07 сент. 2019 / 19:14

Почему заключенных из Северного Кавказа содержат вдалеке от дома?

Заключенных из Северного Кавказа, осужденных по различным статьям, где срок заключения составляет 10 и более лет, отправляют, как правило, в места довольно отдаленные.

По сведениям, которые публикуются в СМИ, а также по рассказам родственников осужденных, отношение к выходцам из Северного Кавказа в тюрьмах России, мягко говоря, не очень хорошее. И речь не только о лицах, которые осуждены по тяжким статьям, таким как терроризм. Негативное отношение со стороны тюремного персонала к выходцам из региона распространяется буквально на всех.

Этим и объясняются старания родных и самих заключенных отбывать наказание поближе к дому. Да и вообще, тюрьма ведь не только наказание подразумевает, но и исправление. Стало быть, заключенный должен иметь шанс исправиться, а не озвереть окончательно от унижающего человеческое достоинство обращения.

Заключенный Рустам Миссиров

Пытается добиться перевода поближе к Кавказу или хотя бы в европейскую часть России заключенный Рустам Миссиров, осужденный за вымогательство к 10 годам лишения свободы. Миссиров содержится в Омской тюрьме, к тому же он болен туберкулезом. Как заявляет его супруга в многочисленных жалобах в ФСИН и в правозащитные организации, сырой климат по месту заключения губителен для больного мужа. За все три года она лишь один раз смогла поехать на свидание к мужу. Пользоваться ежегодным правом на свидание она не может, так как работает в регистратуре поликлиники с зарплатой 9 тыс. рублей и имеет на иждивении ребенка.

https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/339894/

https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/337975/

Также супруга Миссирова заявляет, что его унижают, вымогают у него деньги. А после того, как ему удалось написать жалобу прокурору, его два месяца держали в изоляторе. В колонии необоснованно посчитали  Миссирова нарушителем и добились изменения его режима на тюремный сроком на два года. Адвокат обжаловала это решение суда. В настоящее время звонки и свидания вообще запрещены, и о состоянии больного заключенного жена не имеет возможности узнать.

Аслан Черкесов

Вспомним Аслана Черкесова, который за убийство осужден к 20 годам колонии строгого режима и отбывает наказание то в одной страшной тюрьме Красноярского края, то в другой, практически не выходя из ШИЗО, куда его заключают за то, что пытается отстаивать свои права. При этом все годы, пока Аслан Черкесов находится в местах лишения свободы, родные и адвокаты добиваются его перевода  поближе к региону.  Увы… безрезультатно.

Обращение Черкесова пополнило список из десятков жалоб заключенных на пытки

Как сказала сестра Черкесова Аня ему изменили режим на тюремный сроком на три года и теперь запрещены даже звонки. О состоянии брата она узнает через адвоката. Полгода как Аслан Черкесов содержится в помещении ШИЗО с сырым полом и стенами, покрытыми плесенью. Ему необоснованно создают нарушения и за это же наказывают.

Также со слов Ани известно, что Аслана Черкесова на прогулки не выводят, отовариваться продуктами не разрешают, а еду, которую  готовят на свином жире, он не может употреблять как верующий мусульманин.  До заключения он весил под сто килограммов, сейчас – 67. 

На многочисленные жалобы о переводе в колонию поближе к дому, родственники получают ответ – не положено. «Объясняют это личной безопасностью, а сами издеваются над ним» - говорит сестра. Насторожило сообщение о том, что Черкесова посещают неизвестные люди, которые беседуют на темы, не относящиеся к его делу. «Моему брату нужно лишь, чтобы не нарушали его права, пять лет назад он начал молиться в тюрьме, на что имеет законное право, с жалобами обращается, потому что каждый заключенный может защищать свои права, он ни во что не вмешивается, лишь бы его не трогали», - сообщила Аня.

Фото Черкесова на настоящее время. Предоставила сестра Аня

 «С декабря 2010 года, то есть почти за девять лет заключения, я видела сына всего два раза. Они мучают не только Аслана, но и меня», - говорит Соня Черкесова. Каждый раз, когда подходил срок свидания, которого с нетерпением ждали Аслан Черкесов и его родные, его определяли в штрафной изолятор. Последний раз Соня Черкесова была на свидании с сыном в октябре 2016 года, а через месяц она перенесла левосторонний инсульт.

Мама Черкесова сегодня. Фото мое.

В связи с тем, что жалобы на перевод по месту жительства не удовлетворялись, а нарушения прав заключенного и бесчеловечное отношение не прекращались, по делу Аслана Черкесова подана жалоба в ЕСПЧ, которая  признана приемлемой с присвоением номера дела.

Наконец-то дорога домой

18 июля 2019 года на сайте Правительства РФ появилось сообщение: Одобрить проект ФЗ «О внесении изменений в статьи 73 и 81 УИК (уголовно-исполнительного кодекса) РФ». 

Поправки в законодательство предусматривают возможность перевода заключенных по их просьбе или просьбе одного из близких родственников в исправительное учреждение непосредственно в регионе проживания семьи или при отсутствии такой возможности в ближайший субъект Федерации.

Дмитрий Медведев, представляя Законопроект в Кабинете Министров,  сообщил о том, что зачастую осужденные отбывают наказание за тысячи километров от дома, что ограничивает и даже исключает возможность общения с семьей.

 "Такое право будет предоставлено всем заключенным, кроме тех, кто осужден к пожизненному лишению свободы за особо тяжкие преступления, за преступления, которые связаны с терроризмом", - уточнил Дмитрий Медведев.

Распоряжением Правительства от 23 июля 2019 года № 1641-р – проект внесен в Госдуму ФС РФ. 

Право на уважение семейной жизни

Хочу обратить внимание, что  согласно действовавшему ранее и действующему в настоящее время закону (часть 1 ст. 73 УИК) «осужденные к лишению свободы отбывают наказание в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта РФ, в котором они проживали или были осуждены».   

И только в исключительных случаях по состоянию их здоровья или для обеспечения их личной безопасности либо с их письменного согласия осужденные  могут быть  направлены в соответствующие исправительные учреждения на территории другого субъекта РФ (часть 2 ст. 73 УИК).

Закон не распространялся лишь на особо опасных преступников, не имеющих право отбывать наказание близко к дому, к которым относят  осужденных при опасном рецидиве, по делам террористической направленности и пр. (часть 4 ст.73 УИК ).

Однако на практике  тысячи заключенных оказываются  в колониях  за тысячи километров от дома. Свидания родственников с такими заключенными затруднены необходимостью ехать через всю страну, для многих стоимость проезда недоступна с учетом низких доходов.

Очень много осужденных и их родственников обращается с заявлениями и просьбами о направлении в ИУ по месту жительства. И отказы в праве отбывать наказание в своем регионе привели к потоку жалоб, как в Конституционный Суд, так и в ЕСПЧ.

Конституционный Суд  почему-то признает эти жалобы неприемлемыми, но Европейский Суд выносил решения о нарушении Россией прав заявителей на уважение семейной жизни и запрета на бесчеловечное обращение.

В частности, есть решение ЕСПЧ по делу «Полякова и другие против России», по которому заявители жаловались на то, что отправка их в тюрьмы далеко от дома и родных, нарушила их право на уважение частной и семейной жизни, гарантированное ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Решение вынесено в пользу заявителей, родственников 4-х заключенных, которым присудили компенсацию в размере 30 тыс. евро. При этом Суд указал, что РФ не признает необходимость поддержания семейных связей и не проверяет пропорциональность отказов ФСИН в переводе.

Также известно, что по данным ФСИН в 2017 году было рассмотрено 4900  обращений о переводе в другие ИК. Из них было удовлетворено лишь 388. (2016 г. – 5262 обращения, удовлетворено -360; 2015 г. – 6178 обращений, удовлетворено- 378). Всего  в «чужих» регионах отбывают около 20 процентов осужденных (в 2018 не менее 100 тыс. человек).

Омбудсмен Татьяна Москалькова, инициатор Законопроекта о предоставлении возможности осужденным отбывать наказание поближе к дому или к местам проживания родственников, высказывала  такое предложение еще с ноября 2016 года.

Эксперты в лице правозащитников и адвокатов обсуждали Законопроект.  Было высказано мнение, что  «до вмешательства ЕСПЧ никого не волновала ситуация, что осужденный до приговора жил и его родственники живут, скажем, в Калининграде, а отбывать наказание его отправили, например, во Владивосток, находящийся на расстоянии более 7000 км от дома».

https://www.advgazeta.ru/novosti/osuzhdennye-poluchat-pravo-otbyvat-nakazanie-vblizi-mesta-prozhivaniya-ikh-rodstvennikov/ 

Особо опасных добавилось в действующей редакции части 4 ст. 73 УИК

В то же самое время,  когда весь «преступный» мир с их родственниками, а также правозащитники  и ЕСПЧ добивались  соблюдения закона о праве отбывания наказания по месту жительства, Госдума приняла дополнения в часть 4 ст. 73 УИК, которые вступили в силу с 8 января 2019 года, расширив список лиц, которых будут содержать в УИ, расположенных в отдаленных и труднодоступных районах страны.   

Так, в список добавили осужденных,  «в отношении которых имеется информация об их приверженности идеологии терроризма, исповедовании, пропаганде или распространении ими такой идеологии (при отсутствии достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела) и оказании ими в связи с этим в период содержания под стражей, отбывания наказания соответствующего негативного воздействия на других обвиняемых (подозреваемых), осужденных…»…   

Не значит ли это, что и у Аслана  Черкесова , и  у Рустама Миссирова, и у других выходцев из Северного Кавказа, пусть даже осужденных по не тяжким  статьям, но не пользующимся симпатиями тюремных начальников,  нет перспективы получить  перевод поближе к  родным местам?

В принципе,  любого осужденного, отбывающего наказание хоть даже  «за кражу гуся»,  могут посчитать «идеологически опасным». А это, значит, колония рядом с домом таким заключенным не светит.

Черкесов до заключения. Фото их семейного альбома.

 

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList