окт. 10 2001, 17:36

Кавказская политика России и российские ориентации Кавказа

Народы - это уникальные социально-экономические образования с самобытной культурой, языками и традициями. Народ - продукт многообразия культурно-исторического развития человеческого сообщества, среды обитания, уклада жизни, нравов и психологии. Кавказ - это целая планета народов, культур и языков, которые развиваются и взаимодействуют в этом пространстве тысячелетиями. Видимо, здесь проходили сложнейшие этнокультурные популяции с весьма близкими морфологическими, физиологическими и культурологическими особенностями. Особое место на Кавказе занимают способы адаптации к социально-экологической среде, сконцентрированность и самостоятельность культурных традиций, богатейшее многообразие и регламентированность взаимоотношений внутри общностей и осторожно-бережливое отношение при взаимодействии друг с другом.

За период XIX-XX веков в жизни народов Кавказа произошли коренные изменения. Этот период отмечен вхождением народов Кавказа в состав России. Тут целая гамма позитивных моментов, но вместе с тем создан и целый комплекс проблем, которые влекут за собой конфликтогенный потенциал. И в этом плане нужна политика снижения его влияния.

В силу своей сложности кавказский узел конфликтов с трудом поддается развязке и ослаблению. Конечно, первоочередной и повсеместной тут должна стать задача прекращения вооруженных действий, вовсе не возвеличивающих, а оскорбительных прежде всего для народов этого прекрасного края. Цивилизация прекращает свою культурно-нравственную роль во время войны. И это надо понять. Россия объективно тысячелетней историей вмонтирована в кавказские реалии, почти во все конфликты как частью своей территории, своих народов, так и долговременными нитями связей и интересами на Кавказе. Они определяются как геополитическим положением, так и исторически теснейшими контактами и традиционными ориентациями экономической и культурной общности России и огромной части коренного населения Кавказа. Без России, без учета ее интересов и непосредственного приоритетного участия ни одну существенную проблему на Кавказе не решить. И те, кто сегодня рьяно старается разорвать российско-кавказскую историко-культурную общность, вредят своим странам и народам независимо от того, под знаменами каких экстремистов они выступают - от национал-сепаратистов до казаков-унитаристов. Вместе с ними на раздор и распри в родном отечестве работают и некоторые из новоявленных политиков как на Востоке, так и на Западе. И связано это с тем, что Россия наконец стала открыто заявлять о своих интересах в регионе, и "демократы" многих стран спешат однозначно объявить их "империалистическим синдромом России". Об этом речь идет в статье, вышедшей 6 января 1994 г. в газете "Бостон глоб". Причем призывы уйти с Кавказа раздаются не только из-за рубежа, но и внутри казалось бы просвещенной России, не помня, что такие призывы противоречат прежде всего национальным интересам России, ее целостности и единству. При этом не учитывается историческая, специфическая роль и положение как России на Кавказе, так и Кавказа в России. Здесь отсутствует понимание того, что если даже Россия и захотела бы уйти с Кавказа в силу объективных причин, она уже никогда этого не сможет. Конечно, я не являюсь сторонником точек зрения, что Кавказ без России погибнет от войн и голода. Это не так. Но Кавказ может чувствовать себя более стабильным вместе с Россией, взаимодействуя равносторонними и весьма интегрированными цивилизациями.

Конечно, есть и те, кто предлагает бороться за расширение российского присутствия не только за Кавказским хребтом, но и дальше, совершить еще один набег, еще один "последний бросок". Другие "крайние" вовсе требуют бросить Кавказ, чтобы он сам, измотавшись в межэтнических войнах, "приполз на коленях". Подобные подходы основаны в большой степени на не всегда здоровых эмоциях, а не на реалиях и конкретно-историческом анализе места и роли Кавказа в исторической российской геополитике, роли самой России на Кавказе, в кавказской истории. Не говоря уже об оскорбительности таких подходов для народов Кавказа.

Вопрос о наличии российских интересов на Кавказе не предмет для спора, ибо мы веками живем рядом и вместе. Немало жертв мы принесли, доказывая это. Мэтр политики З. Бжезинский, например, в отличие от наших горе-политиков признает наличие американских интересов на Кавказе. Думаю, что и сегодня американские нефтяные магнаты внедряются в Азербайджан и Казахстан не только с экономическим, но и политическим прицелом, чтобы США могли завтра более аргументированно говорить о наличии здесь своих интересов. А Россия теряет свои позиции на Кавказе, и там может вырасти поколение людей, интересы которых уже не будут связаны с Россией. Для нас, смею утверждать, российская политика на Кавказе имеет актуальное политическое и социально-культурное значение и на сегодня, и на перспективу. Это даже уже и не "чистая" политика, а сама жизнь, настолько мы интегрированы друг в друга. И на этом фоне, хотим мы этого или нет, приоритетными являются прежде всего социально-экономические и этнокультурные моменты политической стратегии и тактики российского присутствия в этом регионе. Вопрос этот нельзя сводить к военно-политическим моментам нынешней конъюнктуры. Кавказ и Россия - это не только отдельные цивилизации, но и цивилизации интегрированные и приобретшие издавна новое качество, которое уже стало неотъемлемым для обеих. Вот почему в нынешних сложных условиях как никогда нужна обоснованная и весьма корректная, но долгосрочная государственная политика на Кавказе. Под государственной политикой мы понимаем комплекс разнообразных (от экономических до оказывающих демонстрационное и морально-психологическое воздействие на население) мер и действий, непосредственно влияющих на состояние этносов и межэтнических отношений в регионе в широком смысле слова (ибо это родственные и взаимосвязанные народы), проводимых последовательно согласованными демократическими методами всеми государственными и общественными институтами с точки зрения учета интересов всех народов и стран кавказского региона, нынешних и перспективных интересов Российской Федерации. Встречи на высшем уровне на Кавказе проводятся, но они далеки от последовательной и согласованной политики в этом сложном регионе.

Реальность же пока такова, что нельзя считать такой комплекс сформированным. Более того, в нынешних условиях смуты и неразберихи, конфликтов и войн идет процесс разрушения вековых интеграционных, сущностных, духовно-нравственных нитей как внутри кавказской цивилизации, так и в российской цивилизации. Процесс этот с обеих сторон характеризуется сегодня отсутствием преемственности, непоследовательностью, противоречивостью действий, непродуманностью общей политики. Пока преобладают недопустимые на Кавказе различного рода импровизации в сочетании со слабыми знаниями специфики Кавказа. При этом отсутствуют необходимая координация в деятельности различных государственных институтов, их стремление опереться в политической борьбе не на стратегических союзников, а на силы, декларирующие идейную близость (часто в конъюнктурных целях). Просматриваются и усилия по поддержке развернувшейся внутри Кавказа политики "разделяй и властвуй", опираясь на разного рода номенклатурно-клановые элиты, и не задумываясь в стратегическом плане над проблемой защиты прав человека, национальных меньшинств, сожительства культур и народов в кавказском, а значит в целом и в российском историко-культурном пространстве. Такая политика, если она кому-то в России сегодня кажется продуктивной, по сути своей порочна и не имеет перспектив.


Полный текст

Комментарии

Android badge Ios badge
TopList