12 нояб. 2018 / 23:57

Экономика при правлении «Грузинской мечты» – рост или стагнация?

Предисловие

В последние три года общественное мнение Грузии характеризуется скепсисом в отношении настоящего и будущего страны. Сейчас, когда Грузия вновь находится на распутье между двумя турами президентских выборов, фактор экономики важен в процессе принятия решения избирателями.

Я проанализировал динамику экономики за последние годы, чтобы сделать предварительную оценку деятельности «Грузинской мечты», как силы, управляющей Грузией, ее эффективности в экономике. Это не касается ни политики, ни здравоохранения, а только экономики.

Анализ показал, что темпы роста экономики замедлялись в последние годы, в частности, в период правления «Грузинской мечты». Однако среди главных причин – не только внутренние, но и внешние – сократились поступления Грузии от транзита, а также международная помощь. Грузия сумела привлечь значительный объем инвестиций и туристов. Однако на уровне жизни это почти не сказалось и поэтому значительная часть населения продолжает пребывать в бедности. Характерно, что уровень неравенства, который начал снижаться еще в 2012 году, с 2015-6 начал расти. Также, неудачей окончилась попытка восстановления грузинского сельского хозяйства.

С другой стороны, спекуляции на тему того, что в Грузии ухудшилась ситуация с ведением бизнеса, коррупцией и так далее, не соответствуют действительности. По данным за 2012 год[1], Грузия была на 9 месте в мире, но в 2018 году Грузия улучшила позицию и теперь находится на 6 месте в мире[2]. В рейтинге глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума Грузия поднялась с 77 на 66 место[3], рейтинг экономической свободы вырос с 69.4% до 76.2%[4] и сейчас Грузия на 16 месте в мире или 9 в Европе[5], и наконец в рейтинге Corruption Perceptions Index Грузия тоже улучшила свои позиции[6], хотя существуют серьезные сомнения относительно качества этого рейтинга вообще: Россия – на 135 месте в рейтинге, а Грузия – на 46. Что измеряет рейтинг восприятия коррупции?

 

Уровень жизни

Весной 2018 года лишь 8% населения считали, что состояние экономики улучшилось, тогда как 63% считали, что оно ухудшилось, что приближается к оценкам периода 2009 года, когда в результате экономического спада экономика Грузии действительно сильно пострадала. Однако насколько это мнение обосновано?

Иллюстрация 1. Оценка общественным мнением экономической ситуации в стране

Источник – IRI[7]

Примечание: вопрос задавался в следующем виде: «Как изменилась за последние 12 месяцев экономическая ситуация в Грузии?»

Как мы видим, существует взаимосвязь между уровнем доверия правительства и оценкой экономики: в случае воспринимаемого экономического успеха, растет уровень доверия правительству, и наоборот – при высоком уровне доверия правительству, люди склонны воспринимать экономическую ситуацию более положительно. Уровень позитивных оценок ситуации в экономике Грузии катастрофически обвалился в 2014 году, поскольку жители Грузии потеряли некоторые источники дохода – перепродажа автомобилей, денежные переводы из-за рубежа.

В последние годы в Грузии также заметен фактор снижения доли потребления в ВВП. В 2012 году расходы на конечное потребление домохозяйств составляли 70% ВВП, в 2015 – 69% ВВП, а в 2017 году сократились до 61% ВВП[8].

В 2017 году ВВП вырос на 5%, что неплохой показатель, но конечное потребление выросло на 2.3%, причем среднегодовой рост за 2015-2017 гг. составил всего 0.6%. При росте неравенства, значительная часть домохозяйств могла столкнуться со снижением уровня жизни.

Самый большой рост показали такие сектора как строительство, туризм (на 11%), финансовая деятельность (на 9%), горнорудная промышленность и транспорт (на 7%). Влияние этих секторов на уровень благосостояния населения очень невелико. Если же рассматривать 10-летний период, то рост ВВП Грузии по секторам был очень неравномерным.

Иллюстрация 2. Динамика ВВП Грузии по отдельным секторам (в % к 2007 году)

Учитывая, что примерно 45% населения Грузии живет в сельской местности, стагнация сельского хозяйства на фоне почти трехкратного роста финансового сектора делает более понятной причину недовольства населения. Доходы от туризма, хотя и распределяются шире, чем в финансовом секторе, но в любом случае недостаточны для всего населения. В экономике Грузии в последние десять лет значительный рост показала добывающая промышленность, которая выросла в два раза за 10 лет, таким образом сырьевой сектор становится все более заметным и в грузинской экономике. Однако доходы от добывающей промышленности также распределяются очень узко, также невелико число людей, занятых в этом секторе. Сфера торговли, лучше всего отображающая благосостояние населения, показала умеренный рост – 45% за 10 лет или 3.8% в год. Все это приводило к росту имущественного расслоения населения Грузии.

Иллюстрация 3. Уровень неравенства в Грузии (Индекс Gini)

 

2006

2011

2013

2015

2017

По доходам (включая немонетарные доходы и трансферты)

0.432

0.433

0.402

0.396

0.414

По средствам/активам (включая немонетарные активы)

0.443

0.458

0.408

0.408

0.426

По потребительским расходам (включая неденежные расходы)

0.381

0.418

0.390

0.378

0.401

По денежным расходам

0.446

0.494

0.455

0.455

0.466

Источник – Geostat[9]

Примечание: следует учитывать, что чем больше индекс Gini, тем выше уровень неравенства

Как мы видим, уровень неравенства в Грузии все последние годы оставался высоким. В 2012-2015 гг. имело место заметное снижение уровня неравенства, которое в последние годы обернулось вспять. Уже в 2016 году социальное расслоение вновь начало расти. Индекс Gini в размере 0.40-0.47 заметно превышает показатели соседних с Грузией стран и даже России. Помимо бедности в сельских регионах, такой уровень расслоения вызван щедрым финансированием государственного аппарата и высокой безработицей в стране.

Уровень безработицы в Грузии несколько ниже, чем в Армении и составляет в 2017 году 13.9% от экономически активного населения, однако в действительности этот уровень следует полагать более высоким[10]. В частности, согласно методологии Международной организации труда (МОТ), сельчане, имеющие земельные наделы или сельскохозяйственный скот, считаются занятыми. Однако согласно социологическому опросу Caucasus Barometer, лишь 40% назвали себя занятыми, а 57% назвали главной проблемой страны безработицу[11]. В городах уровень безработицы в 2017 году составил 22.8% (по сравнению с 25.1% в Армении). По сравнению с 2012 годом очевидно сокращение безработицы, однако после 2014 года уровень безработицы оставался стабильным.

Рассмотрим также ВВП. На данный момент Иванишвили демонстрирует меньшие успехи по сравнению с обоими предшественниками. Возможно, действительно дело во внешней конъюнктуре, затяжной кризис 2014-6 гг., сокращение внешней помощи, но возможно и дело во внутренней ситуации в стране – Иванишвили самостоятельно отстранился от участия в повседневных делах, а страна «вхолостую» не развивается. Возможно, у него просто нет видения, как развивать страну, или нет способности это видение реализовать. См.: 13 причин, почему Зурабишвили-Иванишвили проигрывают на президентских выборах.

Иллюстрация 4. Динамика экономики Грузии в периоды правления лидеров Грузии, 1995-2018

 

Период

Накопленный рост ВВП

Среднегодовой рост ВВП

Эдуард Шеварднадзе

1995-2003

67.2

5.9

Михаил Саакашвили

2004-2012

70.3

6.1

Бидзина Иванишвили

2013-2018

26.3

4.0

 

Внешняя торговля и курс лари

В 2017 году частично восстановился грузинский экспорт, сильно пострадавший в прошлые годы. Спад начался во второй половине 2014 года и достиг дна в середине 2016 года, после чего возобновил рост. Во-первых, нормализация отношений с Россией оказалась половинчатой, в результате чего грузинские товары не смогли получить полноценный доступ на российский рынок. Во-вторых, кризис затронул как Россию, так и другие страны СНГ, включая Украину, с которой у Грузии крепкие отношения, в том числе и во внешней торговле, - и даже Турцию. В-третьих, Армения вступила в Евразийский союз, а Азербайджан применил новые регуляции по импорту подержанных автомобилей, включая новые экологические стандарты[12]. Суммарно это привело к резкому сокращению реэкспорта подержанных европейских автомобилей, составлявшего в прошлом существенную статью доходов для грузинской экономики. В-четвертых, снижение международных цен на сырье привело к снижению цен на металлы и руды, экспортируемые из Грузии, в первую очередь, медь и железо. Восстановление международных цен способствовало восстановлению грузинского экспорта. Другой причиной восстановления экспорта явилось восстановление спроса в странах-торговых партнерах Грузии.

Импорт также сократился, что было вызвано тремя причинами: девальвацией лари и, как следствие, сокращением потребления импортных товаров внутри страны, снижением импортных цен на импортируемую энергию – газ и нефтепродукты, а также сокращением импорта автомобилей ввиду частичной потери азербайджанского и армянского рынков. Однако экспорт, как это часто бывает в периоды кризиса, сократился сильнее. Характерно, что в периоды расхождения трендов, когда экспорт сокращался быстрее импорта или даже когда экспорт сокращался, а импорт – рос, падал и курс лари.

Иллюстрация 5. Внешняя торговля Грузии (в тыс. долл., ежемесячная, в текущих ценах)

Источник: национальная статистическая служба Грузии

Примечание: импорт отсчитан на левой шкале, экспорт – на правой. Жирная линия – скользящее среднее за 12 месяцев.

Как видно на графике, грузинская экономика характеризуется огромным дисбалансом во внешней торговле. Этот дисбаланс резко вырос в 2006-2008 гг. и несколько сократился уже в 2018 г. Импорт превышает экспорт примерно в три раза, что делает грузинский лари очень уязвимым перед изменением внешней конъюнктуры и внешними шоками.

После ухудшения платежного баланса, Центральный Банк Грузии не пытался удержать более высокий курс местной валюты, благодаря чему валютные резервы Грузии оказались очень устойчивыми, по сравнению с Арменией и Азербайджаном. Однако грузинский лари показывал нестабильность на протяжении всего года: 2017 год начался с самого низкого значения лари за всю историю – 2.705 в январе, затем, во время туристического сезона лари вырос, а ближе к концу года вновь упал. Это обстоятельство вызывает рост раздражения в обществе, поскольку многие граждане брали кредиты в иностранной валюте и в местной валюте размер этих кредитов растет, растет стоимость обслуживания кредитов, а также цены на все группы товаров.

 

Внешний сектор – трансферты, туризм, иностранные инвестиции и помощь

Отрицательное сальдо внешней торговли Грузия балансирует за счет нескольких источников – притока трансфертов (стагнировавшего в последние годы), туризма, а также притока прямых иностранных инвестиций. Еще одним источником долгое время являлась иностранная помощь. Тремя составляющими успеха на данных направлениях для Грузии являлись ее:

  • Географическое положение, включая выход к морю;
  • Тесные политические связи с ЕС и США;
  • Институциональные реформы, проведенные в прошлом.

По всем трем компонентам Грузия уникальна в регионе Южного Кавказа. Несмотря на то, что Азербайджан и, особенно, Армения, также проводят реформы государственного сектора и заметно сократили отставание от Грузии в этом плане, это не позволит им добиться столь высокой степени международной интеграции, поскольку главным является сочетание всех трех факторов.

2017 год стал рекордным по числу туристов, посетивших Грузию – их число достигло 3.5 млн. человек[13] и превысило показатель 2016 года на 28% или примерно на 734 тыс. чел. Число визитеров, посетивших страну, превысило 7.5 миллионов[14]. Доход Грузии от туризма превысил 2.7 млрд. долл. и повысился на 600 млн. долл.

Также, в 2017 году Грузия привлекла рекордный объем прямых иностранных инвестиций, которые достигли 1.9 млрд. долл. Более трети от общего объема ПИИ составили реинвестиции, что показывает, что инвесторы считают свой опыт работы в Грузии позитивным. Крупнейшими инвесторами в грузинскую экономику являлись Азербайджан (465 млн), Нидерланды (357), Турция (286), Великобритания (249) и Чехия (143). Что касается секторов, в которые инвестиции были направлены, то первоочередным оказался сектор транспорта и коммуникаций (489 млн. долл.), далее – финансовый сектор (303), строительство (285), энергетика (224) и недвижимость (179)[15]. Инфраструктура в рамках коридора «запад-восток» стало первоочередным аттрактором инвестиций в 2017 году, как, впрочем, и в предыдущие годы.

Наконец, что касается иностранной помощи, то данные за 2017 год еще не доступны. Однако можно подытожить данные за предыдущий период. Согласно базе данных ОЭСР, всего за период независимости, объем иностранной помощи Грузии составил 5,126 млн. долл., из них 4,562 млн. долл. – в виде грантов. Грузия стала крупнейшим получателем грантов от развитых стран, получив порядка 54% от всех грантов, предоставленных странам Южного Кавказа. В период правления Михаила Саакашвили эта доля была еще выше – около 58% или 2.6 млрд. долл. Что касается последних нескольких лет, то несмотря на подписание Соглашения об ассоциации с Европейским союзом, приток иностранной помощи сократился, особенно за счет сокращения американской помощи. Суммарный объем помощи, который Грузия получила в 2012 году, составил 360 млн. долл., а в 2016 году он сократился в два раза – до 177 млн. долл. и, вероятно, продолжил сокращение и в 2017 году.

 

Ситуация в последние месяцы

По предварительной оценке, ВВП Грузии в первые 9 месяцев 2018 года вырос на 4.9%. Наиболее заметен рост именно в сентябре – на 5.6%[16]. Самым неудачным был август, когда рост был всего 2%. Думаю, дело в том, что летом был неудачный сельскохозяйственный сезон, были вредители, засушливое лето и так далее. Как я уже показал, доля сельского хозяйства в грузинском ВВП, невысока, именно поэтому проседание тоже было небольшим, а в Армении, к примеру, это влияние было больше.

Экспорт растет неплохими темпами – на 26% к прошлому году, чуть медленнее растет импорт – на 19%. Грузии жизненно необходимо выправить платежный баланс, поскольку из-за низкого экспорта и высокого импорта очень нестабильна валюта – лари. Сейчас она упала и находится на отметке 2.72 за доллар. На Грузию, среди прочего, влияет нестабильность в экономике России и Турции[17].

Но рост цен за тот же период был более скромным, то есть снижение курса лари на уровне жизни не сказалось напрямую, если не считать подорожание кредитов для итак уже серьезно закредитованного населения. Количество зарегистрированных предприятий только за сентябрь составило 4,071, а оборот всех предприятий, платящих НДС вырос на 10.4% или примерно на 7% в сопоставимых ценах, что хороший показатель. Можно сказать, что как раз 2018 год в экономике Грузии характеризуется довольно хорошей динамикой.



Источники

[1] Ease of Doing Business Index 2013. World Bank. http://www.doingbusiness.org/content/dam/doingBusiness/media/Annual-Reports/English/DB13-full-report.pdf

[2] Ease of Doing Business Index 2019. World Bank. http://www.worldbank.org/content/dam/doingBusiness/media/Annual-Reports/English/DB2019-report_web-version.pdf

[3] WEF Global Competitiveness Report 2018. http://www3.weforum.org/docs/GCR2018/05FullReport/TheGlobalCompetitivenessReport2018.pdf

[4] https://www.heritage.org/index/visualize?cnts=georgia&type=9

[5] https://www.heritage.org/index/country/georgia

[6] См. “Corruption Perceptions Index-2017 – Results Table,” Transparency International, 21 Feb. 2018.

https://www.transparency.org/news/feature/corruption_perceptions_index_2017#table

[7] “Public Opinion Survey: Residents of Georgia. April 10-22, 2018.” International Republican Institute, 2018. http://www.iri.org/sites/default/files/2018-5-29_georgia_poll_presentation.pdf

[8] Согласно данным о ВВП Грузии по расходам. http://geostat.ge/index.php?action=page&p_id=119&lang=eng

[9] Georgia Gini coefficients. National Statistics Office of Georgia. http://geostat.ge/cms/site_images/_files/english/households/Gini%20Coefficients.xls

[10] Большая часть занятости Грузии представлена самозанятыми, чаще всего в секторе сельского хозяйства.

“Employment & Unemployment trends in Georgia.” EPRC, November 2011. https://www.eprc.ge/admin/editor/uploads/files/Report_Web.pdf

[11] “Caucasus Barometer 2017” survey. CRRC. http://caucasusbarometer.org/en/

[12] «Из-за Евро-4 Азербайджан снизил импорт автомобилей из Грузии». Эхо Кавказа, 29 июля 2014. https://www.ekhokavkaza.com/a/25473700.html

[13] «Туризм в Грузии в 2017 году: 7,5 млн визитеров, $ 2,7 млрд дохода». Евразия Daily, 12 января 2018. https://eadaily.com/ru/news/2018/01/12/turizm-v-gruzii-v-2017-godu-75-mln-viziterov-27-mlrd-dohod

[14] Разница между числом визитеров и числом туристов вызвана преимущественно тем, что многие визитеры находились в Грузии менее 24 часов и использовали территорию страны для транзитного проезда.

[15] “Foreign Direct Investments in Georgia 2017,” National Statistics Office of Georgia, 15 Aug. 2018. http://geostat.ge/cms/site_images/_files/english/bop/ucxouri%20investiciebi%2015.08%20(eng)_2018.pdf

[16] Предварительная оценка экономического роста Грузии. Национальный статистический офис Грузии. 30 октября 2018. http://geostat.ge/cms/site_images/_files/georgian/economic/ekonomikuri%20zrda_seqtemberi(geo)_2018.pdf

[17] См. мою статью:

Грант Микаелян. «Идеальный шторм» турецкой экономики». Кавказский Узел – блог «Политическая география Южного Кавказа». 11 августа 2018 года. https://www.kavkaz-uzel.eu/blogs/83781/posts/34154

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList