май 30 2012, 12:57

Лоренс Шитс (Международная кризисная группа): "Азербайджан меняет политику по отношению к временно перемещенным лицам - проблемы остаются"

"К.У.": Как влияет прежняя компактность проживания на степень остроты проблемы? Верно ли, что в Азербайджане ситуация сложнее, чем в Абхазии?

Л.Ш.: Говорить о том, что компактность проживания как-то влияет на остроту проблемы интеграции трудно. Прежде всего, следует отметить, что ВПЛ сами стремятся жить компактно, для них это имеет очень большое значение, поскольку азербайджанцы ментально очень привязаны к своей общине. Если говорить о Грузии, то тут очень трудно сравнивать. С одной стороны, азербайджанские ВПЛ не имеют права распоряжаться тем временным жильем, которое им предоставили в качестве "улучшенных условий проживания". К тому же, порой это жилье не соответствует строительным нормам и правилам – кое-где цемент уже обваливается, где-то канализация и водопровод течет. С другой стороны, социальный пакет у азербайджанских ВПЛ лучше: они не платят коммунальные платежи (газ, электроэнергия). Так что сравнивать очень трудно, в разных местах они устроены по-разному.

"К.У.": Насколько значим фактор поддержки правительством надежды на возвращение ВПЛ? Влияет ли это на процесс интеграции ВПЛ? Как вы оцениваете действия правительства Азербайджана, направленные на возвращение ВПЛ?

Л.Ш.: С самого начала, после 1994 года, когда было подписано перемирие, длящееся до сегодняшнего дня, был очень острый психологический фактор, который препятствовал интеграции населения в Азербайджане. Правительство, во-первых, не обладало в 1990-х годах ресурсами для интеграции, а во-вторых, было некоторое табу на разговоры о том, чтобы интегрировать этих людей в социум азербайджанских сел и городов. Почему табу? Потому что был психологический фактор, некоторая красная линия: если признать, что мы интегрируем этих людей, то мы автоматически признаем результаты оккупации этих земель и признаем, что они потеряны.

С 1999-2000 годов отношение у азербайджанских людей начало меняться. В 1999 году уже начался процесс по разрешению этой проблемы. Я хочу напомнить, что существовали палаточные городки, а также были многочисленные случаи, когда люди жили в железнодорожных вагонах и других неприспособленных для проживания условиях. Это все продолжалось до 2007 года, то есть 14 лет после подписания договора о перемирии. Активная фаза, когда азербайджанские власти приступили наконец к работе по кардинальному изменению ситуации, начали улучшать жилищные и иные аспекты проживания ВПЛ в Азербайджане, началась где-то в 2003 году, и мы видим большой прогресс, который произошел за последние 7-8 лет. Конечно, остается еще очень много такого, что следует сделать: решить проблему временно перемещенных лиц, живущие в тех зданиях, которые называются "государственным жильем", что и считается "улучшенными условиями жилья". То есть, азербайджанские власти не переводят их в "постоянные условия", а расселение части людей в новые квартиры и новые дома считается временным этапом и временным решением до тех пор, пока не начнется возвращение людей домой. Интеграция остается острой психологической проблемой, и власти по крайней мере понимают, что людей нельзя держать в подвешенном состоянии, в котором они оказались совершенно не по своей воле. Так что отношение намного лучше, чем было раньше – до 2003 года – в этом плане, но все-таки остается этот психологический момент, при котором власти, вполне объяснимо, считают, что интеграция этих людей будет означать, то, что эти районы никогда не вернутся.

Интеграция ВПЛ в азербайджанское общество

"К.У.": Можно ли считать увеличение государственных расходов на ВПЛ в последние годы свидетельством изменения правительственного курса и стремлением к повышению интеграции ВПЛ?


Полный текст

Комментарии

Android badge Ios badge
TopList