май 30 2012, 12:57

Лоренс Шитс (Международная кризисная группа): "Азербайджан меняет политику по отношению к временно перемещенным лицам - проблемы остаются"

Л.Ш.: Де-факто - это так. Это, может быть, не говорится на уровне официальной политики, но факт есть факт: Азербайджан расходует на эти цели очень большие средства - около 3 процентов своего бюджета. Это очень много, это наибольший процент в мире, ни одно государство не расходует столько средств на проблемы беженцев и ВПЛ. Конечно, расходование денег автоматически не означает, что все наладилось, и жизнь стала намного лучше, - есть проблема коррупции, которая не отрицается в Азербайджане, есть 400 тысяч из общего числа признанных ООН 600 тысяч ВПЛ, которые живут в помещениях, не соответствующих нормальным условиям. Так что расходование денег, конечно, это некий шаг в сторону интеграции, но что касается официальной риторики или политики, то конечно, этого нет. Но мы хотели сделать акцент на том, что, по сравнению с отношением, которое присутствовало в 1990-х и начале 2000-х годов, когда проблема этих людей игнорировалась и попала в руки международных и неправительственных организаций, ситуация кардинально изменилось. Так что в отношении к людям и их судьбе мы наблюдаем очень хорошее начало.

"К.У.": Но почему власти Азербайджана используют против интеграции тот контраргумент, что это означает признание потери территорий? Почему нельзя использовать тот аргумент, что людей следует подготовить к самостоятельной полноценной жизни, когда они вернуться домой, чтобы они имели и квалификацию, и связи с внешним миром, и навыки участия в политической жизни государства?

Л.Ш.: Фактически, такой подход существует: разрабатывается план совместно властями Азербайджана и Комитетом по беженцам ООН и различными другими организациями, чтобы подготовить этих людей к массовому переселению на место их прежнего проживания. Этот план, который называется "Великое возвращение", разработан в 2005 году правительством страны в партнерстве с УВКБ ООН . Он появился в контексте очевидного отсутствия долгосрочных решений по проблеме тех из ВПЛ, которые изъявили желание вернуться при существующей ситуации. (подробнее об этом плане смотрите в докладе, в главе "Великое возвращение"). Но важно понять, что сегодня, если бы даже и решилась проблема возвращения семи оккупированных регионов, все равно все города и села, которые были там расположены, в настоящее время полностью уничтожены. То есть, как "уничтожены"? Я не говорю об ущербе, нанесенном непосредственно во время военных действий, я говорю о том, что они методично разобраны. То есть, все то, что можно было использовать или продавать - от кирпичей до металлолома и любой маленькой вещи - было разобрано и либо использовано для продажи, либо установлено в другом месте. Ничего почти не осталось. Даже в таких городах, где раньше проживало около 60 тысяч человек, или в Кельбаджаре, где в районе также проживало 60 тысяч человек, появилось небольшое количество так называемых армянских поселенцев, то там ничего фактически не осталось. Если сегодня, допустим, решится проблема на политическом уровне, хотя и сложно сказать, что сейчас мы находимся на пороге какого-то политического перелома, то, по сметам азербайджанских властей и международных организаций, нужно как минимум несколько лет, чтобы просто приготовить большинство этих мест для нормальной жизни. Так что есть, конечно, попытки думать заблаговременно об этой проблеме и о том, что случится, когда эти люди начнут возвращаться, но это, естественно, будет очень долгий процесс. Что касается многих других людей, то у нас есть тенденция, среди западных международных организаций и НПО обобщать беженцев и ВПЛ.

То есть, когда мы говорим "беженцы" или "ВПЛ", то у нас появляется стереотип, что это человек, который ждет помощи и живет на пособие, находится на содержании государства. На самом деле это разнородная община. Например, если я не ошибаюсь, уровень бедности среди ВПЛ не очень превышает среднестатистический по Азербайджану. Если раньше, до 2000-х годов, этот уровень составлял 70 процентов, то сегодня в различных общинах он составляет от 11 до 25 процентов. В среднем уровень бедности по всему Азербайджану составляет около 13 процентов, по крайней мере, разные источники в правительстве мне называли именно эту цифру. Уже этот показатель показывает, насколько неоднородна среда ВПЛ и насколько по-разному сложились судьбы людей, которые находятся в изгнании.

Фрагмент из опубликованного доклада:

B. Уровень жизни

Вынужденные переселенцы, проживающие на территории Азербайджана, на сегодняшний день представляют собой весьма неоднородную группу, стратифицирующуюся по различным критериям: уровень дохода, показатель социальной мобильности и степень интеграции в азербайджанское общество. Согласно результатам исследования, проведенного Всемирным банком в 2010 г., уровень бедности среди ВПЛ снизился до отметки 11-13 процентов, что сравнимо с общим показателем по населению Азербайджана. Впрочем, оценки разнятся – некоторые международные организации приводят цифру в примерно 25 процентов, а официальная статистика, со своей стороны, оперирует показателем в 20 процентов 43. Невзирая на такой разброс данных, очевидно, что уровень бедности среди ВПЛ сегодня значительно ниже, чем всего несколько лет назад 44.

"К.У.": С чем связана большая степень интеграции азербайджанских беженцев из Армении по сравнению с ВПЛ из Нагорного Карабаха? В чем разница условий жизни, политических и прочих прав этих групп населения?


Полный текст

Комментарии

Android badge Ios badge
TopList