февр. 07 2002, 06:05

"Северокавказский ваххабизм" - разновидность исламского радикализма

Одна из современных особенностей ислама состоит в том, что он переживает ревивалистский и демографический взрыв, часто способствующий дестабилизации общественной ситуации в исламских государствах и их отношений с соседями. Число сторонников этого вероисповедания, судя по некоторым источникам, достигло 1 млрд 300 тыс. человек. Кроме того, удельный вес и роль мусульманских стран в мировой экономике и политике постоянно возрастает. В арабо-мусульманских цивилизациях заново происходит утверждение собственных фундаментальных ценностей, специфических культур, в том числе и религиозной. Этот своего рода "мусульманский ренессанс" в исламе протекает через отрицание ценностей западной культуры.

Если придерживаться достаточно умозрительной концепции американского исследователя Самуиля Хантингтона, то следствием исламского возрождения должно стать столкновение мусульманской и христианской цивилизаций1. Однако данный прогноз не безукоризнен. С нашей точки зрения, столкновение цивилизаций или стран даже со значительно разными духовно-культурными системами само по себе никогда не происходило и не может произойти. Оно возможно в том случае, если в этом заинтересованы конкретные группы людей, преследующие корыстные цели или выполняющие социальный заказ сильных мира сего.

Всякие возрожденческие тенденции в обществе не могут не сопровождаться как радикалистским вызовом, так и сопротивлением консерватизма. В этом отношении не является исключением и ислам, в котором процесс возрождения ныне сопровождается крайними радикальными тенденциями, часто проявляемыми в антисоциальных действиях. В то же время радикализм в исламе встречает сопротивление у традиционалистов, придерживающихся сложившейся формы вероисповедания. Проблема изучения радикализма в исламе ныне становится одной из неотложных задач. В исламоведческих штудиях существуют разночтения в вопросе интерпретации и понимании этой проблемы. В частности, радикализм в исламе отождествляется с фундаментализмом или же рассматривается как форма его практического проявления. Однако ситуация нс столь однозначна, и такой подход достаточно спорен. Свою же точку зрения, не претендующую на окончательное решение, мы изложим в контексте исламского ревивализма в регионе Северного Кавказа.

Возникновение радикалистских течений в исламе происходило либо по причине внутримусульманского политического и духовного кризиса, либо как следствие негативной реакции против экспансии западных материальных и духовных ценностей в мусульманские страны и особенно как реакция на американский образ жизни, навязываемый последователям ислама.

В истории ислама известны случаи внутрирелигиозных расколов, происходивших из-за борьбы за власть, стремления более глубже осмыслить Коран (или аллегорически интерпретировать его каноны), Сунну пророка или же из-за попыток реформировать ислам в соответствии с современностью. Можно сказать, что этим и объясняется образование суннитского и шиитского направлений в исламе, таких религиозно-философских течений, как калам, мутазилизм и суфизм, а также различных сект, ваххабитского движения и реформаторских тенденций. Все они так или иначе являются следствием протеста против ортодоксального ислама. Мусульманские протестные группы и их лидеры навязывали ортодоксии полемику по новой интерпретации фундаментальных проблем ислама, что приводило к идейному расколу и физическому столкновению противоборствующих сил. Нередко многие радикалистские направления для утверждения собственного понимания в религии прибегали к крайним средствам, экстремистским действиям вплоть до терроризма.

В строго научном плане существует различие между фундаментализмом и радикализмом, не говоря уже о различии между фундаментализмом и экстремизмом. Четкое различие между указанными терминами проведено в ныне забытых работах блистательного отечественного исследователя арабо-мусульманской философии Артура Сагадеева. Во многих российских публикациях эти термины отождествляются, а в термин "исламский фундаментализм" вкладывается крайне негативное содержание. Их авторы либо не знают работы А. Сагадеева, либо намеренно проводят линию отождествления данных терминов, очевидно, с целью представить весь ислам в качестве феномена антикультуры, фактора угрозы обществу. Полагаю, подобный общий взгляд на ислам в условиях России, где более 10% граждан относят себя к мусульманам, более чем неосторожен.


Полный текст

Комментарии