март 29 2009, 00:38

Адат

"Адат" - "обычай" (араб. 'ада, мн. ч. "адат") - у мусульман Кавказа, как и в других регионах исламского мира, комплекс традиционно сложившихся местных юридических и бытовых институтов и норм, не отраженных в шариате. Употребляется в трех основных значениях: обычное право, суд по обычному праву, неправовой обычай. В ходе постепенной исламизации региона в VII-XVIII веках понятие адата из арабского языка (через персидский и тюркские) вошло в общественно-политическую и правовую лексику кавказских народов. В письменных источниках на Кавказе и устной речи местных мусульманских народов встречаются менее употребляемые синонимы адата на арабском (урф, раем, хакк, 1адл), тюркских (тюре) и кавказских языках (авар. батль, дарг. зега, чечен. и ингуш. кхел и многие другие).

Древнейшие юридические памятники адата обнаружены в арабской эпиграфике Нагорного Дагестана. Это надпись 718/1318-19 г. на стене мечети даргинского селения Худуц, стела 757/ 1356 г. перед входом в соборную мечеть лезгинского селения Курах и надпись XIV в. из даргинского селения Ашты. Это решения местных мусульманских судов (араб. махкама, диван) по поземельным делам. Худуцкая надпись содержит ряд уголовных норм, касающихся кровомщения. В дагестанских арабоязычных рукописях XV-XIX вв. сохранились копии постановлений по поземельным делам согласно адату, а также своды уголовных, поземельных, хозяйственных и межобщинных норм обычного права. Это кодексы адата, записанные по инициативе союзов сельских общин ("вольных обществ") - Гидатлинские адаты (XVII в.) - или по приказу местных мусульманских правителей - адаты кайтагского уцмия Рустем-хана и аварского нуцала Умма ('Умма)-лана Справедливого (XVIII в.). На Северо-Западном Кавказе первые известные записи уголовных и гражданских норм адата сделаны в XVII-XVIII вв. османскими и российскими властями.

В первой половине XIX века российские военные начали составлять своды адата со слов его знатоков. В 1825 г. были письменно зафиксированы нормы адата в Кабарде, в 1843 г. подготовлен сборник адата Чечни и Малой Кабарды, в 1845 г. записаны адаты Адыгеи. В 1865 и 1866 гг. подобная работа была проведена в горных округах Дагестанской области. В ее осуществлении большую роль сыграл будущий генерал-губернатор Дагестана А.В.Комаров. Со второй половины XIX в. началось этнографическое изучение кавказского адата. Основная масса полевых материалов была собрана в XX веке. В советское время особое внимание уделялось неправовым обычаям. В созданные таким образом сводные описания адата вкрались серьезные ошибки. Главные из них - ложное утверждение о бесписьменности кавказского адата, игнорирование его локальных различий, подмена местных юридических понятий российскими. В этнографических описаниях плохо отражены правовая и особенно судебная сферы применения адата.

Несмотря на существенные различия в местной юридической практике мусульман Восточного Закавказья, Северо-Восточного и Северо-Западного Кавказа, можно выделить ряд общих черт адата в регионе. До русского завоевания источником обычного права был прецедент. Аадат опирался на решения судьи (хаким), сельского суда (махкама) или схода (араб. джама'ат, адыг. хасэ), третейские соглашения (маслихат, от араб. маслаха; адыг. кхезж). По форме суд был прост, в нем не было ни обвинителей, ни защитников. Кроме дел по изнасилованиям и оскорблениям женщин, иски разбирались гласно на центральной площади селения или в мечети. Процесс всегда носил обвинительный характер. Судоговорение проходило на родном языке, но постановления адата на Северо-Восточном Кавказе и в Закавказье записывались только на арабском. Чтобы придать документу юридическую силу, в нем часто приводили имена свидетелей (араб. шухуд, ед. ч. шахид), айаты Корана, реже участники процесса ставили свои печати и подписи. Документы адата хранились в библиотеках мечетей и местных правителей. Наиболее важные из них выбиты на стенах общественных зданий. На Северо-Западном Кавказе до позднего средневековья приговоры судов по адату обычно сохранялись изустно. С конца XVIII века официальным языком адата здесь стал русский.

Адат исходил из представления о коллективном характере преступления. Субъектом права в нем выступал не отдельный человек, а общественная группа, участвующая в выработке норм адата, - семья и клан (тухум, тайн), селение или союз селений, реже - ханство или другое политическое образование. Согласно адату любое правонарушение наносило ущерб всему местному обществу. Поэтому клан ответчика был обязан возмещать убытки, причиненные клану пострадавшего. В некоторых районах вместе с убийцей-кровником (тюрк. кайлы) изгоняли и его семью. Был широко распространен обычай шикиль - захват имущества в обеспечение долга. Существовал обычай очищения подозреваемого в преступлении совместной присягой его наиболее достойных родственников или односельчан. Присягу приносили на Коране или клялись в случае установления лжесвидетельства развестись с женой (хатун талак, кебин талак). Число соприсягателей в зависимости от серьезности дела колебалось от двух человек до нескольких десятков.

Адат был исключительно локальным правом. За пределами "своего" общества он терял юридическую силу. Под угрозой высоких штрафов горцам запрещалось обращаться в суд по адату "чужого" общества вне зависимости от того, принадлежало ли оно к мусульманам или нет. Наказание согласно адату основывалось на системе композиций - возмещении физического или имущественного ущерба штрафами (фидйа), выплачиваемыми скотом, зерном или деньгами. Размер штрафа зависел от пола, возраста и общественного положения потерпевшего. Наивысшими были пени за ущерб, нанесенный взрослым мужчинам из высших местных сословий - князьям (пши) и дворянам (тлекотлеш) в Кабарде, ханам и бекам в Дагестане, свободным общинникам (уздень) в Чечено-Ингушетии. Виновные в тяжелых правонарушениях, задевавших честь местного общества, кроме пени потерпевшему платили еще и штраф в пользу сельской мечети или местного правителя. Убийство по адату каралось кровомщением и выплатой "цены крови" (араб. дийо). Разрешалось убивать и расхищать имущество отце- и матереубийц, воров и прелюбодеев, застигнутых на месте преступления, а также лиц, изгнанных из местного общества и объявленных вне закона.


Полный текст

Комментарии

Android badge Ios badge
TopList