март 13 2014, 13:25

Сергей Маркедонов: В отличие от Абхазии и Южной Осетии, для Крыма независимость — это экзотика

О возможных сценариях развития событий в Крыму «Кавказскому узлу» рассказал доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Сергей Маркедонов. Эксперт отметил, что в отличие от спорных территорий на Южном Кавказе, определение статуса Крыма не связано с открытым вооруженным противостоянием и может быть урегулировано путем рациональных компромиссов. По мнению Маркедонова, Крым вряд ли пойдет по пути Южной Осетии или Абхазии.

В Южной Осетии важную роль играла прагматика, в Крыму - больше символики 

"Кавказский узел" (КУ): 6 марта 2014 года Верховный Совет Крыма принял решение о вхождении автономии в состав России и назначил референдум по этому вопросу на 16 марта. Кроме того, 11 марта совет принял декларацию независимости республики. Согласно принятой ей, в случае, если население Крыма на референдуме выскажется в пользу присоединения к России, то до вхождения в подчинение Москвы республика будет считаться независимым государством. Есть ли вероятность того, что Крым так и останется спорным отдельным образованием по типу Южной Осетии? При каких условиях возможен такой сценарий? 

Сергей Маркедонов (СМ): Ситуация, подобная крымской, имеет два измерения: внешнеполитическое - противостояние России и Украины, России и Запада - и внутриполитическое – ситуация в самом Крыму. Очевидно, что население Крыма, депутаты которого инициировали референдум, хотело бы войти в состав России, но от него зависит далеко не все. Что касается самой России, то мы видим самые разные месседжи. С одной стороны, Госдума 21 марта рассмотрит законопроект о принятии в Россию новых регионов, и не последние люди в государстве - Валентна Матвиенко, депутаты Госдумы - заявляют о присоединении Крыма, как о деле решенном. С другой стороны Владимир Путин на своей пресс-конференции заявил, что присоединение Крыма не является политической опцией, и, по крайней мере на сегодняшний момент, не дезавуировал это заявление.

Таким образом эти заявления крымских депутатов можно рассматривать как некий промежуточный вариант. Понятно, что если большинство пришедших на участки проголосуют за объединение с Россией, то в Москву поступит соответствующее обращение, но Россия не обязательно 17-18 марта нажмет кнопку и присоединит Крым к себе. Возможно рассмотрение этого вопроса, переговоры и т.д. Можно в этой связи вспомнить Южную Осетию, как республику, где независимость рассматривалась как транзит с последующим присоединением к России. В 1992и 2006 гг. там проходили референдумы о присоединении к России. Но объединения не происходило и Южная Осетия до 2008 г. была непризнанным государством. В 2008 г. Москва признала ее, но не включила в состав России. Крым может существовать как непризнанное государство под патронажем России. Этот вариант возможен в зависимости от того, какой будет реакция Запада - простое выражение недовольства или жесткие санкции.

Абхазия и Южная Осетия не согласились на расширенную автономию по той причине, что там была война. В Татарстане, к примеру, такой войны не было. В Абхазии потери достигли 4% от довоенного населения. Этого достаточно, чтобы бояться какой-то связи с Грузией. С моей точки зрения, нынешняя ситуация в Южной Осетии была предопределена событиями 2004 года. До того там были разные варианты и неоднозначное развитие событий. С 1992 по 2004 года шел мирный процесс, который был прерван введением внутренних войск Саакашвили с нарушением Дагомысских соглашений. Наверное, если бы эти процессы продолжались дальше, то, вероятно, у Южной Осетии было бы больше шансов получить расширенную автономию в составе Грузии. Но ведь Грузия так и не восстановила ту автономию, которая была отменна еще в начале распада СССР. Казалось бы, когда Шеварднадзе ушел, пришел Саакашвили - вот ушла старая власть, пришла новая, давайте откажемся от старого решения, восстановим автономию Южной Осетии. Но вместо этого пошли другие вещи – в том числе и силовые. В мае 2004 года в регион в демилитаризованную зону, где не должно было быть никаких войск, воли внутренние войска Грузии. Это спровоцировало насилие, впервые после 12 лет перемирия пролилась кровь, началась эскалация конфликта, приведшая к событиям 2008 г. Вот это – момент очень опасный. Надо понимать, что конфликт, переходит в вооруженную стадию после отказа от автономии - так было в Косово, так было в Южной Осетии, так было в Нагорном Карабахе. Выборка достаточная, чтобы извлечь из нее какие-то уроки. 


Полный текст

Комментарии (2)

Android badge Ios badge
TopList