23 сент. 2019 / 02:01

Глобальная политика и ее региональные последствия. Трамп не переизберется в 2020 году, неопределенность по берегам Атлантики и Россия

Влияние глобальных процессов в регионе Южного Кавказа остается большим. Поэтому исключить глобальную политику из рассмотрения не удается. Оговорюсь, что я не специалист по международной политике, поэтому здесь буду говорить только в пределах собственного разумения. Итак, кратко и тезисно поговорим о глобальных тенденциях, которые в конечном счете будут влиять на регион.

 

1. Трамп не переизберется на должность президента США в 2020 году

Уверенность, что Трамп вновь станет президентом США в 2020 году почти всеобщая. Объяснить ее можно только одним аргументом – настолько была неожиданной победа Трампа в 2016 году, что сейчас напротив она кажется столь же естественной, как и была неестественной 4 года назад. Однако позвольте высказать ряд соображений относительно выборов американского президента через год.

А. Победа Трампа в 2016 году не была чудом. На уровне общественного мнения он несколько отставал от демократов в целом и Хиллари Клинтон в частности. Но отставание не было критичным. В результате, благодаря определенной недооценке опросами (из-за медиа-истерии продемократических СМИ, часть людей просто боялась признаться в собственных взглядах), он на 1% превысил ожидаемый результат. Тонкая настройка инструментами больших данных (дело Оксфорд аналитики и не только), а также взломанные вовремя неизвестными российскими патриотами сервера Демократической партии помогли откалибровать расклад под систему выборщиков.

Б. На данный момент чуда тем более не стоит ожидать. Трамп непопулярен и его рейтинг одобрения давно не выходил даже до уровня 45%, а это означает, что у него рейтинг не только не вырос, но и упал. Более того, в условиях президентства Трампа, недооценивать его результат больше не будут ни поллстеры, ни избиратели, которые больше не стесняются сказать, за кого они на самом деле.

В. Экономическая ситуация в США, улучшившаяся в 2017-8 гг. уже медленно ухудшается – и политика Трампа по снижению налогов и торговым войнам дает о себе знать. Растет дефицит, существует риск кризиса в 2020 году. Вместе с тем, во внешней политике немного успехов (разве что ряд переподписанных торговых соглашений), но немало провалов – и в первую очередь политика на иранском направлении. Во внутренней политике Трамп не смог ни толком отделаться от разного рода обвинений – на социальной, финансовой и внешнеполитической почве, сформировать коалицию поддержки и вообще устойчивое правительство.

Г. Из всего вышесказанного, я делаю вывод, что шансов победить у него нет или почти нет – по крайней мере на данный момент. Это подкрепляется также тем, что белое «большинство» резко убывает с каждым годом и в 2020 году доля белых избирателей будет еще меньше, чем в 2016 году и это дополнительно отнимает у Трампа шансы, особенно учитывая, что во многих штатах разница была минимальной. Трамп не прибавил в среде белых и почти не прибавил в среде цветных, так что структурно он стал слабее. Есть и еще одно обстоятельство, которое будет работать против Трампа. В 2016 году, после 8 лет президентства Обамы, люди устали от демократов. Но сейчас люди уже устали от республиканцев и поэтому я считаю, что демократам придется очень постараться, чтобы подобрать такую кандидатуру, которая сможет проиграть Трампу. К прошлый раз им удалось, но сейчас среди главных лидеров гонки таковых пока нет.

Д. Исходя из вышесказанного, а также исходя из победы глобалистских сил (тех, кто считают, что международные принципы и ценности, основанные на лево-либеральном консенсусе релевантнее национальных государств, суверенитета, международного права и многоукладности мира) на большинстве мировых площадок, я ожидаю, что республиканцы вскоре потеряют власть, и потеряют ее надолго. Период Холодной войны был для них благоприятным, но нынешний период слома старого порядка для них, вставших на консервативные позиции будет очень тяжелым. Отказ республиканцев от выставления альтернатив Трампу лишает их даже шанса на хеджирование рисков.

 

2. Неопределенность по берегам Атлантики

Эммануэль Макрон уже второй раз отправил серьезные месседжи России относительно своих намерений завершить конфронтацию. Вместе с тем он скептически настроен по отношению к США. Он в этом не одинок. Если мнения относительно необходимости восстановления отношений с Россией расходятся, то по крайней мере в Старой Европе есть консенсус относительно необходимости ревизии отношений с США. На данный момент, учитывая европейскую повестку дня, по сути Америка превратилась в главную проблему Европы, а не Россия.

А. Эта тенденция существует довольно давно – по меньшей мере с 2003 года (война в Ираке) в Европе медленно растет раздражение Америкой, что ведет ее путем поиска альтернативных путей. Американская исключительность, идея, которой привержена Великая старая партия (республиканцы) каждый раз приводит к игнорированию интересов Европы, при том, что демократы как раз к Европе относятся довольно трепетно. Ну, один раз потерпеть еще можно, но когда это уже второй раз – европейцы начинают понимать, что имеют дело с системным сбоем в американской политике.

Б. Это означает, что Россия сделала правильную ставку и Трамп действительно успешно разваливает западные союзы, впрочем, мало понимая об этом. Трамп видит реальную проблему – в продолжение нынешних тенденций, Америка уже в ближайшее время потеряет мировое доминирование – и истеричными метаниями пытается что-то с этим сделать. На данный момент что-то делать уже поздно, а ядерное оружие военным путем решить проблему не позволяет, поэтому Америка будет шумно и с неудовольствием, но сравнительно мирно уходить со своего пьедестала – и ни Трамп, ни его преемники ничего с этим сделать не смогут.

В. Поскольку по моему мнению в 2020 году в США победят демократы, США попытаются вернуть систему союзов, имевшуюся в прошлом, но полноценно сделать это не удастся. Трамп и так уже перешел к языку силы – и даже отказаться от него будет сложно, а обиженных партнеров, вовсю ищущих альтернативные пути переубедить будет нелегко. И поздно: если еще к концу 2018 года в Европейском союзе недоумевали, то к концу 2019 года – вовсю ищут варианты, ну а к концу 2020 года уже их найдут.

Г. Демократы придут к власти в США, как мне кажется, надолго, но это уже не спасет ситуацию. Во-первых, в Америке ситуация и так постепенно разбалансируется, чему содействует обостряющаяся поляризация общества, отставание от Китая и долг, растущий с невероятной скоростью, накладывающийся на груз нерешенных глобальных проблем. С большой вероятностью, у демократов победит мейнстримный кандидат, который попытается решить проблемы испробованными средствами, что ему вряд ли удастся, затем шансы будут у маргинального кандидата, который, подобно Трампу, лишь еще больше выведет систему из устойчивого состояния. Это нормальные признаки системного упадка сверхдержавы и если вам кажется, что то что я говорю – теория заговора, советую ознакомиться с предпоследним номером Foreign Affairs который посвящен как раз этому.

Д. Европейское общественное мнение настроено крайне скептически в отношении США. Это нормально – всегда в период правления Республиканской партии, сконцентрированной на Америке, такое происходит, но сейчас это может стать более системным. Об этом как бы намекает опрос, проведенный в 14 странах ЕС совсем недавно. Когда демократы придут к власти, общественное мнение в странах Европы станет более благоприятным в отношении США, но при этом США потеряют в релевантности. В ЕС созрел запрос на собственную внешнюю и оборонную политику и Трамп еще достаточное время у руля, чтобы дать европейским лидерам при всей их неповоротливости возможность успеть как-то институционализировать это нынешнее стремление. Подсознательно они и так давно хотят этого – от Американского доминирования уже все прилично подустали.

Выше представлены выдержки из результатов соцопроса. Самые главные результаты состоят в том, что:

  1. во многих европейских странах в будущее смотрят совершенно без оптимизма.
  2. европейцы хотят, чтобы во внешних экономических сношениях их представляли собственные правительства, а не ЕС.
  3. Доверие к США очень низкое, но в ряде европейских странах и доверие к ЕС на достаточно низком уровне.
  4. Что больше всего удивило европейских экспертов: в случае гипотетического конфликта России с США, большинство европейцев останутся нейтральными, а часть даже готова поддержать Россию.

 

Россия, Запад и регион Южного Кавказа

А. Политика Владимира Путина, как оказалось, достаточно успешна – он смог переломить сопротивление всего Запада, умело сочетая жесткость и уступчивость в разных ситуациях, по сути обыграв западных лидеров благодаря опыту и – уже классу. Это ставит определенные вопросы относительно того, является ли Путин только тактиком, как считают многие в России – или он все же и стратег. Склоняюсь к тому, что вторая компонента не так уж слаба. Впрочем, это относится лишь к внешней политике. Внутренняя и экономическая политика пока наоборот демонстрирует заметные проблемы. Они не столь велики, чтобы обрушить режим, но определенными трещинами здание власти уже пошло и еще вопрос – успеет ли эта власть в оставшееся время как-то добиться народной поддержки или нет.

Б. Из этого всего возникает ряд следствий для постсоветских стран. Во-первых, официальные западные структуры медленно ослабляются и заменяются глобалистскими структурами, с которыми отношения никак не отрегулированы, а дело иметь уже приходится. Это – новый вызов для национальных правительств, с которым они пока что не справляются. Во-вторых, процесс медленного сокращения западного присутствия накладывается на нестабильность в Турции, изоляцию Ирана, экономическую слабость России и неготовность Китая к серьезному присутствию в регионе, что создает стратегический вакуум и неопределенность на момент, когда этот вакуум начнет заполняться конкретным содержанием. Сейчас самое плохое, что могут сделать страны региона – это конфликтовать с одной из серьезных внешних сил, к моменту, когда эти силы найдут время для Южного Кавказа, это выйдет боком. Победа демократов в США приведет к резкому росту внимания к социальному конструированию по всему миру и сопротивлению этой политике соответственно. Это создаст еще один очаг неопределенности на будущее.

В. Не мытьем, так катаньем, Россия «пробила» себе место в глобальной политике – и если ситуация в Украине выглядела как отступление – где проиграв на своем поле Россия попыталась хотя бы как-то отыграться, то спустя пять с половиной лет, создав новые очаги своего присутствия на Ближнем Востоке и в Африке, Россия оказалась тем игроком, с которым считаются – и уже Украина вместо обострения идет на смягчение противоречий в опасении стать совершенно нерелевантной и лишиться даже той незначительной западной поддержки, которую еще имеет. А вот будущее России как одного из мировых полюсов зависит от ее способности к проведению суверенной политики на долгосрочную перспективу. Какими будут договоренности в отношении Южного Кавказа сказать однозначно трудно, но скорее всего странам региона придется привыкать к тому, что их роль и внимание к ним в мире, особенно на Западе будет снижаться. Это, кстати, хорошо, поскольку позволит странам региона вместо того чтобы пытаться привлечь больше международной помощи, игнорируя соседей, пытаться решить проблемы самостоятельно или хотя бы начать думать в этом направлении.

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList