25 янв. 2019 / 17:15

Эволюция великих и региональных держав в XIX-XX веках – количественный подход

Одной из исторических дисциплин является клиометрика – междисциплинарное направление, связанное с применением экономической теории и статистических методов в исследованиях истории, отождествляется с количественными параметрами истории. Название происходит от имени Клио – музы истории в греческой мифологии. В последние пятьдесят лет этот подход активно развивается.

 

1. Индекс тем и обзор литературы

Во-первых, начали подсчитывать численность населения всех стран и регионов. Об этом издано уже множество книг и статей и это один из наиболее интересных факторов истории, который имеет в том числе и объяснительную силу, например того, почему одни страны были сильнее других. В исторической демографии я бы выделил следующих авторов и труды. Josiah Cox Russel – один из ранних и по-прежнему лучших авторов, следующие его работы наиболее интересны – Medieval Regions and their Cities, Late Ancient and Medieval Population. Другой важной работой является совместная книга Мк.Эведи и Джонса – Атлас популяционной истории (по ссылке можно скачать). Одной из интереснейших книг является работа Тертиуса Чендлера – 3000 лет роста городов, потом обновлена и дополнена, издана в виде Four Thousand Years of Urban Growth (1987). Важнейшая работа касается истории Англии: The Population History of England 1541-1871 - E. A. Wrigley, R. S. Schofield, Roger Schofield, 1981. Можно вспомнить советского демографа Урланиса и его работу «Войны и народонаселение Европы», написанную в 1960 году, но развившую его труды, написанные в предыдущий период, в том числе еще до войны. Наконец, уже статистические службы некоторых стран, в особенности, Швеции, выкладывают на свои сайты или включают в официальные публикации исторические данные, например, начиная с 1750 года или ранее. Такие попытки есть и в Турции.

Я также касался этой темы в своем блоге – один раз – 11 лет назад в своем блоге в живом журнале: Историческая демография: население Древнего Рима, а второй раз уже пару месяцев назад в этом блоге: Динамика рождаемости доиндустриального мира и модерна. Причины ее снижения. Я эту тему очень люблю и планирую затрагивать ее и в будущем.

Во-вторых, стала популярной тема исторической экономики. В этом смысле особо примечателен, конечно, Мэддисон проект Гронингенского университета, в рамках которого уже объединено огромное количество работ, относящихся к квантификации (переводу в количественный вид) экономики предшествовавшего периода. Вновь следует обратить внимание на Великобританию: The British Industrial Revolution in Global Perspective (Роберт Аллен, 2009) и British Economic Growth 1270-1870 Стефена Бродбери (2015), по ссылке можно просмотреть краткую предварительную версию этой книги. Перечислять все работы из этой сферы не буду, назову лишь такие как «Королевская экономика Селевкидов», «Эллинистические экономики», а также множество работ по экономической истории России, включая работы Грэгори Кларка и ряда российских авторов. Кстати, помимо экономической истории в узком смысле, эти подходы ширятся и уже изучается историческая динамика неравенства, выходят книги Тома Пикетти, Бранко Милановича и совместная работа по исторической динамике неравенства в России за последние более чем 100 лет. Также, за последние десятилетия у нас уже есть данные по динамике теневой экономике по странам мира, составленной турецкими экономистами из Босфорского университета. Я также касался этой темы в своем блоге и основной работой, обобщившей некоторые результаты моей работы начиная с 2013 года была публикация «Экономика Армении, 1817-2017. Реконструкция». Годом ранее я представил в живом журнале пост «Инфляция в Тифлисе, 1907-1928». По этой теме также есть над чем работать, поскольку касательно Кавказа подобных работ очень немного и они очень расплывчаты.

В-третьих, есть большое множество количественных данных из самых разнообразных сфер. Например, количество кладов, заложенных в тот или иной период, климатические данные, количество табличек или манускриптов, написанных в соответствующий период, количество монументальных или культовых построек, созданных в определенный период времени, число лет с беспорядками или войнами за десятилетие и так далее и тому подобное. Все это важнейшие источники данных и по этому поводу есть публикации как по странам Европы, так и по Армении.

Наконец, есть политическая динамика, отражающая сами политические процессы. В большинстве случаев точность этих данных сильно уступает вышеперечисленным измерениям, поскольку подвержена политическому давлению и обслуживает интересы составлявших данные стран или политических групп. Тем не менее, что-то они все-таки отражают и это что-то лучше, чем ничего. Опять же, их можно и нужно использовать, но также нужно понимать, что не всегда выводы, основанные на изучении этих данных будут достаточно точными, качественными и не будут испытывать политического давления. Таких рядов данных несколько. Один из них – Polity Project, отслеживающий режимные трансформации, той же цели служит Freedom In the world (Freedom House). В более теоретическом виде проблемы количественного осмысления политической истории касаются работы по историческим циклам Турчина, Коротаева и других. Наконец, есть индекс национальной мощи, созданный Дэвидом Сингером в 1963 году.

 

2. Индекс национальной мощи Сингера (CINC)

В оригинале этот индекс называется Composite Index of National Capability. Впервые он был составлен более полувека назад и с тех пор обновляется раз в несколько лет, причем не только добавляя данные по новым годам, но и расширяя ряды данных в прошлое. Базы данных доступны для скачивания на сайте http://correlatesofwar.org. На данный момент там есть данные, которые начинаются с 1816 года по всем или почти всем странам (разумеется, в период независимости этих стран и при условии наличия соответственных количественных данных по этим странам). 1816 год – это первый год после Венского конгресса, создавшего политический дизайн современного мира национальных государств и созванного после разгрома Наполеона. Также, это уже после начала промышленной революции, но до того, как она начала оказывать решающее влияние на экономики развитых стран и в процессе Великой дивергенции.

Этот индекс национальной мощи отражает мировоззрение середины ХХ века, поэтому показатели, выбранные для него относятся к военным и промышленным отраслям в значительной степени. В то же время, рейтинг ценен своей сопоставимостью, плюс такие вещи как производство стали, по меньшей мере, актуальны для XIX-XX вв., для которых мы хотим делать такое сопоставление.

Индекс состоит из шести компонентов:

  • Население,
  • Городское население,
  • Производство железа и стали,
  • Первичное потребление энергии,
  • Военные расходы,
  • Военный персонал.

Каждый компонент представляет собой долю страны в мировом общемировом показателе, соответственно, сумма мощи всех стран мира составляет 1. Приведу показатели стран Южного Кавказа в этом индексе с 2005 по 2012 год.

1. Национальная мощь стран Южного Кавказа

 

2005

2008

2012

Growth, 2012/2005

Armenia

626.8

600.2

637.2

1.66%

Azerbaijan

1333.5

1459.5

1405.6

5.41%

Georgia

383.2

539.1

447.0

16.65%

Источник: CINC / Correlates of War
Примечание: Для удобства показатель увеличен в миллион раз. В данном случае 10 000 соответствует 1% мировой мощи, а показатели стран Южного Кавказа, соответственно, колеблются от 0.04% до 0.15% совокупной мировой мощи.

Но данные стран Южного Кавказа, непостоянные из-за краткой истории новых государств и неточности статистических данных, не очень интересны. Гораздо интереснее рассмотреть национальную мощь стран, по которым есть сверхдлинные ряды, в особенности, великих держав, и попробовать проанализировать именно их.

 

3. Национальная мощь великих держав в XIX-XX вв.

Данные базы данных correlates of war, как я уже говорил, дают богатый количественный материал для изучения истории. На графике ниже приведена Национальная мощь великих держав с XIX по XX век.

Источник: Composite Index on National Capacity, база данных Correlates of War. Автор графика - Грант Микаелян

Согласно этому графику, основным содержанием историко-политического процесса начиная со второй половины XIX века и вплоть до окончания Первой мировой войны, была утеря влияния Великобританией и приобретение этого же влияния Соединенными Штатами Америки, стремительно усиливавшимися в этот период и, в первую очередь, делавшими это за счет Англии. Именно поэтому в политической пропаганде Российской империи и раннего СССР гадит «англичанка», а не США, которые тогда только набирали силу. Но постепенно Великобритания уступала под давлением других стран, которые также индустриализировались, теряла влияние в колониях, а потом и сами колонии и в итоге превратилась почти в обычную страну (хотя колонии в виде отдельных маленьких островков или баз тут и там она все еще сохраняет).

Мы также видим процесс постепенного ослабления Китая, остановившийся в середине 1950-ых и развернувшийся вспять с начала 1990-ых гг. На сегодня именно Китай является потенциально самой мощной страной мира, что вызвано и количеством населения и ВВП по паритету, и объемом промышленного производства. По крайней мере, согласно этой модели, которая, как я уже сказал, несколько устарела. На самом деле Китай, постепенно слабевший на протяжении более ста лет, поменял тренды. После опиумных войн и  восстания тайпинов, Китай становился все слабее, началось то, что в современной официальной китайской историографии называется столетием унижения. В 1911 году была свергнута династия Цин (Манчжурская династия), на которой и прервалась феодальная/ империалистическая история Китая. На самом деле разговор о столетии не очень правомочен. В период власти Мао, сопровождавшийся постоянными репрессиями и голодом, сила Китая не росла, а началось это только тогда, когда начали сказываться последствия китайских рыночных реформ – с конца 1980-ых гг. К Китаю без уважения продолжали относиться и весь период правления Мао – и позже, возможно, впервые Китай действительно начали воспринимать серьезно уже при Си Цзин Пине. Так что по меньшей мере нужно говорить о полутора столетиях унижения, если не больше.

3. Восстание тайпинов в Китае, осада города Анцин, картина 1886 года


Изображение из Википедии.

Интересна динамика могущества России. На протяжении периода после Венского конгресса, медленно мощь снижалась, и на фоне поражения России в Крымской войне и сравнительной либерализации, последовавшей за этим и реформами Александра второго, мощь Российской империи снизилась. Однако на новом уровне она возобновила рост и увеличилась в полтора раза к периоду перед Первой мировой войной. Далее последовал провал после революции, когда мощь России сократилась в 3-4 раза. Рост мощи в период войн не должен обманывать: это не объективный рост, а повышения уровня мобилизации государства, поэтому оно носит краткосрочный характер. Уже в советское время, начиная с НЭПа началось восстановление мощи России (имеется в виду весь СССР), далее последовал драматический провал уже в период второй мировой войны и восстановление. Интересно, что согласно формуле, в 1970-1980-е СССР был мощнее США, хотя скорее речь должна вновь идти о том, что СССР был более мобилизованным, поскольку два красных пика на графике – во время Первой и второй мировых войн показывают, что могут США, когда мобилизуются они. Советский Союз же не выдержал и надорвался, о чем свидетельствует дальнейший упадок России. Ныне мощь России – примерно 4% от всего мира, в 4 раза меньше, чем во времена СССР, что объясняется снижением доли населения России в мире в первую очередь, а также частичной деиндустриализацией и снижением расходов на оборону. Так, в 1989 году мировое население составляло 5.24 млрд. чел., а население СССР – 287.5 млн. чел., или 5.5%. На 1 января 2019 года население РФ составило 146.8 млн. чел., а мировое – 7,715 млн. чел, или 1.9%. Только за счет населения доля России сократилась в три раза.

Наконец, вкратце о динамике других стран на графике. Относительная мощь Франции медленно снижалась на протяжении всех двухсот лет, и будет продолжать снижаться. В случае Великобритании, это происходило быстро, но сейчас обе страны на одном и том же уровне. Приведем отдельные данные в виде таблицы.

4. Динамика относительной национальной мощи великих держав в XIX-XX вв. (%)

 

США

Россия (РИ / СССР/РФ)

Франция

Великобритания

Китай

Япония

1816-1820

3.7

15.8

11.9

32.6

1846-1850

8.0

13.3

13.6

30.3

1876-1880

11.2

11.4

10.3

22.8

16.2

2.1

1909-1913

22.3

12.0

7.0

11.6

11.9

3.5

1914-1918

24.0

10.7

8.2

14.7

9.3

2.9

1935-1939

19.1

15.6

4.8

8.1

10.6

5.3

1951-1955

29.8

17.6

3.2

5.6

9.6

3.0*

1981-1985

13.5

17.2

2.0

2.4

11.7

5.1

2008-2012

14.5

4.0

1.6

1.6

20.7

3.7

* 1952-1955

График (2) уже почти нечитаем при пяти странах, а в действительности интересных стран гораздо больше. Поэтому есть смысл рассмотреть отдельные примеры уже по отдельным случаям.

 

4. Ближний Восток

Ближе всех к Южному Кавказу находится Ближний Восток. Все республики Южного Кавказа, а также отдельные регионы Северного Кавказа на протяжении какого-то периода входили в состав Османской и Сефевидской / Каджарской империй.

5. Динамика относительной национальной мощи стран Ближнего Востока в XIX-XX вв.*


Источник: Composite Index on National Capacity, база данных Correlates of War. Автор графика - Грант Микаелян
Примечание: Приведены доли, что означает, что 0.01 соответствует 1%.

Данные по Ближнему Востоку за все двести лет доступны только по Турции, точнее по Оттоманской империи. В период непосредственно после Танзимата, ее мощь составляла от 6 до 7% от мировой, но постепенно снижалась. Я взял период начиная с 1860 года, когда она уже в основном была ниже 2.5%, чтобы не растягивать школу ординат. Характерно, что весь регион Ближнего Востока сейчас на подъеме, а Турция, испытавшая коллапс своей империи в ходе Первой мировой войны, сейчас быстро восстанавливает свою силу. См. «Разная» Первая мировая война и историческая память – Россия, Европа, Ближний Восток, Кавказ.

Иран, который, можно сказать, испытал свое столетие унижения также быстро усиливается и даже в 2012 году обошел Турцию. Возможно, сейчас Турция вновь впереди, поскольку на развитие Ирана тяжелой ношей ложатся санкции, но даже тот факт, что сила Ирана и Турции сейчас сопоставимы, иранцы могут записать себе в актив. Конечно же, на нефтяных «харчах» хорошо поднялась Саудовская Аравия. Египет скорее являет собой историю неуспеха – тут есть данные за конец XIX века, когда Египет только ослабевал и уже начиная с 1930-ых гг. Египет, вместе со всем регионом, конечно же, показал рост, но совершенно не соответствующий его приросту населения, который был и остается по сей день, совершенно невероятным.

 

5. Германия, Австро-Венгрия, Югославия, Италия – вместе сильнее чем порознь?

В Европе есть данные по множеству стран. В разделе великих держав уже есть данные касательно Франции и Великобритании, а также России, которую отчасти тоже можно считать европейской державой. На самом деле интересна, конечно, динамика всех колониальных держав и в первую очередь, Испании и Португалии, а также Нидерландов, Бельгии, Швейцарии и стран Восточной Европы, но у меня нет намерения делать этот текст бесконечным, поэтому в случае Европы интереснее всего сделать фокус на странах, границы которых сильно менялись уже в эпоху после Венского конгресса.

Самой интересной в этом смысле является Германия, которая в начале XIX века не была единым государством, но составляла Германский союз, в который также входила часть Австро-Венгерской империи. Германия была в основном объединена Пруссией в конце 1860-ых – начале 1870-ых в ходе ряда войн. База данных предоставляет возможность рассмотреть динамику не только объединенной Германии, но и отдельных немецких государств.

6. Динамика национальной мощи Германии и отдельных немецких государств, 1816-2012


Источник: Composite Index on National Capacity, база данных Correlates of War. Автор графика - Грант Микаелян
Примечание: Приведены доли, что означает, что 0.01 соответствует 1%.

Данные показывают, что объединение Германии в XIX веке привело к ее невиданному усилению, которое, впрочем, плохо для нее закончилось – немцы слишком уверовали в себя и внесли большой вклад в развязывание Первой мировой войны. На мирной конференции в Версале немцы были объявлены главными и чуть ли не единственными виновниками Первой мировой войны, что, конечно же, не так. Но тем не менее, этот график говорит нам о том, что очень резкое усиление может быть не менее опасным, чем резкое ослабление, поскольку создает у властей надежду решить все проблемы силой. Однако объединение Германии в 1990 году не привело к ее усилению – ее ослабление лишь продолжилось с прежними темпами, но стало более плавным.

Рассмотрим другие примеры. Приведу лишь графики с пояснениями, комментарии оставлю для читателей.

7. Австро-Венгрия


Источник: Composite Index on National Capacity, база данных Correlates of War. Автор графика - Грант Микаелян
Примечание: Приведены доли, что означает, что 0.01 соответствует 1%.

Здесь график точен не до конца, поскольку и Румыния, и Югославия лишь частично входили в состав Австро-Венгерской империи. В то же время, в нее входили также части Украины и Италии и с точки зрения понимания динамики, думаю, мы на этом графике видим ее достаточно точно. Учитывая, что большинство югославских республик также включены в этот график, смысла делать отдельный график по Югославии нет.

8. Рисорджименто


Источник: Composite Index on National Capacity, база данных Correlates of War. Автор графика - Грант Микаелян
Примечание: Приведены доли, что означает, что 0.01 соответствует 1%.

Интересно, что в случае Италии сумма мощи княжеств и королевств оказалась больше, чем мощь объединенной Италии. В случае Австро-Венгрии оказалось все наоборот - разделение привело к ослаблению мощи. В общем, каждое серьезное изменение чревато ослаблением, хотя конечно все зависит от того как это происходит - стоит посмотреть на ту же Германию.

Процесс объединения Италии отражен на следующей интерактивной карте:


Источник – Википедия, автор юзер artemka.

Грант Микаелян

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList