июль 09 2020, 04:49

Аналитики объяснили успехи вербовщиков ИГ* на юге России

Возросший уровень насилия в обществе и отсутствие социальных лифтов способствуют радикализации молодых людей, а примкнуть к террористической организации сейчас достаточно легко, отметили опрошенные "Кавказским узлом" аналитики, комментируя предотвращение теракта в Астрахани.

Как сообщал "Кавказский узел", 7 июля ФСБ рапортовала о предотвращенном в Астрахани теракте. Сотрудники ведомства задержали астраханца, который принес присягу лидеру "Исламского государства"*, признав того своим амиром. Он подозревается в подготовке нападения на административное здание в городе.

Член "Клуба экспертов Нижнего Поволжья", профессор Волгоградского государственного университета Александр Стризое заявил 8 июля корреспонденту "Кавказского узла", что наблюдает тенденцию по увеличению насилия среди молодежи, которое приводит ее в итоге в ряды ИГ*.

"Я бы рассматривал происходящее с точки зрения социологии. Совсем недавно в Волгограде наделала шума история молодого человека, который на дому устроил целую лабораторию. В ней он ставил опыты со взрывчатыми веществами. В этом смысле астраханский случай тенденциозен: молодежь с пугающей легкостью готова прибегнуть к насилию ради решения проблем. Насилие стало рассматриваться, как простое средство для решения социальных вопросов. Тенденция чревата развитием непредсказуемых явлений в обществе, что может привести к гражданской войне", - рассказал он.

Он отметил, что нестабильным состоянием молодежи на Кавказе пользуются "разного рода исламистские структуры", которые с легкостью вербуют новых сторонников. "Перспективы, которые предлагаются государством и родителями, не привлекательны. Успех ИГ* и прочих террористических организаций в вербовке людей обусловлен отсутствием в обществе социальных лифтов, не представлены каналы вертикальной мобильности… Любопытно, что в большинстве случаев в ИГ* идут дети не бедствующих родителей – это люди среднего и более высокого достатка", - добавил Стризое.

Астраханская область всегда имела сильное исламистское подполье, однако оно не было настолько радикальным, как в Чечне, Ингушетии или Кабардино-Балкарии, рассказал корреспонденту "Кавказского узла" руководитель научных исследований института "Диалог цивилизаций", профессор Алексей Малашенко.


Полный текст

Комментарии

Android badge Ios badge
TopList