12 июня 2020 / 13:29

история Мурата Сасиева, полиглота и матерщиника

после нехитрых операций с телефоном типа переустановки системы стер все свои контакты, около тысячи номеров. собирал их с тех пор как появился мобильный, почти 20 лет. столько людей я перевидал с тех пор, и черт знает сколько раз они меня выручали в непонятных ситуациях, но вот и все, больше надеяться не на кого.

впрочем, один человек остался на связи. я не понимаю как это устроено, совсем, но тысяча контактов пропала начисто, а один остался. тот, по которому я в жизни и не звонил никогда. Это Мурат Сасиев, мой старый приятель по университетским денькам. Он давно живет в Москве и мне никогда и в голову не приходило ему звонить. но его номер сохранился, и я не понимаю почему.

Мурата знают в Осетии как полиглота, и он действительно им является. Еще больше его знают как футбольного переводчика, но мне Мурат запомнился в нашу студенческую пору, когда мы оставались на ин.язе после пар и играли в пустой аудитории на гитаре. не в меру болтливый, Мурат, в то же время, никогда не говорил бессмыслицы.

Сасиев в то время был одержим сочинительством песен (как и все мы), но относился к своим опытам критично, и всегда спрашивал нас мнение о своем творчестве. но у нас тогда была своя группа, мы играли панк-рок и никого не любили. впрочем, одна песня запомнилась всем. не только нам, музыкантам или студентам, а, думаю, всему факультету иностранных языков тех дней. 

было лето и было ощущение, что всех всё достало. достало сидеть на парах, когда в планах  были загородные вечеринки и все эти сопутствующие приключения. я сидел на занятиях, как вдруг услышал аккорды той самой песни, которую знал уже наизусть. там был очень четкий иггипоповский ритм и простая гармония, построенная на бесконечном повторении четырех аккордов. 

я тут же бросился к окну и увидел Мурата, который взобрался на крыльцо здания напротив, и, перебирая своими короткими пальцами-сосисками струны, четко выбивал вступление на гитаре, с вызовом смотря на нас. голос у Сасиева был выразительным, пел он всегда громко, широко открывая и сильно кривя рот в британской традиции. тут же в соседних окнах появились и другие студенты, которых безуспешно пытались загнать обратно преподаватели. это было похоже не внезапное шоу, как будто наш спящий городок разбудили бременские музыканты.

в той песне был простой, но экспрессивный припев: "I love you, I want you"... и, конечно, я знал этот трюк, который Мурат вытворял в припеве, поэтому приготовился ждать. и когда пришел момент, Мурат набрал в легких воздуха, и вместо "I want you" закричал во всю глотку "I FUCK YOU!!!". эта фраза, брошенная так смачно в направлении факультета иностранных языков североосетинского госуниверситета, вызвала неподдельный шок у сотрудников кафедры английского языка и не только. 

это был неприкрытый бунт, который Сасиев, как интеллектуал, трансформировал из книг своих любимых французских экзистенциалистов, в песенный, ораторский жанр. этой дерзкой выходкой Мурат, безусловно, сильно поднял себя в наших глазах. что касается преподавательских санкций, то, конечно, вряд ли бы он после этого смог окончить факультет, если бы он действительно не был настолько талантлив в изучении языков. 

трудно сказать что Мурат любил больше - литературу или музыку. в те дни мне запомнилось, что он бесконечно сыпал цитатами из европейских философов, но в то же время, от красивых мелодий он впадал в ступор. именно искусство мелодии, а не погоню за техникой или неким рок-образом Мурат любил в музыке. например, он не признавал "Роллинг Стоунз" после 1967 года, а из "Битлз" боготворил Пола Маккартни. 

как-то, получив стипендию, я записал в студии звукозаписи на Куйбышева очередную порцию кассет. был там и альбом Маккартни "London Town" 79 года. я послушал его несколько раз, а потом одолджил кассету Сасиеву, который уже давно ее ждал. на следующий день, встретив Мурата как обычно на факультете, я поинтересовался его мнением. его ответ поразил меня. он сказал, что пока ничего не может ничего сказать в целом об альбоме, потому что слушает только одну песню в день, а воспринимать новые песни Маккартни в большем количестве невозможно - каждая шедевр.

такое бережное отношение к музыке шокировало меня. мне кажется, что Мурат требовал такого же и от себя, но таланта сонграйтера в нем было очевидно меньше, чем таланта полиглота. дошло до того, что Мурат купил у нас одну песню. ее написал Бен, бас-гитарист нашей группы, и она нам не нравилась, потому что была медленной, а мы типа играли панк. мы даже составили контракт на тетрадном листе и поставили там все свои подписи. не помню сколько Сасиев заплатил за нее, но у него были планы на эту песню. она называлась  Starry-eyed. 

в другой раз мы шли с Муратом из университета, и, проходя мимо "Джоя" на Ватутина (первого во Владикавказе магазина фирменных кроссовок), встретили певца Олега Тайсаева, с которым я не был тогда знаком. Мурат в своей юмористической манере представил нас, назвав меня "талантливым сочинителем", хотя в багаже у меня было тогда лишь пара-тройка крикливых панк-песенок. но Тайсаев сразу заинтересовался и начал жаловаться на отсутсвие стоящего материала для исполнения. "если напишешь что-нибудь в стиле Тома Джонса, обращайся", сказал что-то типа того Олег и мы расстались. 

прошло много лет, Олег Тайсаев сделал успешную карьеру эстрадного и оперного певца, а я порой до сих пор мечтаю сочинить для него песню "в стиле Тома Джонса", но как назло ничего не идет в голову.

в те же дни Мурат сделал рок-дуэт с Тахиром Кулибековым под названием "The Misunderstoods". это было название старого хита еще одной его любимой группы The Animals. и если перевести название их дуэта на русский, то выйдет, что оно оказалось пророческим. творчество "Непонятых" мало кто понял, и вскоре группа распалась.

знание иностранных языков вскоре пригодилось Мурату и в практическом смысле. я помню как мы стояли на ступеньках ин.яза и как обычно трепались ни о чем. тут как ниоткуда подошел лысый и здоровый дядька с видом дельца и спросил: "кто из вас знает как будет "спирт" по-английски?". Мурат ответил первым и делец в кожанке тут же бросил: "иди за мной парень, если хочешь заработать деньжат". и они ушли.

вскоре Сасиев и вовсе пропал с радаров. "Алания" тогда играла в лидерах чемпионата России, клуб покупал легионеров, среди которых было немало бразильцев, и Мурат нашел себе работу по душе. мы остались играть на своих расстроенных гитарах в пустых аудиториях факультета, а он болтался по всему миру и болтал с футболистами.

впрочем, творчество он не забросил. я был приятно удвилен, когда вдруг обнаружил через несколько лет подборку его философских стихов в журнале "Дарьял". 

но встречать лично мне его не доводилось очень давно. а в прошлом году вдруг увидел Мурата случайно в торговом центре во Владикавказе. у него все хорошо, он работает переводчиком в футбольном клубе "Локомотив". Мурат давно сменил стиль и носит вместо джинсов спортивную клубную форму, но выглядит довольным и радостным. 

вот ему и позвоню)

АЦ

Погода на Кавказе