нояб. 15 2007, 19:26

Энвер Кисриев (Дагестан): "Распространение ислама в Дагестане было мирным"

- Наиболее тяжёлым временем было только одно — это конец 20-х и все 30-е годы ХХ столетия, когда атеистическое коммунистическое государство стало искоренять ислам из жизни дагестанцев как "предрассудок прошлого". Я думаю, что определенный успех этого предприятия был обусловлен тем, что господство имперской власти с ее жесткой сословной и имущественной дифференциацией, было абсолютно чуждо горскому типу организации жизни. Коммунистический эгалитаризм в сочетании с советской властью, в своем первичном значении и на самом низшем уровне, вполне отвечал привычным для горца представлениям о справедливых формах общежития. Фактически, сельсовет — это тот же джамаат.

К приходу коммунистического режима Российская империя уже больше столетия господствовала в Дагестане. Ислам, перестав быть стержнем политико-правовой жизни джамаатов, метался и раздваивался на развилки между мятежом против колониальных властей и приспособлением к системе нового типа власти, где степенные священники обслуживают "религиозные нужды" паствы в интересах душевного спокойствия и порядка. Естественная селекция между этими двумя выборами привела к тому, что мятежники от ислама просто сошли с исторической сцены, а мусульманское "духовенство" народилось и стало даже, в некотором роде, привилегированным сословием имперского общества. Надо не забывать, что с конца Кавказской войны, с 1859 года в Дагестане было установлено так называемое "военно-народное", по сути, колониальное, управление и вплоть до революции здесь так и не были введены гражданские законы.

Приход советской власти, создание сельсоветов, было своеобразным возвращением к джамаатской демократии, самостоятельному местному самоуправлению. Это была близкая горцу норма управления. Стоит также учесть, что советская власть расправилась с привилегированным классом, сформировавшимся здесь из числа "туземцев" в полном соответствии со структурой сословий во всей империи. Жизнь и благосостояние этих людей зависели не от окружающих их земляков, а от поддержки далекой и чуждой власти. Одновременно, свободное джамаатское население, следуя той же логике, было тогда превращено в подневольных "крестьян". Так же точно появилось и исламское "духовенство" со своими привилегиями.

Кроме всего, не надо забывать, что на первых порах коммунистический режим провозгласил, что Дагестан получает свою независимость и шариатский закон. Нарком национальностей Сталин, прибыв в Дагестан в ноябре 1920 года, когда в горах шло восстание против введенных первоначально коммунистами ревкомов, провозгласил автономию Дагестана и объявил, что "коммунисты не отрицают шариат" и что "советское правительство считает шариат таким же правомочным правом, какое имеется и у других народов".

Но все это не означает, что вовсе не было сопротивления и социальных волнений, протестов. Они были, но следует признать и тот факт, что образование своей автономной республики, огромные возможности социальной мобильности, равноправие и даже привилегированность отсталых регионов страны стали причиной массового принятия горцами коммунистического режима.

По-видимому, всеми этими обстоятельствами и вызвано то, что "победа советского строя" имела здесь успех. Надо учитывать и то, что борьба с исламом как религией не сопровождалась внедрением другой религии, скажем, христианства — то, что происходило, требовало отказа от всех религий. Это совершенно иной контекст социальных трансформаций.


Полный текст

Комментарии