дек. 31 2017, 06:04

Новые отставки губернаторов, акции протеста и неподконтрольный Навальный. Николай Петров о ключевых событиях ушедшего и нового года

Уходящий год на Северном Кавказе запомнится неожиданными отставками, скандалами на выборах, активностью оппозиционеров и ростом протестной активности. О том, как борьба за власть в руководстве "Единой России" повлияла на назначение главы Дагестана, чем руководствуется Кремль, назначая и снимая руководителей регионов, какие задачи поставила Москва перед новым главой Дагестана Владимиром Васильевым и на чем основано особое положение Чечни среди регионов России в интервью "Кавказскому узлу" рассказал политолог, политгеограф, профессор Высшей школы экономики Николай Петров.

Федеральному центру нужно спокойствие на Кавказе

"Кавказский узел": Комментируя "Кавказскому узлу" назначение Владимира Васильева на пост и. о. главы Дагестана, вы отметили, что отставка Рамазана Абдулатипова связана с тем, что он был для федерального центра обузой перед президентскими выборами. Но с учетом масштабов электоральных фальсификаций в республике разве есть вероятность, что Дагестан покажет на выборах не те цифры, которые нужны Кремлю?

Николай Петров: Федеральному центру нужно спокойствие, отсутствие скандалов и конфликтов перед президентскими выборами и после них. Поэтому меняют глав тех регионов, в которых имеются серьезные внутриэлитные конфликты. Они вместо того, чтобы быть дополнительным активом для Кремля, наоборот, требовали от центра к себе какого-то повышенного внимания, денег или иных имиджевых ресурсов. В такую категорию попал и Рамазан Абдулатипов, а вовсе не потому, что кто-то сомневался в результатах выборов в республике. Помимо Дагестана и в других регионах меняли губернаторов, у которых было "все схвачено", например Меркушкина (губернатор Самарской области в 2012 – 2017 годах – прим. "Кавказского узла"). Вполне может быть, что итоги выборов в этих регионах окажутся хуже для Кремля, чем при снятых руководителях. Но Москве не нужны скандалы или сомнения из-за результатов выборов. Не нужны ей и честные выборы. Хотя Кремль может пойти на риск снижения положительного результата для себя в разумных пределах, чтобы избежать скандалов и критики выборов.

К.У.: Какие ресурсы есть у Васильева, которые позволят ему заработать за оставшееся до президентских выборов время очки популярности? Можно ли предположить, какие вообще перед ним поставлены задачи? Как он, будучи пришлым "варягом", сможет их решить в условиях этнической клановости власти в Дагестане?

Н.П.: Васильеву заработать очки поможет именно эффект "прихода и ухода". Так как пришел он на место непопулярного уже Абдулатипова, то претензии к Васильеву на протяжении нескольких месяцев – нулевые. Власть как бы идет навстречу обществу: вы говорили, что руководитель у вас нехороший, мы его убрали. Пришел новый человек. Появляются некие ожидания лучшего. Срабатывает эффект "медового месяца", когда новому губернатору какой-то период времени не предъявляют претензий. Этого времени может хватить до президентских выборов.

В то же время дагестанская модель отличается тем, что Васильев – фигура временная. Его задача – обеспечить компромисс внутри элит республики и дать время для спокойного подбора кандидата в постоянные главы республики, который сможет удовлетворить все элитные кланы.


Полный текст

Комментарии (1)

Android badge Ios badge
TopList