05 нояб. 2018 / 18:13

Гела Чарквиани - о Сталине, Берия, Шеварднадзе и Саакашвили

Гела Чарквиани, сын советского руководителя Грузии в сталинский период, а также советник сразу двух президентов Грузии, поделился воспоминаниями о прошлом на канале "Совы". Я прошелся по этим интервью, всего там два часа, и выбрал самое интересное - все-таки человек действительно многое знает и помнит.

  • Первое видео называется "Шеварднадзе, Саакашвили и рэп - откровения Гелы Чарквиани",
  • второе - "Сталин, Грузия, СССР и глоток свободы Запада Гелы Чарквиани".

Сами видео прикреплены внизу, если кто хочет посмотреть целиком. Я же прилагаю фрагменты этих интервью.

В своем интервью Гелы Чарквиани гораздо больше рассказывает о себе и своей семье, чем о своем политическом опыте. Также, он рассказывает больше об истории, чем о более актуальных проблемах периода борьбы Грузии за независимость, периода власти Шеварднадзе или Саакашвили. В этом интервью, в советский период он предстает как фронда, но не как диссидент. Он рассказал о своей поездке в Америку, где, по его словам, узнал и увидел свободу, после чего решил эти знания как-то передать в Грузии, в частности, решил начать преподавать социологию, и чтобы суметь это сделать, он решил назвать предмет «краеведением», преподавая его в институте иностранных языков. Причем по сути, название в рамках советского понятийного аппарата было выбрано верно, поскольку «краеведением» является изучение социологии/этнографии той страны/региона, который изучается, а Чарквиани говорил на английском и соответственно мог преподавать по теме англоязычных стран.

Однако персональная биография Чарквиани мне кажется не очень интересной и поэтому сфокусируемся на том политическом инсайде, который он дал. Сначала это об эпохе Сталина и Берия, причем о самом последнем периоде, 1952-53 гг. Почти все нижеприведенное - либо прямые цитаты, либо пересказ, максимально близкий к тексту, дополненный минимально необходимыми пояснениями.

Сталин и Берия

Берия, после выезда в Москву и перехода на общесоюзную должность, не имел возможности вмешиваться в дела Грузии, Сталин это ему прямо запретил. Поэтому он недолюбливал отца Гелы, который весь этот период, с 1938 по 1952 год, был первым секретарем ЦК Грузии. Но даже несмотря на это они вполне могли нормально общаться. А после освобождения с должности, отец Гелы был переведен на более низкую должность, тоже в Москву, и Берия стал избегать контактов с ним, поскольку Сталин и так взял его «на мушку» после начала «Мегрельского дела», а тут еще и встреча с отставным главой Грузии вызвала бы дополнительные подозрения у Сталина, что мол Берия собирает оппозицию. Он откладывал встречи с отцом Чарквиани и так до смерти Сталина и не встретился с ним.

Но уже 17 марта 1953 года, через 12 дней после смерти Сталина и через 8 дней после его похорон, встреча состоялась. Берия сразу по телефону ответил и назначил встречу. Стоит отметить, что уже через месяц должно было быть рассмотрение по Мегрельскому делу, на котором кто-нибудь да указал бы на Берию. Поэтому Гела Чарквиани считает, что смерть Сталина была не случайной и была организована Берией (загадка смерти Сталина).

Итак, Чарквиани и Берия встретились, но Берия поздоровался сидя, без прежнего уважения. Он сразу сказал «Это вы из него (Сталина) сделали героя, вы создали его культ», чем поверг Чарквиани в шок. По словам сына Чарквиани, фразу «культ личности» придумали в аппарате Берия сразу же после смерти Сталина, это был Меркулов, тбилисский чекист, а также драматург, грамотный человек. «Это вы!.. Он был пьяницей! Это мы выиграли войну, а не он!» Гела Чарквиани дальше пускается в рассуждение относительно того, кто эти «мы», возможно, Берия и Маленков, который был ближе всего к Лаврентию, а также, генералы, и т.д. (думаю, что речь идет о партии - ред.). Поэтому, по мнению Чарквиани, если бы не убийство Берии, то на двадцатом съезде звучали бы гораздо более жесткие формулировки («хуже бы произошло»). Отец Чарквиани спросил у Берии о возможности реабилитации, Берия как бы снял с него «метку», но отправил в Ташкент, сказав, что можно работать где угодно кроме Москвы и Тбилиси. Также, Берия отпустил всех арестованных по «Мегрельскому делу». Тогда отец Чарквиани вернулся от Берии ночью, совершенно ошеломленным.

Через три месяца отец Чарквиани вернулся из Ташкента, накрыл большой стол и стал праздновать, что Берии уже нет. У него не было точной информации, но он умел «читать» советские газеты, в частности, как только он увидел фотографию Политбюро, на которой не было Берии, он понял, что от того избавились. Отец Чарквиани был очень довольным и спокойным в этот день.

Из интересного о Сталине – в основном о Сталине Гела Чарквиани говорит хорошо. По его мнению, тот хорошо знал историю. Он спрашивал у отца о Сталине, также задавал ему вопрос, который часто циркулирует в обсуждениях сталинского периода – о предположительно имевших место привиллегиях Грузии по отношению к остальным союзным республикам. Его отец сказал, что таких привилегий у Грузии не было, разве что Сталин чаще встречался с первым секретарем Грузии, чем с другими, и то потому что в Грузии бывал чаще по личным мотивам. Кроме того, Сталин интересовался историей Грузии. Он изучил учебник истории Грузии, позвал историков и давал им инструкции.

Распад СССР - застой, движение Грузии за независимость

Развал СССР был исторически неизбежным. Чарквиани считает Советский Союз слабым государством, что с одной стороны парадоксально, потому что это такое огромное государство с большим количеством оружия, но с другой стороны, это государство не было создано волей народа. Грузию и многие другие республики затащили туда силой. Были сильные стороны – наука, искусство и т.д. Реально экономика с начала 1960-ых гг. идет постепенно назад, а не вперед. Хлеб начал исчезать с начала 1960-ых гг., Советский Союз начал закупать пшеницу в США. К концу 1970-ых гг. экономически СССР находился в очень плачевном состоянии. Несерьезно говорить, что СССР кто-то развалил.

Костава и Гамсахурдия сильно отличались. Мераб по типажу был герой, был способен отдать жизнь за идею, а Звиад был более интеллектуального склада. У Гамсахурдии была историческая миссия и он эту миссию выполнил. Что бы он ни делал, главное, что он сделал Грузию независимой, независимой ее сделал он. Чарквиани утверждает, что не слышал фразу «Грузия для грузин».

Независимая Грузия - период Шеварднадзе

В начале 1990-ых гг. обанкротилась огромная страна и вместе с ней обанкротилась и Грузия. Шеварднадзе спас Грузию от гражданской войны. Могла произойти «ливанизация» - все условия для этого существуют. Он предотвратил это благодаря своему международному авторитету. Шеварднадзе позвали, чтобы легитимизировать власть, поскольку хунту, сбросившую Гамсахурдия, международное сообщество не могло признать. Он не был избранным, он приехал в марте (позвал Чарквиани 28 апреля 1992 года), уже в апреле приезжает глава МИД Германии, в мае – Госсекретарь США Джеймс Бейкер, в июне премьер-министр Турции Сулейман Демирель. Никто другой этого не смог бы этого сделать. Шеварднадзе уважали многие международные деятели за то, что он не врал. Это помогало Грузии.

… Уже в 1996-7 гг. в Грузии активизируется экономика и Грузию называют эталоном постсоветского пространства. А в 1998 году – экономический кризис (дефолт в России) и теракт с покушением против Шеварднадзе, подорвали восстановление Грузии, начинается девальвация лари – Шеварднадзе считал это своим достижением. Представитель МВФ в Грузии спросил – сколько времени Грузия еще будет делать интервенции и сдерживать падение лари? (ежедневно тратился миллион долларов). 4 декабря отпустили курс лари, Шеварднадзе боялся, что произойдет катастрофа, но ее не произошло – курс скакнул, а затем он вернулся вниз. Это повлияло и на экономику, и на мораль, люди перестали платить налоги и выросла коррупция. Шеварднадзе говорил Чарквиани о том, что один из крупных бизнесменов, оказавших в прошлом ему политическую услугу, не платит в бюджет и не доплатил уже 6 миллионов лари, но он считает, что может не платить. Бюджет был мизерным – 0.5 млрд, платить зарплаты и пенсии было невозможно.

Полицейские начали добывать деньги «сами». Коррупция проникала во все сферы. Но при Шеварднадзе появился парламентаризм, выборы, свободная пресса, Рустави-2 показывали «Дардубалу», Шеварднадзе и многие другие из его окружения переживали, что так над ним издеваются в мультипликациях. Но он терпел это и считал это своим достижением. СССР был самым централизованным государством в истории человечества – и вдруг появляется идея нефтепровода, который пройдет из Средней Азии или Азербайджана через Грузию в обход России, что через несколько лет после его распада должно было шокировать, но Шеварднадзе пошел на это. Грузия пошла на это, это было трудно допустить психологически, но это помогло энергетической независимости, транзитная функция тоже одно из достижений Шеварднадзе.

Главное поражение Шеварднадзе – это экономический провал и коррупция после 1998 года. Войну в Абхазии Чарквиани не считает поражением, потому что Шеварднадзе ошибся со «ставкой» на Россию, но он не был виноват в этом. А международные силы привлечь в зону конфликта они не смогли, у американцев уже были неприятности в Эритрее и Сомали. Та грузинская армия выиграть войну в Абхазии не могла, потому что она воевала против «российских сил», выиграть эту войну было просто невозможно. Россия хотела аннексировать Абхазию, еще со времен Хрущева. Тогда же один из российских деятелей сказал «мы всюду будем поддерживать сепаратистов и только у себя будем с ними бороться». Это – имперская инерция, попытка рецентрализовать это пространство.

Революция Роз - от Шеварднадзе к Саакашвили

Шеварднадзе часто спрашивал у Чарквиани разные вещи, советовался, причем не только по внешней политике, но и по внутренней, советовались по разным вопросам, в том числе и о том, стоит ли включать в паспорт этническую принадлежность. Но это не означает, что он меня слушался. "Я работал и у Саакашвили, но не советником, а помощником, и некоторое время пресс-спикером". Сначала, в переходный период, пока Бурджанадзе была временным главой государства, вся администрация оставалась на старых позициях, до выборов. В начале декабря Чарквиани сказал, что не будет продолжать работать в новом правительстве, потому что это неэтично работать на два правительства, с января 2004 года он ушел в отставку, полтора года он не работал. Чарквиани дал два интервью, которые транслировались по телевидению, Саакашвили увидел их и позвал Чарквиани (в прошлом Саакашвили студент Чарквиани) и сказал, что такой человек ему нужен. Материальные условия при Шеварднадзе были очень плохими, низкие зарплаты, а Саакашвили назвал зарплату в разы выше. Бюджет тогда рос невероятными темпами. Чарквиани работал у Саакашвили полтора года, потом умер его сын и Саакашвили предложил Чарквиани стать послом Грузии в Великобритании, где был послом три года.

По поводу Саакашвили, Чарквиани говорит, что Саакашвили сделал очень многое – в первую очередь, наполнил бюджет, что дает возможности и для финансирования полиции, и для армии, и многого другого. Далее это сама реформа полиции и борьба с коррупцией. Разгон ГАИ — это очень тяжелое решение. Полицейские сами уже были преступниками, они охотились, чтобы получить деньги, потому что жить на 32 лари было нельзя. Создавалась государственность. Злоупотребления Чарквиани связывает с окружением Саакашвили, которое постепенно привыкло к высокому материальному статусу. Что касается концентрации власти, то на переходный период для проведения радикальных реформ Чарквиани считает это необходимым. Саакашвили не мог все контролировать, были и корыстные люди вокруг него. Чарквиани считает, что Грузия смогла создать бедное, но свободное общество. Он считает, что все правительства Грузии делали вклад в ее развитие. А теперь время экономического развития.

Сами видеоролики:

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList