01 июня 2019 / 15:53

Миграционная проблема России. Иммиграция, демографический прогноз и политическая экономия власти

Начало см.: Миграционная проблема России. Демография и эмиграция. В тексте по ссылке говорится о том, что эмиграция из России действительно перешла в новое качество, хотя в количественном отношении ситуация только начинает развиваться. Кроме того, поскольку разные стороны внутриполитического спектра в России по-разному смотрят на эту проблему, есть необходимость объективного взгляда, которую я попытался восполнить. Теперь поговорим об иммиграции, о числах, о том ее формате, который на сегодня существует и том, что это означает с точки зрения долгосрочного развития России.

 

Насколько остра проблема с иммиграцией в России

Как мы знаем, в России отношение к иммиграции довольно критическое. В особенности негативные оценки преобладали в середине 2000-ых гг. Сейчас, однако, не только эксперты, но и многие граждане считают, что в значительной степени иммиграция полезна для России. По результатам опроса, проведенного в конце 2018 года, 48% опрошенных полагали, что приезжие восполняют нехватку рабочих рук, в особенности в сфере услуг (64%), коммунальном хозяйстве (62%) и строительстве (49%). (см. Миграция в России: чего больше, пользы или вреда).

Мы знаем, что миграция существует в определенном балансе, где зачастую и эмиграция, и иммиграция, зависят от одних и тех же факторов. (см. Миграция из Армении. Опыт моделирования). Поэтому, одновременно с ростом эмиграции, происходит сокращение иммиграции. По большому счету, это один и тот же процесс. Росстат несколько раз менял методологию по оценке миграции. Каждый раз с новой методологией иммиграция росла. Причем, чаще всего это было обоснованно, так как раньше в России миграционный учет был налажен довольно плохо и имелся существенный недоучет иммиграции. Но каждый раз фиксировалось сокращение притока, после чего методологию меняли. Ниже представлены имеющиеся данные.

График 1. Нетто-иммиграция в Россию, 1997-2018

Методология, которая используется начиная с 2011 года более точная, но может несколько недооценивать эмиграцию и иммиграцию, при этом баланс близок к реальному. Помимо того, что в текущем режиме иммиграция не компенсирует естественной убыли, следует посмотреть как это реально будет выглядеть в долгосрочной перспективе. Я взял за основу демографический прогноз Росстата до 2036 года и сделал свой прогноз с уменьшением иммиграции на 15 тысяч человек ежегодно (что просто теоретический концепт, на самом деле тренд может пойти куда угодно).

График 2. Прогноз численности населения России, 2020-2036 (на начало года)


Источник: Росстат, собственные расчеты автора

В начале 2019 года был зафиксирован рост иммиграции, но вряд ли тенденция сохранится надолго, учитывая, что экономический рост был в начале 2019 года в два раза меньше ожидаемого. По моему прогнозу с ухудшающейся миграционной ситуацией, население России на начало 2036 года составит чуть менее 138 миллионов человек, то есть на 9 миллионов меньше, чем сейчас, тогда как по официальному прогнозу ситуация будет более благоприятной и население будет порядка 144 миллионов человек. Мой прогноз с негативной миграционной динамикой в итоге дает очень близкие к низкому варианту прогноза цифры. И это при том, что в низкий вариант заложена куда более низкая рождаемость, но иммиграция на уровне 120 тысяч человек в год, что совсем не факт, что будет реализовано без серьезных изменений в миграционной политике.

Таблица 1. Прогнозы населения России (млн. человек)

 

2020

2025

2030

2036

Низкий вариант прогноза Росстата

146,6

144,9

142,1

138,1

Средний вариант прогноза Росстата

146,8

146,4

145,5

144,0

Высокий вариант прогноза Росстата

147,0

148,8

150,4

153,2

Прогноз с ухудшающимся миграционным балансом (авторский)

146,6

145,0

142,2

137,8

Источники: Росстат, собственные расчеты автора

Те надежды на иммиграцию, которые существуют сейчас в среде принимающих решения, заметно преувеличены. За прошедшие годы в России сократились заработки как населения, так и мигрантов. В реальном выражении, реальные располагаемые доходы населения, изменялись следующим образом: в 2014 г. -1.2%, в 2015 г. -2.4%, в 2016 -4.5%, в 2017 -0.8%, в 2018 +0.1%, а в начале 2019 -2.3% (Росстат, цит. по «Благосостояние отстает от плана», РБК, №74/3029). Если исходить из того, что тенденции начала года будут продолжены, то в 2019 году уровень реальных доходов населения сократится к 2013 году на 10.4%, что отчасти объясняет негативную тенденцию как с миграцией, так и с рождаемостью и смертностью.

Сокращение притока мигрантов в России не вызвано ростом безработицы и, соответственно, выталкиванием с российского рынка наименее защищенных трудовым законодательством людей – мигрантов. Уровень безработицы в 2018 году продолжал сокращаться и сейчас достиг значения ниже 5%. В частности, в 1 квартале 2018 года уровень безработицы составлял 5.1%, а в первом квартале 2019 – 4.8%. На конец марта 2018 года российские работодатели в органах службы заявили о потребности в 1,468 тысячах сотрудников, а на конец марта 2019 года 1,537 тысячах. То есть, спрос на рабочую силу есть и этот спрос сейчас не удовлетворяется. В результате, на рынке труда должна расти конкуренция уже за работника, повышаться зарплаты и экономика окончательно теряет конкурентоспособность и перестает расти. Это, однако, может стать выходом - повысить конкурентоспособность страны, в противном случае процесс экономического торможения будет бесконечным.

 

Иммиграция и экономическое развитие России

Как мы видим, миграционные проблемы, демонстрируют и тенденции, связанные с экономическим развитием. Нынешняя экономическая модель России основана на нескольких основных предпосылках и практиках. Она основана на функционировании экстрактивных институтов, нацеленных на извлечение ренты отовсюду, откуда только возможно. В частности, это нефть, но также и люди (лозунг "люди - это новая нефть", используемый в бюрократическом и экспертном обороте как раз указывает на это обстоятельство). Вообще, по словам Александра Аузана, российские институты очень эффективны в том, чтобы обеспечить извлечение ресурсов. Другое дело, что этого недостаточно для роста экономики.

Таблица 2. Модель перераспределения ресурсов, используемая российским государством (баланс расходов и доходов)

 

Доходы

Расходы

Экономика

  • Инерционный рост за счет перехода на капиталистическую модель хозяйствования
  • Инерционное повышение уровня технологического развития в мире
  • Продажа энергоресурсов за валюту

Строительство обходных трубопроводов (Сила Сибири, Северный Поток-2 и др.)

Население

  • Рост налогообложения населения
  • Расширение рынка труда за счет более дешевой и неквалифицированной рабочей силы из стран СНГ, чаще всего лишенной трудовых и социальных прав

Элементы социального государства, включая социальную помощь, неэффективный рынок труда и ориентацию экономики на рост частного потребления.

Элиты и государство

Экспорт безопасности

  • Роскошное потребление элит и накопление
  • Расширение бюрократического аппарата и рост размеров государства
  • Национальные проекты
  • Рост персонала силовых структур, включая армию, правоохранительную систему и людей, занятых в частном порядке

Как мы видим, элиты/государство на уровне образования доходов вносят очень мало, а потребляют очень много (экспорт безопасности не очень доходен), а из экономики - напротив, изымают очень много, а вкладывают очень мало - даже в саму добывающую инфраструктуру вкладывается очень мало, реально тратится много лишь на транспортировочную инфраструктуру, то есть опять же речь даже не о добыче новых ресурсов, а о трате имеющихся.

Потребительская ориентация экономики формирует определенную планку, которая вынуждает население стремиться к стандарту потребления, задаваемому элитой. В итоге, накопление невелико, а кредитование экономики растет и растет степень закредитованности домашних хозяйств, которые утопают в долгах ради сохранения прежнего уровня жизни. Вся эта ситуация сохраняется достаточно долго, поскольку власти казалось, что экономика сама по себе может быть на «автопилоте» в таком режиме. Это говорит о качестве российской власти и программ, которые она имплементирует, но в итоге сказывается на всей экономике, получающей соответственные сигналы.

Работодатели нанимают мигрантов, поскольку таким образом обеспечивается сохранение статус-кво. В действительности, нынешнее положение подразумевает крайне неэффективный рынок труда и по сути дублирует позднесоветскую ситуацию. Работу, которую можно делать куда меньшими силами, выполняет большое число людей, в том числе мигрантов. Взамен, не делаются инвестиции в обновление оборудования и повышение эффективности производства товаров и услуг. Если до 2013 года включительно, это делалось на автомате, то сейчас получение новых технологий для России вообще превратилось в серьезную проблему.

Мы уже увидели, что в условиях сокращения доходов, мигранты уже с куда меньшей готовностью едут в Россию, а жители стран СНГ постепенно переориентируются на Китай и Европу, причем хотя процесс медленный, но в десятилетней перспективе уже вполне заметный. На протяжении последних десяти лет экономика России находится в режиме глубокой заморозки, средние темпы роста снижаются и в итоге в 2009-2019 гг. составляют около 1% в год и предполагаются на таком же уровне вплоть до середины 2020-ых гг.

График 3. Динамика реального ВВП России в 1980-2018 с прогнозом до 2024 г. (прогноз МВФ), индекс, 1960=100

Это означает, что российская экономика потеряла конкурентоспособность и растет отрицательными темпами относительно среднемировых (3-4% в год). Среднемировые темпы роста в целом отражают уровень роста технологизации мирового производства. Сначала это не ощущалось населением и элитами, поскольку довольно стремительным был рост 2000-ых, и было еще кое-какое восстановление в 2010-2012 гг. Модель уже к 2007 году полностью исчерпала себя, но сохранялась некая инерция и власти не поняли этого вовремя, а сейчас уже во многом – поздно. Приведем усредненную динамику ВВП России по 5-летним периодам.

Таблица 3. Динамика роста ВВП России, усредненная по 5-летним периодам.

1961-65

6,11

1981-85

1,14

2001-05

6,14

1966-70

6,10

1986-90

0,43

2006-10

3,54

1971-75

4,51

1991-95

-9,09

2011-15

1,72

1976-80

2,51

1996-2000

1,60

2016-20 (п)

1,34

 

Иммиграция и политика

Власти пытаются бороться с происходящим путем манипуляций Росстата со статистикой (для этого сменили главу Росстата, подчинили агентство министерству экономики), происходит пересмотр и досчет показателей вверх задним числом и это должно как бы улучшить картину, но этого все равно недостаточно и поэтому члены правительства продолжают критиковать Росстат, требуя пересмотра показателей, что выглядит довольно сомнительно. Спикер президента высказывает недовольство цифрами одобрения президента и ВЦИОМ адаптирует методологию, получая куда более высокие цифры (об этом - отдельно). Но даже все вышеперечисленное ситуацию не спасает и темпы роста даже с досчетом оказываются довольно низкими. А если учитывать, что население не смотрит на показатели роста ВВП, а скорее на собственный карман или холодильник, то эти досчеты вообще ни на что не влияют.

Остановка роста экономики создает довольно непредсказуемую развилку. Первый вариант – что власти примут происходящее как серьезный вызов и разработают серьезный пакет реформ, а впоследствии начнут его имплементировать. Речь идет не только о смене каких-то экономических настроек – это все уже пробовали. Необходимо сменить всю систему взаимоотношений власти и общества, взаимоотношения институтов и их иерархию, поскольку, как уже сказано, на данный момент российское государственное устройство генерирует отрицательный рост по отношению к мировой экономике и развитию технологий. Разумеется, определенное влияние оказывают и санкции, но это не первостепенный фактор. Второй вариант – это сохранение экстрактивных (по Ачемоглу и Робинсону) институтов, и текущий формат миграции это один из важных инструментов консервации этой модели. В таком случае российским властям надо всерьез думать о том, как довести иммиграцию до 300 тысяч человек в год, что, на самом деле, вполне решаемая задача, о чем позже. Этот вариант наиболее реалистичен, такова уж политэкономия нынешнего российского режима, повторяющего все ошибки поздней Российской империи и позднего СССР. Вместо того, чтобы пока еще можно делать умеренные реформы, они тянут до конца, пока не происходит обвал и реформы уже проводят другие, в самом радикальном и безумном варианте. Тянуть эту ситуацию можно еще какое-то время, но мне довольно сложно сказать, сколько именно, потому что рано или поздно эта модель обречена привести к серьезному политическому кризису с непредсказуемыми последствиями. Третий вариант – это инерционный сценарий, когда власти не будут предпринимать усилий по спасению текущей модели и дадут ей развалиться явочным порядком. Тогда, через временный вялотекущий кризис, спустя несколько лет российская экономика заработает сама, и она станет импортировать не мигрантов с низкой квалификацией, а куда больше – со средней или даже высокой квалификацией, поскольку штаты уборщиков, строителей и водителей невозможно расширять бесконечно, наоборот – эти отрасли должны автоматизироваться. Есть еще один маловероятный сценарий – рост нефтяных цен до уровня в 100-150 долларов. Это позволит возродить нынешнюю модель в полном объеме, но создаст критические риски уже в среднесрочной перспективе. Я не верю в способность российских властей отказаться от такого соблазна – они примут этот подарок с радостью и с таким лицом, будто так и надо было. Это позволит несколько лет иметь экономический рост и зайти в окончательный тупик, продолжать подавлять предпринимательство, укрупнять все, усиливать все виды силовиков и сохранять сверхпривилегированное положение нынешней элиты.

В России уже раздаются голоса о том, что необходимо профилировать миграцию и ориентироваться на «мозги», а не на «руки», то есть переходить к модели меритократической миграции. Однако в нынешней экономической модели Россия не может привлекать «мозги» в скольких-нибудь заметных количествах. Россия и так теряет образованный слой, он в России не востребован, так каким же образом Россия может привлекать людей из-за рубежа в сектор, который в самой России разваливается? Поэтому вряд ли можно ожидать реального роста иммиграции высококвалифицированных работников в Россию, а вот приток низкоквалифицированных уже резко сокращается.

Сокращение их притока, как мы уже увидели из статистики рынка труда, вызвано не сокращением числа рабочих мест. Проблема в том, что могут мигранты заработать в России, а эти суммы сократились не на 10% как для граждан, а в два раза – в долларах, а учитывая, что в среднем постсоветские валюты упали на треть, то соответственно, доходы мигрантов сократились на четверть. Учитывая, что на протяжении последних лет миграционный режим в России только ужесточался, для мигрантов стимула в Россию ехать стало куда меньше.

Существует «патент» - платное разрешение на работу в РФ; множество унижающих человеческое достоинство проверок и очередей – и в качестве приза за все это никакой защищенности трудовых прав и снижающиеся в долларовом выражении зарплаты. Некоторые российские демографы считают, что Россия исчерпала миграционный потенциал постсоветского пространства, но на данный момент это еще не так. Другое дело, что Россия пока не готова конкурировать за мигрантов, предлагая им сравнительно более комфортные условия. Но это актуально только если принять, что России действительно нужно 6-9 миллионов мигрантов. Если это действительно будет сделано, то, как уже объяснено выше, еще на несколько лет продлится агония нынешней экономической модели, но не более.

***

Суммируя, можно сказать, что действительно Россия исчерпала миграционный потенциал постсоветского пространства на данном этапе, но если изменит свою политику, то еще может добиться иммиграции нескольких миллионов человек. Другое дело, нужно ли это. По сути речь идет об еще одной разновидности теории игр, где краткосрочная выгода противоречит долгосрочной. И если долгосрочно массовая иммиграция подрывает конкурентоспособность России, то краткосрочно - она очень выгодна и для экономики, и для власти. Все последние десятилетия российская власть приоритизировала краткосрочные решения в ущерб долгосрочным. Однако бесконечно это продолжаться не может, поскольку постоянно сохранять экстрактивные институты чревато полной потерей конкурентоспособности, а если переходить к более технологическому производству и производственным отношениям, то там у России никакого места для массовой иммиграции не останется - напротив, возникнут серьезные вопросы относительно трудоустройства граждан и тех мигрантов, что уже находятся в России.

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList