нояб. 07 2017, 15:03

Осетино-ингушский конфликт

Такая демонстрация есть необходимый элемент признания лидера членами группы "своим", т. е. своего рода вариант криминальный солидарности. "Полукровки" в конфликтах очень часто демонстрируют наиболее высокую степень вовлеченности и энтузиазма, ибо этнически расколотое общество не терпит незаангажированных маргиналов. Доказав свою лояльность группе, лидер может претендовать на самые высокие места в иерархии власти. По крайней мере, для Сергея Хетагурова оказалось возможным вполне успешно участвовать в выборах первого президента Северной Осетии в январе 1994 г., составив серьезную конкуренцию Ахсарбеку Галазову.

Важным обстоятельством массово-психологической подготовки к совершению актов коллективного насилия стала длительная обстановка полувоенного положения в республике, милитаризация населения и масштабная антиингушская пропаганда, создавшая образ врага из части населения республики, которое фактически оказалось в роли заложников всевластия местных властей. Насилие против ингушей стало своего рода средством утверждения "геройства" осетин, их групповой консолидации и "гордости" после жестоких потрясений в связи с пережитым аналогичным насилием по отношению к членам своей группы со стороны грузин в Южной Осетии.

Уроки конфликта в Северной Осетии

Хотя война в Чечне затмила события в республике Северная Осетия, первый насильственный конфликт на территории современной России остается неразрешенной гуманитарной и политической проблемой. Политики и эксперты должны осмыслить уроки осетино-ингушского конфликта и не терять воли к его урегулированию. Ряд оценок и предложений мне кажутся наиболее важными. Это был этнический конфликт в его наиболее выраженной форме, ибо обе конфликтующие стороны были мобилизованы по принципу этнической принадлежности, а насилие носило четко избирательный характер - осетины убивали ингушей, ингуши - осетин. Активное участие в конфликте российских вооруженных сил, как и в целом федеральных и республиканских властей, не меняет этой оценки.

Республиканские власти полностью встали на позиции "национальных интересов осетин" и предпочли кровную солидарность с гражданами другого государства защите интересов и безопасности жителей республики, которые составляли этническое меньшинство. Более того, они и выступили организаторами силовой акции изгнания части граждан с территории их проживания вместо настойчивых усилий по улучшению правления и нейтрализации провоцирующей деятельности ингушских радикал-националистов среди жителей Пригородного района. Вместо позитивных мер по вовлечению ингушей в общественно-политическую жизнь республики, усилению их лояльности и социально-культурной удовлетворенности, был избран путь отторжения и даже третирования тех, кто еще на памяти живущих поколений испытал травму депортации и легко стал жертвой безответственных агитаторов "своей" государственности и "справедливых" границ.

Федеральные власти не оказали своевременной помощи в виде конструктивной программы умиротворения и не смогли обеспечить правовой порядок в зоне межэтнической напряженности. В момент эскалации конфликта Центр разделил примитивную версию об "ингушской агрессии", и вместо разъединения сторон и пресечения межобщинного насилия его представители необдуманно раздали автоматическое и другое оружие гражданским осетинам, а мощью российской армии, проутюжившей ингушские поселки Северной Осетии, а также часть территории Ингушетии, еще более рискованно решили достать бронетехникой и до Чечни. И тем не менее конфликт относится к категории этнических, хотя из этого совсем не следует вывод, что между двумя народами существует врожденная нетерпимость друг к другу и их совместное проживание в рамках одной республики или добрососедство невозможны.

Конфликт выявил существование в ряде регионов России своего рода гремучей смеси из одурманенных этническим национализмом представителей интеллигенции и политиков и плохо обустроенной части молодых мужчин, готовых под флагом "интересов нации" или "государственного суверенитета" выйти из гражданского повиновения и самим повоевать с "врагами" с прицелом прибрать к рукам чужие земельные участки, дома или квартиры. Если бы власть не допустила "калашниковский ряд" на рынке в Назрани и неконституционные военизированные формирования в Северной Осетии, насилие такого масштаба было бы невозможно, несмотря на паранойю тогдашних ингушских "национальных лидеров" поменять флаги и начальников в Пригородном районе и несмотря на насаждавшуюся в Северной Осетии нетерпимость к ингушам.


Полный текст

Комментарии (13)