янв. 09 2015, 04:32

Надежда Ажгихина: Цвет крови

Расстрел французского сатирического еженедельника «Шарли Эбдо» потряс миллионы современников и взорвал мировое информационное пространство. Лидеры крупнейших стран осудили акт насилия и выразили соболезнование близким и соотечественникам погибших. Почти двести тысяч французов вышли на улицы городов с табличками «je suis Charliе», что означает «я Шарли», акции солидарности прошли в столицах многих стран, жители Америки, Азии, Австралии, и всех стран Европы несли цветы и свечи к французскому посольству.

Сотни специальных выпусков и телепрограмм на самых разных языках, первополосные материалы всевозможных газет и целая армия экспертов комментировали происшедшее. Умозаключения при этом звучали самые разные, и в нашей стране, и в других, и обнажали многие болевые точки дискуссий последних лет.

Отечественные комментаторы – известные ученые и общественные деятели в эфире говорили в связи с парижской трагедией о разном - о слабости европейских лидеров перед угрозой террористов, о превосходстве российского законодательства, включающего, в отличие от французского, ответственность за оскорбления чувств верующих, даже об «американском следе» террористов, на самом деле нацеленных не на карикатуристов, а на Россию.

Акция Солидарности "Я-Шарли". Тбилиси, 8 января 2015 г. Фоторепортаж корреспондента "Кавказского узла" Эдиты Бадасян

Интернет и региональные СМИ представляли еще более широкую палитру мнений, в которой чем дальше, тем активнее звучали две доминирующие тревожные ноты.

Первая, выраженная популярными авторами, позиционирующими себя защитниками патриотических и традиционных ценностей – убитые сами нарвались, незачем было провоцировать чувствительных мусульман (по-своему эту мысль высказали отчасти и представители исламской общественности).


Полный текст

Комментарии

Android badge Ios badge
TopList