май 17 2022, 17:01

Багаудин Мякиев счел уловкой следствия неявку потерпевших в суд

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Местонахождение росгвардейцев, в нападении на которых обвинен ингушский активист Багаудин Мякиев, выяснить не удалось, сообщил прокурор на заседании суда. Судебное следствие регулярно объявляет о неявке потерпевших, чтобы вынудить защиту отказаться от их допроса, предположил Мякиев.

Как писал "Кавказский узел", 22 апреля свидетели и потерпевшие не явились на заседание суда в Железноводске по делу активиста Багаудина Мякиева, а зачитанные в суде показания потерпевших оказались, по словам Мякиева, практически идентичными. Прокурор пообещал обеспечить явку потерпевших и свидетелей.

18 января Пятый кассационный суд в Пятигорске отменил приговор Мякиеву, осужденному по обвинению в нападении на силовиков на митинге в Магасе, и направил дело на новое рассмотрение. На заседании 11 апреля было удовлетворено ходатайство прокурора об отводе судьи. Мякиев предположил, что судью сместили, так как тот согласился с доводами защиты и вызвал потерпевших и свидетелей в суд.

Сегодня заседание Железноводского горсуда по делу Багаудина Мякиева вновь прошло в отсутствие потерпевших. Прокурор управления Генпрокуратуры по СКФО Дмитрий Хандогий сообщил суду, что двое потерпевших и один свидетель не могут быть вызваны в суд для допроса, потому что их местонахождение неизвестно, сказал корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Мякиева Магомед Аушев

"Гособвинитель предоставил копию письма из официального источника, из структуры Росгвардии, о том, что местонахождение потерпевших по этому делу не могут установить, потому что они сейчас находятся за пределами Российской Федерации, в командировке. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу, в этом случае возможно оглашение их письменных показаний, взятых на этапе следствия. Поэтому прокурор и принес такое письмо. Вернее, даже не само письмо, а его копию - очень некачественную, без печати, заверяющей ее подлинность. Этот документ не соответствует стандартам, чтобы его приобщать к делу и опираться на него. Естественно, мы возразили против приобщения этой "справки", и суд ее к материалам дела пока не приобщил", - рассказал адвокат.

По его словам, судья спросила у гособвинителя, может ли он принести подлинник этого документа, чтобы оценить, верна ли копия, и прокурор пообещал принести оригинал на следующее заседание. "В этом случае копию могут приобщить - и тогда суд, опираясь на этот документ, может принять решение об оглашении письменных показаний потерпевших", - пояснил Аушев, подчеркнул, что оглашение письменных показаний - не то же самое, что допрос свидетелей.

На то, что допрос потерпевших регулярно откладывается, указал и Багаудин Мякиев. "Мы каждый раз приходим, судья спрашивает гособвинителя, где потерпевшие, свидетели, тот говорит: "Мы сделали запрос, ждем ответ". И так - каждое заседание, мы приезжаем, чтобы послушать отговорки прокурора. У нас заседания проходят за 5-10 минут, после чего назначается новое. И так мы ездим уже три месяца. Такое ощущение, что нас берут на измор, чтобы мы отказались от допроса потерпевших и свидетелей", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" Багаудин Мякиев

Багаудин Мякиев 20 февраля 2020 года был осужден на один год и девять месяцев колонии-поселения. Активист признал, что на митинге бросил стулья в сторону силовиков, но заявил, что не целился в росгвардейцев. 27 августа 2020 года он был освобожден из колонии в связи с отбытием срока наказания. 

Активист подчеркнул, что рассмотрение дела без участия потерпевших невозможно. "Чтобы доказать мою невиновность, нужно провести полноценный судебный процесс, с допросом потерпевших и свидетелей. А если письменные показания будут оглашены, то уже никаких сомнений якобы не останется. А у нас сомнения есть. Мы хотим, чтобы эти люди дали показания, мы их ни разу не видели - они, вообще, живые, они существуют? Они могут отказаться от своих показаний, могут сказать, что давали показания под давлением, может, они вообще таких показаний не давали. У нас есть сомнения. И в рамках объективного и справедливого судебного разбирательства мы должны выслушать этих людей. Поэтому мы настаиваем на том, что они должны прийти в суд, чтобы можно было установить истину", - сказал он. 

Подсудимый отметил, что поездки на заседания за 200 километров – "это и расходы, и огромная трата времени". "Такое ощущение, что они ждут, что мы просто плюнем на всё и согласимся на зачитывание письменных показаний. Но, как я уже сказал, если мы ведем речь о справедливом разбирательстве, это невозможно", - сказал он. 

Следующее заседание назначено на 23 мая, добавил он. "Судья вообще говорила, чтобы сделать три заседания подряд - 23, 24, 25 мая. Но мы не можем каждый день кататься из Ингушетии несколько часов туда, несколько обратно! Прокурору 15 минут доехать до суда из Ессентуков, а нам за 200 километров мотаться. Я считаю, это своего рода давление", - заявил Мякиев. 

Актвист считает, что из-за бездействия прокуратуры уже три месяца на процессе ничего не происходит. "Сначала был судья Бобровский. С ним было 4 или 5 заседаний, я точно не помню, полтора месяца мы ездили. Прокурор тогда так же не мог предоставить потерпевших и свидетелей, и в итоге он ходатайствовал об отводе судьи. Теперь судья новая, Гараничева. И опять - уже несколько заседаний прокурор под различными предлогами не доставляет потерпевших и свидетелей ни в суд, ни по видеоконференцсвязи не обеспечивает их допрос. Посмотрим, что будет 23 мая. Если опять будут тянуть, нам тоже придется ходатайствовать об отводе этой судьи", - сказал Мякиев. 

Всё "ингушское дело" находится вне правового поля, считает руководитель ингушского отделения партии "Яблоко", юрист Руслан Муцольгов, выступавший как общественный защитник на процессе по делу лидеров ингушского протеста.

Семь лидеров протеста были обвинены в создании экстремистского сообщества. Их защита и сами подсудимые заявляли, что на митинге в Магасе они призывали участников акции воздержаться от беспорядков, и в этих действиях нет экстремизма. Тем не менее 15 декабря 2021 года суд в Ессентуках приговорил их к длительным срокам в колонии: Ахмеда Барахоева, Мусу Мальсагова и Малсага Ужахова к девяти годам, Исмаила Нальгиева, Багаудина Хаутиева и Бараха Чемурзиева – к восьми годам, а Зарифу Саутиеву – к 7,5 года колонии. Близкие осужденных сообщили после приговора, что утратили веру в справедливый суд. Материалы об этом процессе собраны "Кавказским узлом" на тематической странице "Ингушетия: дело лидеров протеста".

"Это дело исключительно политизировано, и решающим фактором тут является политическая воля представителей властей. На взгляд защиты, по всем делам, связанным с митингом, материалы этих дел были сфальсифицированы, так называемые "доказательства" сфабрикованы из того, что у них было, и это - то, что было - просто пытались подогнать под заданный результат. Цели объективно расследовать и исследовать эти дела в суде не было, была задача наказать людей за участие в митинге", - поделился мнением Муцольгов с корреспондентом "Кавказского узла". 

Юрист подчеркнул, что это касается всех эпизодов "ингушского дела". "В делах по рядовым участникам они формировали базу для уголовного преследования лидеров протеста. Они потом в процессе над лидерами ссылались на вступившие в силу приговоры над рядовыми участниками", - пояснил он. 

По мнению Муцольгова, оглашение письменных показаний, данных на этапе следствия, недопустимо. "Когда есть потерпевшие, они должны быть заслушаны. Как можно рассматривать дело о причинении вреда, если нет человека, который бы сказал: "Да, мне этот ущерб был мне причинен"? Нужно подтвердить, что он действительно является потерпевшим и что действиями обвиняемого был причинен вред или ущерб именно этому человеку. А засекречивание потерпевших и свидетелей, увиливания […] от вызова потерпевших и свидетелей в суд - это показатель того, что по факту доказательной базы у них нет, и за счет этих манипуляций происходит подмена понятия "правосудие" понятием "судопроизводство", - отметил он. 

Доказательная база может быть либо получена законным образом, либо сформирована за счет "ухищрений", пояснил юрист. "Законным образом им ничего получить не удалось, поэтому они лепили доказательную базу из того, что есть. Именно качество этой доказательной базы вынуждает обвинение выкручиваться, удовлетворяя запрос вышестоящих на политическое преследование и наказание людей, которые осмелились выразить свою гражданскую позицию и протест против […] действий власти, а суды потом просто придают этим усилиям следствия и прокуратуры видимость законности", - сказал Муцольгов. 

Призываем читателей "Кавказского узла" установить наше мобильное приложение для Android и IOS. Если приложение будет исключено из PlayMarket или App Store, вы все равно сможете пользоваться уже установленным приложением, чтобы читать наши новости. Через VPN можно продолжать читать наши новости на сайте, как обычно, и в Twitter, а без установки VPN – в Telegram. Можно смотреть наши видео на Youtube и оставаться на связи в соцсетях "ВКонтакте" и "Одноклассники". Пользователи WhatsApp* могут присылать сообщения на номер +49 157 72317856, пользователи Telegram – на тот же номер или писать @Caucasian_Knot.

* 21 марта Тверской суд Москвы запретил в России деятельность компании Meta (владеет Facebook, Instagram и WhatsApp) в связи с экстремистской деятельностью.


Полный текст

Комментарии