авг. 16 2018, 06:17

Преследования Свидетелей Иеговы* на Юге России напомнили о советских репрессиях

По словам Верховского, если люди из запрещенной организации собираются вместе, то по сложившейся судебной практике по другим организациям, не только религиозным, но и политическим и общественным, такие собрания воспринимаются как продолжение деятельности запрещенной организации.

"С точки зрения их логики, так оно и есть. Между тем члены религиозной организации не могут не собираться, так как для них это норма, установленная их религией. Это тупик, но совершенно ожидаемый тупик. Те, кто инициировал запрет Свидетелей Иеговы*, не могли не понимать, что именно так всё и будет", - считает Верховский.

В свою очередь адвокат Антон Омельченко, защищающий Свидетелей Иеговы* в нескольких судебных процессах, заметил, что по крайней мере в течение пяти лет, с тех пор как стали запрещать отдельные местные религиозные организации Свидетелей Иеговы*, государственные органы уже не проводили разделения между простыми верующими и членами религиозной организации, если речь идет о заведенном уголовном деле.

"Когда не было всеобщего запрета, а суды проходили по так называемым "миссионерским делам", в судах удавалось разъяснять, что проповедующий - это обычный приверженец вероучения, которого не посылала какая-то определенная организация. Однако в последние годы если властям по какой-то причине неугодна та или иная конфессия - это необязательно только Свидетели Иеговы*... - то органы не стараются проводить какое-то различие в том, послан ли человек от организации либо верит сам по себе", - сказал Омельченко "Кавказскому узлу".

Кроме того, по словам адвоката, в последние годы были упразднены должности представителей по взаимодействию с религиозными конфессиями, которые, к примеру, были ранее в Волгоградской области.

"Вопросы функционирования религиозных организаций были переданы в ведение правоохранительных органов. Теперь религиозная ситуация не изучается. Существуют какие-то религии, которые считают характерными для региона. Допустим, в какой-то области — православие, где-то — буддизм, в третьем — ислам. Они взаимодействуют с главами своих регионов. Всеми остальными конфессиями занимаются правоохранители. А как они могут заниматься? Одним методом — наказывать. Любой представитель неофициальной конфессии таким образом может попасть под преследование в зависимости от фантазии и наработанной практики местных силовиков. В КБР в отношении Свидетелей Иеговы* применяют подбросы и ложные показания для обвинения в экстремизме", - рассказал Омельченко.


Полный текст

Комментарии (79)