18 июля 2018 / 02:31

Брюссельский саммит НАТО, Трамп-Путин и проч. Что означает политика Трампа и современная внешняя политика США?

Саммиты НАТО происходят с регулярностью в среднем раз в полтора года, причем сейчас, судя по всему, принято решение увеличить частоту встреч – саммит был в 2016, 2017, в июле этого года и будет через год. Причем если это раньше было связано с одной страной – Россией, то теперь – не только – все больше вопросов у западноевропейских элит вызывают США под руководством Дональда Трампа, а также Великобритания, как-то непонятно выползающая из Европейского союза. Для постсоветского пространства, этот саммит впервые стал значительным событием после Бухарестского саммита НАТО, состоявшегося в апреле 2008 года. Но чтобы поговорить о результатах для стран Южного Кавказа и всего постсоветского пространства, нужно понять что вообще происходит с международной политикой, Трампом, Путиным и так далее. В этом посте я сконцентрируюсь на общих проблемах.

Дональд Трамп, по выражению генерального директора РСМД Андрея Кортунова, прибег к хорошо известной в России методике «бей своих, чтобы чужие боялись». Целиком экспертную дискуссию можно посмотреть в этом видео.

Дополнительно по внешней политике США при Трампе и нынешней системе международной политики можно узнать, посмотрев дискуссию в Совете по внешней и оборонной политике России по ссылке.

Оба видео примерно по полтора часа, то есть вместо них можно посмотреть два художественных фильма, но это, по-моему, гораздо полезнее. Какую повестку дня он представляет – это американский национализм и изоляционизм, для которого почва уже была готова к моменту его избрания. В частности, у США огромный долг и снижается доля в мировом ВВП, а также в международных военных расходах (эта тенденция продолжается где-то с начала 2000-ых и постепенно обретает качественно новый вид), соответственно, Америка постепенно перестает быть единственной сверхдержавой. А изоляционизм — это попытка переоценить все собственные активы.

Но помимо словесных интервенций Трампа, НАТО продолжает развиваться; союзники готовы повышать военные расходы, все новые силы будут размещаться по периметру России, то есть пока что альянс продолжает действовать. И если где-то думают, что этот альянс вот-вот развалится, то так думать не стоит. Даже Трамп совсем отказываться от него не будет – в первую очередь он хотел бы причесать союзников, а не отказаться от них.

Трамп представляет существенную часть населения США, хотя и не большинство, поскольку сталкивается с громадным противостоянием со стороны элиты, использующей все возможные медиа-ресурсы. Но его рейтинг в последние полгода имел тенденцию к росту (опросы Гэллапа).


Соответственно, Трамп выражает интересы значительного числа американцев и в некотором роде символизирует логику переходного периода. Он бьет по международным институтам, по «политике ценностей» в пользу «политики интересов» с тем, чтобы реализовать собственный идеал внешней политики, который он понимает как работу крупного бизнеса, где нужно минимизировать издержки и максимизировать прибыли.

На саммите НАТО он требовал от всех стран ЕС уже даже не доведения военных расходов до 2% ВВП, а до 4% ВВП, что совершенно нереально. Говоря о «расходах на НАТО», не все комментаторы понимают, что речь идет не о расходах на организацию, а о расходах на собственные вооруженные силы каждой из стран альянса. И когда оказывается, что некоторые страны Балтии, а также Греция и Турция тратят на оборону 2% ВВП или более, а Германия – не тратит, нужно понимать это как то, что Греция и Турция находятся в конфликте друг с другом, Балтия вооружается против России, а вот Германии вооружаться ни к чему – для решения ее нынешних проблем с безопасностью более чем достаточно ее нынешних скромных по размеру военных сил. Довести эти расходы до больших величин ей будет очень сложно – при том же числе солдат и техники необходимости в повышении расходов на оборону нет. Но в чем же проблема Америки? Вопрос в закупках вооружения. Трамп действует как торговый агент собственного оружейно-промышленного комплекса и пытается обязать союзников покупать его продукцию, вне зависимости от уровня угрозы, поскольку сколько-либо серьезной угрозой альянсу Россию Трамп не считает.

Везде ищут смысл – мол насколько оправдано то, что Трамп требует у союзников повышения расходов и насколько Америка обеспечивает безопасность Европе, но без понимания того, что этот спор имеет коммерческую подоплеку, тут обойтись нельзя: за пределами коммерческой логики этот разговор почти не имеет смысла, а США обеспечивают безопасность Европы совсем не из альтруизма.

Совсем другой тон у Трампа был в разговоре с Путиным – уважительный и даже, по мнению его критиков, заискивающий. Вновь пошли старые разговоры о Трампе, что он российский шпион, враг Запада и вообще нехороший человек. Вопрос не в том, посмотрел ли Трамп в душу Путину и что он там увидел. Путин больше не нуждается в том, чтобы американский президент его полюбил, поскольку его поначалу любили все американские президенты, начиная еще с Клинтона, но счастья это не принесло. Для Путина был важен сам факт встречи. Трамп хотел наконец-то провести серьезные переговоры с Путиным и показать, что он шаг за шагом решает внешнеполитические проблемы Америки, но он не учел, насколько мотивированы его противники в том, чтобы сорвать эту встречу и обнулить любые возможные результаты. Непосредственно перед встречей была публикация спецпрокурором Маллером результатов расследования о российском вмешательстве в американские выборы. При том же конгрессе и ограниченном маневре на российском направлении, Трамп фактически не имел никакого кредита на фиксацию результатов этой встречи, поскольку многие его противники хотят обратить мощь США против России и в этом зашли так далеко, что ослабили не Трампа, а институт президентства в его способности реализации внешней политики.

Но у президента России таких проблем нет. Поэтому, когда вы имеете дело с президентом России, в частности, с Путиным, то вы имеете дело с полностью уполномоченным на любые переговоры человеком, представляющим всю мощь государства. Говоря о Трампе, это совершенно не так, Трамп представляет исполнительную власть США, которая только в этом году обрела сколько-либо цельный вид (поскольку нормальное правительство Трамп не мог сформировать как минимум год), сильно ограниченную в возможностях на внутреннем поле. Эту планку задали республиканцы в своей борьбе против Обамы в 2008-2016 гг. и теперь демократы подняли ее на совершенно шизофренический уровень. Сам Обама в последние два месяца своего президентства сделал все, чтобы подорвать будущий диалог с Россией и тем самым тоже задал планку для будущих лидеров – Трамп использует этот опыт, чтобы изгадить последователю из конкурирующей политической группы какое-нибудь приоритетное направление.

Если иметь это понимание, то можно сказать, что Путин пришел на эту встречу вполне спокойно – он знает, что он что-то может дать Трампу и его, Путина, решение, будет выполнено, тогда как решение Трампа выполнено быть не может, соответственно, Трамп там то ли в качестве частного лица, по совместительству занимающего должность президента в США, то ли в качестве медийного персонажа, шоумена. Разумеется, Путин был уверен в своих силах, тогда как Трампу и сказать было нечего, и сделать. Те же, кто лишил его возможности принимать какие бы то ни было решения на российском направлении, сейчас обвиняют его в предательстве, потому что он не высказывался как-то определенно и выглядел не так.

Победил ли Путин? В действительности, нет. Никакой войны на этой встрече не было, не могло и быть победителей. Путину нет необходимости выходить из изоляции – какое-то смутное подобие изоляции, а точнее, обструкции, он испытал на саммите G-20 в Австралии, но это было четыре года назад, а после чемпионата мира говорить о том, что он нуждался в выходе из изоляции не имеет смысла. Попытки устроить изоляцию по теме приезда в Россию мировых лидеров также не дали адекватного отклика, поскольку ряд лидеров все же приехали.

Так что мог сделать Трамп, как не быть той самой «вареной макарониной», о которой говорит Шварценеггер? Сказать, что он за атлантическое единство, не простит Россию за Крым и так далее? Трампу все равно где Крым и поэтому ставить такие вопросы не очень серьезно. Отличаются его цели во внешней политике – он поддерживает Израиль, борется с Ираном, находится в Сирии, ограничивает амбиции Евросоюза и Китая, пытается решить Корейский вопрос. И естественно, для решения этих вопросов – всех из них – ему нужно содействие России. Но содействия России он не получит, поскольку ничего не может предложить в ответ. И будет «вареной макарониной» - у внешней политики Америки сегодня нет адекватного представителя, который был бы способным на ее реализацию. И усилиями демократов, думаю, не будет уже очень долго. По сути, Обама и ребята вообще выключили США из внешней политики, перенеся внешнеполитические дебаты во внутреннюю политику. Хотя нельзя в этом винить только их – по причинам, которые я уже перечислил, США уже потеряли роскошь не иметь серьезных дебатов по внешней политике – это обусловлено осознанием в США, что вести себя по-прежнему невозможно – а как по-новому – непонятно. И Трамп, делая хорошую мину при плохой игре говорит, что это он сам отовсюду уходит. Хотя этот уход начался еще при позднем Буше.

Если понимать, какая повестка дня у США сегодня, то должно быть ясно, что ввязываться в священную войну против России Трамп не собирается и не может. Единственное, что он может – это бить в основание здания «ценностей» американской внешней политики. Речь, разумеется, об идеологии, которую сейчас просто называют другим словом. Трамп пытается деидеологизировать внешнюю политику, а поскольку большая часть элиты собрана вокруг этой идеологии, на ее основании кооптировалась – и получала образование, индоктринированное этой идеологией, для них он враг и предатель. Но он предатель не интересов Америки, а интересов ее политического класса, что не одно и то же.

Это как если бы Хрущев вдруг объявил бы, что нужно не поддерживать прокоммунистические режимы по всему миру, а искать хороших отношений с США. Коммунистическая партия не могла ему простить и меньшего. Тогда идеологизированной была внешняя политика СССР в гораздо большей степени, чем у США. Сегодня идеологии в США гораздо больше, чем, к примеру, в России или Китае. Как говорит политолог Джон Миршаймер, в России и Китае его понимают гораздо лучше, чем в США, потому что в этих странах реализм и есть основа внешней политики. Посмотреть лекцию Миршаймера можон по ссылке: https://www.youtube.com/watch?v=ReSWxNGtzjE

Но зачем существует эта идеология? Действительно ли для защиты либерального миропорядка? Вообще откуда возник этот либеральный миропорядок? По большому счету, нынешний вид он принял при президенте Обаме, когда левая идеология проникла в элиту США с огромным перевесом. Ответом заметной части общества на это стал яростный Трамп, который хочет все это уничтожить. Но ценности не являются вещью в себе. Ценности и идеология это по сути кодифицированные интересы в их старом понимании. Если есть ценностное единство, гораздо легче обеспечивать отсутствие разногласий в стане Запада – и по сути – сохранять лояльность европейских союзников. Кроме того, имея идеологию в качестве инструмента, очень удобно решать многие внутриполитические проблемы. Хорошо понимать, что это дается ценой постепенной ликвидации свободы слова, поскольку в идеологической среде иначе быть не может.

Однако для слабеющей сверхдержавы идеология во внешней политике – непозволительная роскошь. Элита Советского Союза не поняла это к середине 1960-ых гг. и уже к концу 1980-ых гг. было поздно. Политическая система Америки более гибкая и поэтому она реагирует гибко. И Трамп хочет сбросить все обязательства, которые он считает гирями на ногах США и свободно торговать во всех направлениях. Разумеется, он не понимает, как долго все это выстраивалось и не понимает, что даже убыточная сделка часто лучше никакой сделки, а наработанные связи разрушить гораздо легче, чем восстановить. И следующим президентам, даже из демократической партии, придется столкнуться с недоверием, посеянным Трампом в отношении Америки. Даже если это будет еще один «первый в истории» как Обама, когда уровень одобрения США вырос почти сразу во всем мире.

Резюме

Разговоры о том, кто победил на саммите Путин-Трамп не имеют никакого смысла. У саммита вообще нет результата кроме истерии в большой части мейнстримных западных СМИ. Внешнеполитическая повестка Дональда Трампа изоляционистская, что в корне противоречит глобалистской политике его предшественников. По большому количеству вопросов она противоречит всей идеологии, которая выстраивалась в США в последние десятилетия. В то же время, будущие президенты не смогут полностью отказаться от этой политики, потому что у США просто нет ресурсов на ее поддержание в старых объемах – и этот процесс уже шел. Обама хотел, чтобы функции США в разных регионах на себя брали союзники, такие как Германия. Трамп такие страны считает условными союзниками и никаких функций им передавать не хочет, но и НАТО он разваливать не будет, скорее просто попытается по возможности «продавить» членов альянса на покупку американской военной техники и сырья. По тому, какое значение это все имеет для Южного Кавказа напишу отдельно.

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList