июль 01 2022, 17:38

Юристы сочли значительно заниженной компенсацию за смерть ребенка в Чечне

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Суды в России, как правило, занижают сумму компенсаций за гибель родных в результате действий силовиков, однако назначенные жительнице Кубани Наталье Загудаевой 20 тысяч рублей за гибель ребенка в ходе второй чеченской кампании являются несоразмерной компенсацией. У судей нет единого подхода при определении размера компенсации, зачастую они руководствуются субъективными убеждениями, указали опрошенные "Кавказским узлом" юристы. 

Как писал "Кавказский узел", Краснодарский краевой суд назначил 20 тысяч рублей компенсации жительнице Белореченска Наталье Загудаевой за гибель трехлетнего ребенка при обстреле Грозного в 1999 году. Она назвал мизерной сумму компенсации и заявила, что обжалует это решение. Ранее, в феврале, суд в Краснодаре отказал Загудаевой в компенсации.

Наталья Загудаева рассказала, что ее трехлетний сын умер в результате обстрелов. По ее словам, в апреле 1995 года она вместе с супругом уехала из Грозного в село Серноводское. В ноябре 1999 года во время очередной операции по занятию Грозного, сопровождавшейся артиллерийскими и минометными обстрелами, один из снарядов попал в дом, где проживала ее семья. 3 ноября 1999 года семья вышла из дома во время обстрела, и рядом с Загудаевой и ее ребенком упал снаряд. Ее сын был ранен, впоследствии по дороге он умер. Затем семья Загудаевой доехала до станицы Орджоникидзевской в Ингушетии, где ребенок был похоронен.

Юрист северокавказского филиала "Команды против пыток" Магомед Аламов считает сумму компенсации смехотворной. "Эта сумма, конечно же, смехотворна, даже в реалиях современной России. У нас в практике было дело общественного расследования по бомбардировке села Элистанжи Веденского района Чечни в октябре 1999 года. Тогда были убиты и ранены несколько десятков жителей. В последующем родственники обращались с помощью адвокатов в суды на национальном уровне и получали компенсации за погибших родственников, в среднем 1 миллион рублей за человека, а раненые - от 200 до 400 тысяч. Среднюю цифру в российской практике можно определить, на мой взгляд, как в несколько сот тысяч рублей, но никак не 20 тысяч. Это очень маленькая компенсация за смерть человека", - сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Как правило, суды не удовлетворяют требования истцов и занижают сумму компенсации, указал Аламов. "Суды в такого рода делах, конечно же, не присуждают заявленную сумму компенсаций и присуждают меньшую. Если говорить только о так называемых "чеченских" делах, то, например, суды руководствовались не указом №898 от 5 сентября 1995 года, а распоряжением правительства РФ от 25 января 2011 года №58-р "Об оказании материальной помощи семьям погибших и пострадавшим в результате теракта в аэропорту Домодедово". Кроме того, бралась во внимание практика по выплате компенсаций семьям погибших при крушении теплохода "Булгария", при крушении самолета Ту-134, разбившегося под Петрозаводском, при наводнении в Краснодарском крае и при взрывах в Кизляре. В этих случаях выплачивалось от одного до трех миллионов рублей", - отметил он.


Полный текст

Комментарии