авг. 14 2003, 03:04

Дудаев Бауди: "Нам надо стремиться к поиску союзников в достижении благородной цели"

Представьтесь, пожалуйста. Расскажите коротко о себе и о Вашей деятельности.

- Мое полное имя Дудаев Бауди Нохаевич. Правозащитником мне пришлось стать в период второй военной кампании на территории Чеченской Республики. Не подумайте, что говорю из чувства ложной скромности, но на этот путь, как говорится, меня вытолкнула ситуация, хотя, признаться, сам лично я не планировал, что называется, выходить в эфир и не очень-то люблю громкие имена. Тем не менее, я оказался востребован, и сразу же включился в работу.

Насколько нам известно, с самого начала военной кампании в Чечне, сюда, в Ингушетию, хлынул многочисленный поток беженцев, которых отнюдь не всегда встречали с радушием . У вынужденных переселенцев начали возникать проблемы с местными правоохранительными органами. В этой обстановке роль правозащитников просто невозможно переоценить. Решая повседневные насущные проблемы своих соотечественников, которые не по своей вине оказались в тяжелых условиях палаточных лагерей, мы систематически имеем встречи с представителями местных властей, и нам удается с ними договариваться. Так, благодаря нашему вмешательству, в списках Миграционной службы были восстановлены до тридцати тысяч вынужденных переселенцев, чьи имена без всякого на то основания оказались исключенными из базы данных. Оказавшись выброшенными из этих списков, беженцы автоматически лишались права на получение гуманитарной помощи.

Как давно и почему Вы стали заниматься вопросами вынужденных переселенцев?

- История моего официального пути следующая. С самого начала я включился в указанное движение, когда 4 марта 2001 года на I-ом Съезде беженцев в станице Орджоникидзевская (Слепцовская) Сунженского района, я был назначен руководителем Отдела по делам беженцев при "Чеченском Комитете Национального Спасения", председателем которого стал известный в прошлом спортсмен, а ныне - правозащитник - Руслан Бадалов. Позже, 8 марта 2002 года в городе Назрань на Общем Собрании чеченских неправительственных правозащитных и гуманитарных организаций (НПО) было принято решение учредить "Независимый Консультативный Совет" (НКС), председателем которого я и был избран. Фактически под эгидой одной организации были объединены несколько направлений работы с вынужденными переселенцами. В этой связи в руководстве Консультативного Совета, который с самого начала был составлен из различных правозащитных организаций, впоследствии проявился ряд разногласий, в связи с чем на Общем Собрании было принято решение о разделе НКС, так как существовала необходимость создания отдельной структуры, занимающейся насущными проблемами вынужденных переселенцев. Это решение было утверждено на Конференции вынужденных переселенцев, и, таким образом, 8 декабря 2002 года было созвано Собрание Учредителей, объявившее о создании Региональной Общественной Организации "Союз Вынужденных Переселенцев", который сегодня активно взаимодействует с прочими организациями. Мы также поддерживаем контакты с остальными НПО на территории Чечни и Ингушетии.

И каков же путь руководства РОО "СВП"?

- Периодически такие встречи бывают, так как РОО "СВП" фактически занимается лоббированием интересов вынужденных переселенцев. К примеру, помогаем людям получить временные регистрации. Разумеется, для положительного результата необходим контакт с местными властями. Два года назад, в ноябре 2001 года, участвуя на Гражданском форуме в Кремле, в качестве представителя Регионального Общественного Движения "Чеченский Комитет Национального Спасения" я выступил с докладом перед собравшимися о положении вынужденных переселенцев из Чеченской Республики на территории Ингушетии. А в 2002 году я имел личную встречу с заместителем главы администрации Президента РФ Болеславом (Владиславом) Сурковым. В ходе беседы я рассказал о катастрофическом положении, в котором пребывают беженцы. Эта встреча предварялась визитом в Чечню и Ингушетию российских правозащитников Олега Орестовича Миронова и Людмилы Михайловны Алексеевой, являющейся президентом Московской Хельсинкской Группы и Международной Хельсинкской Федерации. Помимо этого в самой Чечне мы имели встречи с военным руководством ОГВ, прокурором и военным прокурором Чеченской Республики, руководством МВД РФ по Чеченской Республике, а также - специальным представителем Президента РФ по правам человека Владимиром Каламановым.


Полный текст

Комментарии