17 апр. 2014 / 11:46

Я - начальник, ты – дурак?

 


Откуда в начальниках берется чванство?  В школах такого предмета -  глупой горделивости, нет,  и не верится, что мама с папой говорят чаду –  запомни, сынок,  когда станешь большим начальником, не общайся с подчиненными на равных, а лучше вообще не смотри на них, а только свысока, поверх голов, медленно, но тяжело шагая…

Наверное  тому,  что у нас называются тырпаштых, а это азербайджанское слово явно происходит от русского «трепач»,  будущие бонзы учатся, завистливо глядя на своих же начальников.  Или стоя в огороженной полицейскими толпе, когда по столице мчится длинно-черный президентский кортеж.

 

 

 

 

 



Недавно,  когда я проходил мимо здания Милли Меджлиса, меня вместе с группой прохожих буквально заперли, если можно так выразиться, на автобусной остановке.  Полицейский-запиратель  чувствовал себя неловко, выслушивая обидные ремарки запертых, но что он поделать, если поступил приказ убирать людей с  тротуаров, когда проезжает президент?

Ладно, допустим,  на первое лицо и еще на пару других лиц в государстве могут быть покушения, и каждый приятного вида прохожий может оказаться злостным террористом. Кстати, тот самый смущенный полицейский спросил у загнанного на остановку  рабочего, что это он прижимает к груди. Оказалось,  в свертке скромная еда,  для обеденного перерыва.

Допустим, первые лица нужно охранять. А кому нужны наши министры и главы госкомитетов? Цена же им на черном рынке – грош!  Но очень хочется казаться сверхзначительным,  хотя бы в собственных заплывших глазках.

Об этом шла речь в одном меджлисе с моим участием.  Обсуждали известие о том, что  когда шеф одной весомой азербайджанской структуры ходит по коридору,  идущая впереди охрана  разгоняет сотрудников по кабинетам, чтобы "крейсеру" на глаза никто не попадался.  И никого в его ведомстве  это не удивляет и не возмущает.

«Нет ничего омерзительнее такого чинопочитания», - возмущался рассказывающий.

Слушателей как-будто прорвало.  Примеры  азербайджанского официального дебилизма  так и посыпались.

Вспомнили, что такая практика существует во всех министерствах, причем это началось  задолго до последнего прихода к власти Гейдара Алиева.

«Когда Эльчибей в штабе Народного Фронта Азербайджана  выходил в туалет, специально для него,  в донельзя загаженный сортир охранник наливал два ведра воды. Я в таких случаях старался сразу после пойти, пока еще чисто», - вспомнил один.

«В Министерстве налогов охранник у входа в здание разгоняет сотрудников накануне Его появления», - делился другой.

В  ГНКАР-кой структуре (Госнефтяная компания) лет 13 назад мебель перевозили с этажа на этаж, и охранник говорил: не держите здесь мебель около лифта,  а не то министр увидит. Лифт подъедет, тогда подносите.

«Мерзко...»,  - квалифицировал рассказчик.

- Еще бывает:  ряис (начальник)  с основной двери входит, а простые смертники только с заднего входа, - добавил второй.

Такое же происходит в Бакинском госуниверситете. Ректор не обязан пробираться через студенческую толпу. Специальный «эскадрон гусар» эту толпу разгоняет по аудиториям, и после этого проф. Абель Магеррамов выходит из кабинета.

Другой собеседник, выпускник Нефтяной Академии добавил:  когда ректор Сиявуш Гараев  изволит посещать свое рабочее место, студентов запирают на лестницах и в подземном переходе между двумя корпусами.  Хотя в наше время ректор Исмаил Ибрагимов запросто мог зайти в любую аудиторию и поинтересоваться у студентов их проблемами.

-   Как можно студентов  лестнице  запереть? А когда Гараев изволит отлить, как бывает?,  - спросила пораженная в самое сердце добрая женщина.

- Просто. Охранник стоит на ступеньке и никого не пропускает.

-  А парковку автомобилей не видели? В  Бейналхалг Метбуат Меркези (Международный Пресс Центр, Баку), принадлежащий жене главы отдела Администрации президента Али Гасанова, только ее Тuаrеg может парковаться прямо у первой ступени.  Машину служащие ежедневно моют и  подгоняют прямо к ступеньке, чтобы  ногой на асфальт, не дай бог, не ступила.  Остальным водителям можно останвлять машины на общей парковке, в отдалении, -  делился журналист, работавший в БММ.

Такое же происходит на некоторых телеканалах.  

Я еще вспомнил, как лет 12 назад, когда нынешняя популярная в  среде плачущих крестьянок телеведущая была всего только главредом третьесортной размалеванной  цветной газеты, она при мне, явно для демонстрации своего «веса», стучала по столу редакции пальцем, крича, чтобы все при ее появлении вставали.

А другая аналогичная особа,  явно засидевшаяся на посту руководителя крупного информационного агентства куда ее закинули с должности безграмотной корреспондентки,  периодически появляется в  своей азербайджаноязычной редакции, чтобы истошно покричать и успокоиться. Интересно, что в русскоязычную свою же редакцию она для такого шоу не входит. Ей вежливо объяснили, что в этой комнате такие финты не проходят – могут и ответить.

То есть мы сами позволяем им вести себя так.  Насколько позволяем, настолько и ведут.  И многое зависит от внутренней культуры начальника.  Я работал в Академии Наук с сыном первого секретаря ЦК АКП Кямрана Багирова – Теймуром.  В то время первый секретарь ЦК КП АзССР был фактическим президентом республики. Так вот, Тима стеснялся подъезжать к Институту физиологии на цэкашниковской черной «Волге». Машина останавливалась на  автобусной остановке, и Тима оттуда шел на работу пешком, вместе со всеми.

Вчера узнал, что эмигрировавший в перестроечные годы в Австралию Теймур Багиров трагически там скончался, упав с высоты.

Хорошо, что не все такие, как те начальники. Есть негодующие. Это радует и придает оптимизма. 

Завершаю воспоминания о начальничьих замашках безаналогового Азербайджана видеороликом, предложенный нашим читателям директором Института свободы и безопасности репортеров Азербайджана Эмином Гусейновым.  Посмотрите, как разгоняют у городской улицы прохожих, когда царевна Будур отправляется в баню, и расскажите о диких привычках ваших чиновников.

 

 

 

 

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList