июнь 20 2015, 15:11

Алихан Ахильгов: «Даже в годы ссылки люди оставались людьми»

Алихан Ахильгов начал свою трудовую деятельность в ссылке в 14-летнем возрасте в должности рабочего на каменоломне. Вернувшись из депортации, год проработал в совхозе механизатором, затем был избран секретарем Назрановского райкома комсомола. Через некоторое время его перевели в Чечено-Ингушский обком комсомола, где он проработал 10 лет. Был начальником отдела управления «Грозтрубопроводстроя». С 1993 г. по нынешнее время – президент Фонда помощи ранее депортированным народам, основная задача которого – оказание помощи в отдыхе и лечении детям-сиротам, пострадавшим во время этнических конфликтов и во время боевых действий в горячих точках России.  

СПРАВКА: Операция «Чечевица», во время которой с территории Чечено-Ингушской АССР чеченцы и ингуши были массово выселены в Казахстан и Среднюю Азию, проходила с 23 февраля по 9 марта 1944 г. Причинами репрессий были объявлены массовое дезертирство, уклонение от призыва в военное время и подготовка вооруженного восстания в советском тылу. 29 января 1944 г. нарком внутренних дел СССР Лаврентий Берия утвердил «Инструкцию о порядке проведения выселения чеченцев и ингушей», а 31 января вышло постановление Государственного комитета обороны о депортации чеченцев и ингушей в Казахскую и Киргизскую ССР. 20 февраля вместе с И.А. Серовым, Б.З. Кабуловым и С.С. Мамуловым Берия прибыл в Грозный и лично руководил операцией. Под видом «учений в горной местности» туда была переброшена армия в составе 100 тысяч человек, включая 18 тысяч офицеров и до 19 тысяч оперативных работников НКВД, НКГБ и «СМЕРШа». 21 февраля Берия издал приказ по НКВД о депортации чечено-ингушского населения. В справке Государственного архива Российской Федерации приводится число депортированных вайнахов – 362282 чеченца и 134178 ингушей – всего 496460 человек 1.

Колодец находился в километре от села. И каждое утро, едва светало, Алихан и его родственник, десятилетний Заурбек, грузили пятиведерную кадушку на санки и отправлялись за водой. Февраль 1944 г. был особенно морозным, старожилы не могли припомнить, когда еще была такая стылая зима. Хава надевала на своего младшего, шестилетнего Алихана старый ватник, подпоясывала ремешком. На голову шапку-ушанку, а потом еще, к явному неудовольствию мальчика, старый платок, завязывая на спине крепким узлом. 

– Может, сядешь на санки, покатаю? – каждый раз предлагал Заурбек младшему брату. Тот отрицательно качал головой – он уже знал, если ехать на санках, очень быстро замерзнешь.

К колодцу добирались быстро. Пока Заурбек несколько раз поднимал вверх ведро и резко бросал вниз, чтобы разбить лед, покрывший за ночь воду в колодце, Алихан наблюдал, как поднимавшееся солнце окрашивает снег розовым цветом. И такой же розовой становилась стена расположенной недалеко кошары, и даже воробьи, которые прятались под стрехой, тоже были чуточку розовыми.

– Хватит глазеть, давай, санки подтаскивай поближе, – Заурбек уже поднял ведро с водой. Легко сказать «подтаскивай», если вокруг колодца панцирь ледяной и невозможно стоять, ноги так и расползаются в разные стороны. Вода из ведра расплескивалась на землю и на одежду мальчиков, которая тут же покрывалась ледяной коркой. Но о холоде уже не думалось: быстрее набрать кадушку и домой, домой. Чтобы не расплескать воду и не дай бог опрокинуть санки с кадушкой, что случалось, и не раз, мальчики осторожно спускали санки с ледяной горки, которая была вокруг колодца. Остановились передохнуть, и тут от кошары подлетело несколько воробьев – напиться воды. Один, самый маленький вдруг упал. Серый комочек откатился к ногам Алихана.


Полный текст

Комментарии

Android badge Ios badge
TopList