилых домов: "Открывается газовое отопление, простреливается труба и поджигается, и... дома нет".

Исключительно жестокие формы этнического насилия, которые проявились в данном и в других конфликтах на территории бывшего СССР, требуют особого анализа и объяснения. Если при рассмотрении Ошского конфликта мы обращали основное внимание на элементы социальной паранойи и поведения слабо модернизированной сельской молодежи, то в осетино-ингушском конфликте насилие организовывалось и исполнялось при активном участии элитных слоев и организованных структур. Чем объяснить отсутствие иммунитета от насилия у представителей правящей элиты самого высокого ранга? Особенно, если насилие совершается на этнической основе в защиту "собственного" народа. В какой-то мере это можно трактовать как наивысшую форму демонстрации лояльности своей группе, к которой могут прибегать лидеры, чья принадлежность может подвергаться сомнению. Случай с Хетагуровым, проявившем особо жесткую линию поведения, может быть объяснен как некая компенсация его недостаточной "осетинскости" (слабое знание языка, брак с неосетинкой, длительное проживание в Москве и не "чисто осетинское" происхождение, хотя и связанное со знаменитым родом Косты Хетагурова).


Полный текст

Комментарии (13)