июнь 15 2002, 11:56

Шамиль Басаев: "Мы воюем за право быть свободными"

Ш.Б.: - Александр, хотя я не даю журналистам интервью уже более полутора лет, я решил ответить на Ваши вопросы, учитывая Вашу правозащитную деятельность. Сегодня так мало людей, которые ищут правду и стараются добиться правды, особенно в вопросе Русско-Чеченской войны. Всем очень удобно жить, как премудрым пескарям в своем замкнутом мире, спрятаться от всего мира в своей скорлупе. Хотя сегодня это уже не получается, потому что все в мире так тесно переплетено?

А.П.: - Начальник Генштаба Квашнин сообщил о Вашей гибели. Что Вы об этом скажете?

Ш.Б.: - У меня есть маленький переносной телевизор, я слышал по нему это сообщение. Слышал я, кстати, и сообщение генерала Трошева о моей гибели. У него было такое умное лицо, такое загадочное: мол, потерпите, мы вам доказательства представим. Я бы тут хотел сказать одно: это просто старание выслужиться, быть на виду у начальства. Вы помните, как о гибели Хаттаба сообщил министр обороны Иванов, хотя по логике вещей об этом должен был сообщить Патрушев. Но, как говорится, близость к телу все решает. Видно, лавры Иванова не дали покоя Квашнину, и он тоже решил отметиться.

По большому счету, это абсолютно ничего не меняет. Сегодня я погибну, или кто-то другой погибнет - от этого джихад не остановится, примером тому гибель Хаттаба. Они в открытом бою не смогли с ним ничего сделать, и прибегли к подлому, извечному методу - отравили, подсунув отравленное письмо. Милостью Аллаха мы нашли этих людей. Одного мы уже расстреляли, и еще второго сейчас ищем, и найдем, и накажем. Сегодня проблема не во мне и даже не в других наших моджахедах. Сегодня проблема в отношении людей к этому миру, в их образе жизни и в отношении людей к своей свободе. Мы вышли на путь свободы, чтобы отстоять свою свободу, свой образ жизни, свое право жить как мы хотим, никому не мешая. Слава Аллаху, мы этого добьемся рано или поздно. Поэтому сообщение Квашнина здесь вызывает легкий смех и горькую иронию, ничего более. Потому что если такое тупое, такое ничтожное начальство имеет армейское руководство России, то мне просто очень жаль Россию, которая тратит здесь несметное богатство и неисчислимые людские ресурсы. Но самое главное - это тысячи и тысячи калек, которых сегодня отсюда уносят, потому что сегодня в основном идет минно-взрывная война, и она тысячи и тысячи людей делает калеками, непригодными на всю оставшуюся жизнь. Правда, России не привыкать к этому. Они никогда не считали количество своих жертв и трупов, потому что никогда у власти в России не были истинные представители народа, думающие о народе или о его благе. Никогда Россия не воевала из-за нехватки земель или каких-то ресурсов. Всегда Россия воевала именно с захватническими целями. Но у нас по этому случаю тоже все говорят, как Аллах в Коране говорит: "Если вы сойдете с моего прямого пути, то я выберу самых худших из вас и буду наказывать вас их руками". Вот мы смотрим сегодня на российских агрессоров, как на Божье наказание, не более.

А.П.: - Труднее ли Вам сейчас воевать, чем в начале последней войны?

Ш.Б.: - Может быть очень коротким ответ на него: намного легче, если не считать боев за Грозный. Они были очень тяжелыми, потому что там применялась очень большая сила и очень большое количество оружия. Я Вам приведу один пример. Как Вы знаете, в Грозном был убит и попал в наши руки генерал-майор или генерал-лейтенант (я точно не помню) Внутренних войск Малофеев. Это было в Старопромысловском районе Грозного. Там солдаты не поднимались в атаку, в общем, он их попытался поднять в атаку и заскочил в один дом, и там наши его убили. Вот его документы мы взяли. В документах было что-то вроде подсчета, это я хотел привести вам как пример. Он был заместителем командующего Северо-западного направления, а Грозный штурмовали четыре направления войск. Вот, за один день 15 января на одном этом направлении было нанесено по нам ударов из систем залпового огня "Град" - 2870. Я вот в десятках ошибусь, но не в сотнях. Танковые снаряды - 2700 с чем-то, 2750 - по-моему. Потом САУ и артиллерия - опять же 2860 выстрелов. Потом БМП - 45 тысяч выстрелов. 300 бомб самолетных и 50 ракет "СКАД". Вот это я сам помню, мы читали в его блокноте. Вот это за один день, одно направление, а Грозный штурмовало четыре направления. В этот день у нас было 31 человек погибшими и где-то 68 или 67 ранеными. Этот день был, когда у нас были самые большие потери. В Грозном. Действительно, нам трудно было в феврале и в марте, когда мы, как говорится, переходили от позиционных боев к партизанской тактике. И главное, очень большое количество людей и малый участок земли был - вот это время было очень трудное. Особенно два выхода из окружения в горах, когда несколько тысяч человек, мы прорвались из окружения и вышли на равнину и тогда мы многих бойцов практически насильно отправляли на равнину, в села, давали задания, чтобы именно подготовить базу, платформу для ведения партизанской войны. А сегодня война, она, как бы сказать, самотеком идет. Практически здесь ничего особого не требуется ни от меня, ни от кого-то другого руководителя, потому что моджахеды знают, что делать. Все уже умеют воевать, умеют изготавливать мины из любого вещества, умеют ее закладывать, то есть, воевать люди научились, и та тактика, которую мы избрали - это тактика пчел, то есть та тактика наших предков, когда бесконечным, но непрекращающимся множеством мелких уколов мы выводим врага из строя именно за счет количества. С одной стороны, эта тактика оправдывает свою цель тем, что у нас очень мало потерь среди моджахедов и это требует также мало финансовых, материальных затрат. Но в то же время она наносит большой ущерб именно нашему мирному населению, потому что, не имея возможности нас поймать или с нами справиться, обозленные российские агрессоры занимаются карательными экспедициями и карательными акциями против мирного населения. Но, с другой стороны, это тоже нам дает некоторые плюсы - это то, что наши ряды пополняются. И многим кажется, что это бесконечная война, когда российская сторона не может нас одолеть, а мы, в свою очередь, вроде не можем одолеть ее. Но это только видимость, потому что мы избрали тактику на долгий период ? но именно с целью окончательно победить. Для этого потребуются десятки лет, но мы к этому готовы. И поэтому скажу вам опять же: сейчас воевать намного легче, чем раньше, потому что все встало на свои места, и не нужно особо ничего менять.


Полный текст

Комментарии