30 окт. 2013 / 14:48

Почему я не симпатизирую осужденным радикалам?

«Кавказский узел» полон сообщений об арестах, осуждениях азербайджанских теологов и их сторонников. 

Преследования мусульманских активистов, неугодных власти, в Азербайджане были всегда. Их арестовывали и осуждали к различным срокам. Потом появлялись новые, и вновь аресты и осуждения. И никогда судебные решения не выносились за сугубо религиозную деятельность активистов. Всегда они представляли  виновными в нарушении Конституции, шпионаже в пользу Ирана, хранении оружия, наркотиков, хулиганстве, призывах к свержению власти и других ужасных злодеяниях.  В ряде случаев эти обвинения подтверждались телевизионными саморазоблачениями и кадрами оперативной видеосъемки с места событий.

Понятное дело, что в западных странах этих людей, преследуемых в Азербайджане, не защищают. Ведь там, на Западе с их двойными стандартами, если осужденный каким-то образом связан с  Исламом, а тем более с Ираном, он уже априори преступник.

Но почему и я не полон симпатий к нашим исламистам? Скажу, что таких как я, в нашей стране много, если не большинство. Особенно среди русскоязычных бакинцев. 

Мое отношение к руководителям официального ислама в Азербайджане можно было прочувствовать по моему же предыдущему посту.   Несмотря на прошедшие со дня обретения Азербайджаном независимости 22 года,  мы – выросшие и получившие образование в СССР, остаемся в действительности атеистами, хотя и пытаемся считать себя верующими. В Исламе, однако, раздел между этими категориями очень четкий и без компромиссов – каждый, кто не выполняет пяти обязательств Ислама, является безбожником или последователем другой религиозной конфессии.

А к преследуемым религиозным деятелям мое прохладное (но далеко не враждебное!) отношение объясняется другой, чисто подсознательной причиной.

Объясню: сейчас, когда я пишу этот пост, прямо передо мной сидит громко кашляющий коллега. Кашель не при чем, это я к слову сказал. Коллега верующий, мусульманин, из семьи духовного деятеля из южного азербайджанского района. Коллега раз в день молится, уединившись в тихом уголке нашего офиса. И никогда не выставляет свою религиозность напоказ. Если в офисе идет спор на религиозную тему, он может высказать свое мнение. Не больше. Да и еще и отметит право каждого придерживаться своей позиции. Его не преследуют, не арестовывают и не осуждают. За веру в Азербайджане не преследовали даже в советские годы.

Такой верующий человек не вызывает у большинства возражений и раздраженности.

Совсем другие чувства появляются при общении с верующими, своим  поведением демонстрирующими всем свою якобы исключительность. Таких на улицах Баку становится все больше. Положим, на непривычный большинству облик этих людей можно не реагировать, в конце-концов быть отличным от других – в этом нет ничего плохого.

Но в Азербайджане были времена, когда активно действующие исламские организации пытались насаждать свои идеи, открыто призывали к введению законов шариата и отказу от светской государственной власти. Я был свидетелем, как молодчики  в черных рубахах сорвали с девушки на улице бижутерию.

 

Ежегодные кровавые ритуалы самобичевания ударами по спинам металлических плетей в шиитский  траурный день Ашура, проходящие во дворах мечетей при стечении народа, в присутствии детей, мне совершенно неприятны.  Управление Мусульман Кавказа противится этому ритуалу, призывает заменить самобичевание добровольным донорством, дарением своей крови больным талассемией, и даже руководители УМК показывают в этом личный пример. Но выгнать со дворов мечетей фанатиков не могут, или не хотят, чтобы не настраивать паству против себя.

Пугает некая закрытость религиозных общин, их недомолвки и конспиративность.  Новые мусульманские секты как-будто готовятся к неким будущим акциям. Хотя, если арестовывают, поневоле станешь скрытным.

Умный человек сказал мне однажды: «мусульманские радикалы опасней азербайджанскому государству, чем армяне. Последних можно убить, их можно победить. Но как убить своих мусульман? Как покончить с радикализмом в самом себе?».

Ответа на этот  вопрос у азербайджанской власти нет, а одними арестами и осуждениями проблему, как показывает жизнь, решить невозможно.

P.S. Предупреждая скоропалительные выводы, хочу обратить особое внимание. Я ничего не имею против и в ряде случаев мне нравится Ислам, которому следовали и следуют мои предки, родственники и друзья. Более того, считаю Ислам величайшим явлением, и если бы меня поставили перед выбором между двумя конфессиями, я бы не выбрал Христианство. В моем посте речь шла о людях, об отношении этих людей к религии и использованиие религии в нерелигиозных целях. А это совершенно другое.

 

Погода на Кавказе