дек. 29 2009, 11:30

Исмаил Бердиев (муфтий Ставрополья и КЧР): "Мы - за объединение всех мусульман России, Координационный центр не претендует на первенство"

В интервью "Кавказскому узлу" муфтий Ставропольского края и Карачаево-Черкесии, председатель Духовного управления мусульман (ДУМ) Исмаил-хаджи Бердиев рассказал о своем видении объединения трёх исламских организаций - Центрального духовного управления мусульман (ЦДУМ), Совета муфтиев России (СМР) и Координационного центра мусульман Северного Кавказа (КЦМ СК), о существующих в исламе течениях и современном положении религии в республике.

- Исмаил-хаджи, расскажите, пожалуйста, как Вы относитесь к идее объединения ЦДУМ, Совета муфтиев РФ (СМР) и Координационного центра мусульман Северного Кавказа (КЦМ СК)?

- К нам поступило письмо, в котором муфтий Талгат Таджуддин призывает всех объединиться, а также подписать соглашение о братском сотрудничестве во имя духовного возрождения нашей страны.

Лично я - за то, чтобы объединиться. Я об этом говорил еще 20 лет назад, когда только начал работать муфтием. Нам необходимо быть всем вместе, в России. Разговоры об объединении существуют с 1989 года. Так, еще в Советском Союзе было четыре духовных управления мусульман: центральное духовное управление мусульман Азиатской части и Сибири в Уфе, было ДУМ Северного Кавказа в Махачкале, ДУМ Закавказья в Баку, а так же ДУМ Средней Азии и Казахстана в Ташкенте.

После развала Союза, Средняя Азия и Казахстан отошли в сторону, где образовалось ДУМ Узбекистана, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Туркмении. ДУМ Закавказья тоже стало существовать самостоятельно, но там и разделения не было, - оно как было едино, так и осталось. В России же осталось два ДУМ: Центральное духовное управление мусульман европейской части и Сибири и ДУМ Северного Кавказа. В то же самое время на Северном Кавказе, в Махачкале ДУМ стало разделяться по национальному признаку. Так, кто-то считал, что муфтий должен был быть аварец, другие – что кумык, третьи – даргинец и так далее. Дошло до того, что в один день по национальному признаку там могло поменяться два муфтия. Одновременно ДУМ стали образовываться в Чечено-Ингушетии, в Кабардино-Балкарии. Тогда же, в Карачаево-Черкесии, был образован Исламский центр, преобразованный в ДУМ Ставропольского края. Вот именно с тех пор я неоднократно говорил о том, что нужно объединение.

В России, - включая и северокавказские республики, - на данный момент существует порядка 60 ДУМ. Попытки объединения были и раньше, но их участники не могли прийти к одному решению. Проблема заключалась в том, что не могли определиться, кто же будет главным муфтием. Так, этнических татар-мусульман в центральной России больше, чем на Северном Кавказе, однако верующих мусульман больше именно на Северном Кавказе.

- Исходя из чего Вы утверждаете, что верующих мусульман больше именно на Северном Кавказе?


- Критерии оценки здесь исходят из того, что у нас больше людей ежегодно совершают паломничество, - а только верующий человек едет в паломничество. Так, например, из квоты, выделяемой на Россию, в 25 тысяч мусульман, 90% отправляются в паломничество именно с Северного Кавказа. В то время как остальные 10% распределяются на всю центральную часть России.

- Вы упомянули о том, что и ранее были попытки объединиться. Расскажите подробнее, - когда и при каких обстоятельствах это происходило?

- Точные даты я не помню, но муфтий Талгат Таджуддин говорил о том, что нужно объединиться. Все это не имело столь широкой огласки как, например, сегодня. Не было и официальных призывов объединиться, но на словах Т.Таджуддин неоднократно говорил об этом, - одновременно он предлагал дать ему должность главного муфтия. Но когда ему в этом отказывали, то и разговоры об объединении прекращались.

- Как распределятся высшие должности, если объединение произойдет?


- Сейчас глава ЦДУМ Талгат Таджуддин хочет стать "шейх-уль-ислам",1 что подразумевает собой, что он станет председателем совета улемов,2 а ДУМ возглавит Верховный муфтий, глава СМР Равиль Гайнутдин, - но при обязательном условии, что его первым заместителем будет назначен кто-то из муфтиев Северного Кавказа. Есть и еще одно условие: чтобы, когда будут приниматься решения, – фетвы,3 - мнение Северного Кавказа учитывалось в обязательном порядке, и Северный Кавказ будет иметь на них право вето.

- В связи с чем возникла необходимость обязательного участия северокавказских мусульман в принятии решений с правом вето?

- Иной раз бывает, что чисто национальные татарские обряды некоторыми преподносятся как нормы шариата и, чтобы этого не было, мы будем ставить условия о создании центра. Этот центр будет называться Высший совет муфтиев России, в который будут входить все муфтии РФ. Также есть договор о том, что от каждого из трех центров в этот Совет будет входить по восемь муфтиев. Совет будет представлять чисто идеологические интересы норм шариата. А что касается духовной и политической жизни регионов, то каждое ДУМ будет продолжать вести свою работу. Мы на Северном Кавказе Координационный центр мусульман не распускаем, - он будет продолжать свою работу, но одновременно будет входить в состав Совета муфтиев России.

- А есть ли случаи преподношения национальных обрядов как религиозных норм на Северном Кавказе?

- Нет, у нас таких проявлений, на уровне вынесения фетв, нет. Есть обряды, которые пытаются представить обществу как нормы шариата, но мы с этим боремся и говорим о том, что это не нормы шариата и их исполнение не обязательно. Так, например, - похоронно-поминальный обряд. У нас первые три дня после похорон люди посещают кладбище, но я не считаю, что это обязательно. Можно просто прийти рано утром в мечеть и молиться там. Там ведь тоже есть свои нормы, и есть места, где просьбы человека принимаются беспрекословно. Ведь вот на день Арафат, паломники едут в паломничество, чтобы именно в этот день быть на горе Арафат, потому как там все молитвы принимаются Всевышним.

Конечно, можно просить Всевышнего и здесь, но именно потому, что там в этот день молитвы принимаются Аллахом беспрекословно, паломники испытывают все трудности и все вместе едут туда. Поэтому мы говорим о том, что просить Всевышнего на кладбище за умерших не обязательно. Не является нормой шариата и то, что у нас проводят 3-й, 7-й и 52–й день поминок. Это только обычаи, придуманные людьми на основе тех или иных причин. Мы же объясняем людям то, что это не нормы шариата, - человек ушел и ему ничем не поможешь, кроме как просить за него. А вот просить – это уже норма шариата.

И вот с такими проявлениями мы боремся, - каждый сам у себя, - запрещаем делать поминально-подарочные сумки4 в день поминок. И именно поэтому мы не хотим, чтобы обычаи выдавались за нормы шариата.

- Если Вы "за" объединение, то в чем Вы видите его плюсы?

- Самый главный плюс такого объединения заключается в единстве всех мусульман. Например, когда происходят собрания во время государственных торжеств, православный патриарх представлен один, а муфтиев - несколько. Теперь же один Верховный муфтий будет представлять всю мусульманскую умму России. Это первый показатель того, что у мусульман есть единство. В то же самое время, это единство, в период экономического и политического кризиса страны, поможет России укрепиться. Территориальная целостность России стоит, на мой взгляд, во главе этого вопроса.

Достаточно вспомнить хотя бы недавние события имевшие место на Северном Кавказе, - я имею в виду и первую и вторую войны в Чечне, - а так же события в Дагестане. Ведь в то время, если бы международные террористы смогли бы разделить Северный Кавказ, то они попросту отделили бы его от России. Я считаю, что Россия сохранила свою целостность только благодаря мудрости чеченского народа, который на своем референдуме принял решение остаться в составе России. Здесь, на мой взгляд, огромную роль сыграл и Кадыров, ведь если бы поставили на его место любого другого чеченца или другого политика, вот этих результатов не было бы. Посмотрите на остальных губернаторов, - в основном, они работают как все, а Кадыров боится Бога и никому ничего не позволяет воровать и растаскивать. Именно поэтому, на мой взгляд, за столь короткое время Чечня стала превращаться в цветущий край.

Кроме того, об объединении говорит сам Всевышний. Так в Коране5 есть аят,6 в котором говорится: "Держитесь за вервь Аллаха вместе – не разделяйтесь", а ведь этот аят, - он и призыв ЦДУМ России.

- Как, по-Вашему, это объединение отразится на политической жизни России?

- Религия отделена от политики. Именно поэтому, я считаю, что здесь нет никакой политики, кроме помощи государству в консолидации. Когда именем религии начинают играть в политику, то уже начинают происходить те вещи, которые мы видели в Чечне и в Палестине. Людей зомбируют так, что они становятся живыми бомбами, готовыми взорвать самих себя. А ведь нигде в религии этого нет. Человек–самоубийца, согласно религии, будет гореть вечно в огне.

А те, кто зомбирует людей на такие действия, объясняют им так, что если, например, твою семью убили, ты должен пойти и убить его семью. И если ты это сделаешь, то будешь шахидом или шахидкой. Но ведь это неправильно. Во всех традиционных религиях, ниспосланных Всевышним, основа одна и та же, и убивать, согласно толкованию, нельзя ни в коем случае. Всевышний дал тебе жизнь и он один вправе отнять ее у тебя. Это касается и споров в медицине, по поводу людей, впавших в кому: сколько положено человеку мучиться - столько он и будет мучиться. И, если человек прожил свою жизнь благочестиво, у него не будет мучений, - мучения будет испытывать тот, кто заработал их себе.

То же касается и захоронения человека после смерти. Тело нужно предать земле вскоре после того, как Всевышний забрал душу человека. И пока тело на земле не найдет себе место - душа мучается. Этому есть живой пример: тело Владимира Ленина, придумавшего атеизм, до сих пор лежит в мавзолее, и душа его мучается, потому как тело не предано земле, и будет еще столько мучиться, сколько ему положено, пока кто-нибудь не додумается, и не предаст тело земле, а значит, не успокоит его душу.

- Есть ли трудности на пути к объединению, если да, то какие, и какие пути в их преодолении Вы видите?

- Пока таковых нет, и когда возникнут трудности, тогда мы и подумаем, как их преодолеть. Но, то, что они будут, - и не мало, - это естественно, ведь Всевышний создал и сатану. Может, это объединение и не состоится сейчас по самым разным причинам, но, в конце концов, оно все же должно состояться. Сейчас же мы идем к объединению, создали Согласительную комиссию от Координационного центра. Так, в ней будет состоять мой первый заместитель, муфтий Чечни – Солтан-хаджи Мерзоев, - а так же представители Северной Осетии и Дагестана. И, до конца 2009 года, работа по объединению должна уже проявить свои четкие очертания.

- Как республики Северного Кавказа отреагировали на подобного рода объединение?

- Когда спросили у меня, я сразу ответил, что я - за объединение, но отметил, что я должен спросить мнение всех муфтиев. Именно поэтому, я собрал их 9 декабря 2009 года в Кисловодске. На собрание пришли муфтии всех республик, за исключением муфтия Дагестана. Но и он был на связи и, посредством телефона, принял участи в совещании, и согласился с нашими решениями. То есть все восемь ДУМ выразили желание объединиться и ни один муфтий не высказался против, не было и воздержавшихся. Однако все высказались за то, что при этом Координационный центр распускать нельзя. Центр останется таким же, какой он есть, и будет исполнять всю свою работу. Облегчением в его работе станет то, что если будет создан Высший Совет муфтиев России, то те нормы, которые будут приниматься там, станут работать и у нас, - но при этом, при принятии этих норм, мнение муфтиев Северного Кавказа будет учитываться обязательно.

- Есть ли течения в исламе, готовые воспротивиться объединению, - ведь не все с ним согласны?

- Я не знаю масштабы этих сил, но то, что течения нетрадиционного ислама есть, - это факт. Тот, кто не хочет этого объединения, он может быть сам по себе, - это его дело, и он будет грешен перед Всевышним. Он сам себе на душу берет грех.

Кроме того, отмечу, что официально никаких зарегистрированных ни "салафитов", ни "ваххабитов", ни других "...итов" нет. У нас есть официальные мечети, зарегистрированные в Министерстве юстиции РФ, но, если там кто-то придерживается какого-то течения, то это их дело.

Так, я знаю, что есть молодежь, которой попадается литература, - а я с такой литературой сталкивался, - где на русском языке пишется о том, что мусульманин доложен молиться, подавать милостыню и совершить хадж – это все правильно. Но почему-то в конце имеет место некая добавка в виде того, что "мусульманину также нужно вести войну против неверных", - вот это считается ваххабисткой литературой. Никогда от Всевышнего это не исходит. Убивать безвинного человека никто не имеет право, вне зависимости от того верует он или нет. Я помню, однажды мне попалась книжка под авторством одного араба - Джамиля Ибн Зина. Здесь о нем никто ничего не знает, а я на одной из конференций за границей спросил у арабов, кто он такой, - мне ответили, что он выходец из Палестины, и сейчас живет в США. И вот он оттуда пишет мне вот эти брошюрки, чтобы я здесь оставил все свои дела и поехал в Палестину воевать с Израилем, потому что, по его мнению, израильтяне угнетают палестинцев. То есть он сам не воюет, - он обучает людей, которые впоследствии зомбируют других, чтобы те вели войну.

- Кто чаще всего становится жертвой "гипнотизеров"?

- Как правило, такие люди отбираются из социально незащищенных слоев населения, часто это молодежь, которую они берут под свою опеку и учат воевать. Есть такие и среди богатых, которые идут туда только потому, что им делать нечего, а быть верующим - модно. Этим людям говорят: "вот старики - неграмотные и ничего не знают, ты делай не так, а вот так". Не зная того, что на самом деле положено по шариату, эти люди, веря на слова пропагандистам, часто встают и покидают мечеть до окончания молитвы, тем самым демонстрируя свое "геройство". Таких немного, но они есть.

В этом, конечно, есть и наша вина, так как мы не можем охватить всё и разъяснить всем, - но это еще и вина той системы, в которой мы жили, когда в советское время людям не говорили о том, что у человека должна быть вера, и какая она должна быть.

На протяжении долгого времени у людей существовал духовный вакуум, и когда его начали заполнять, каждый своим, то часто людям это преподносится так: "все общество сгнило, старики – ничего не знают и все слепо идут за ними, а ты такой грамотный, ты прочитал брошюру и знаешь, как и что нужно делать". И это есть обман. И если бы люди знали, что есть в их вере, а чего нет, они бы не совершали ни убийств и других негативных поступков. И нам нужно работать и разъяснять людям, что и как, - а если человек не понимает, то для этого есть другие структуры, которые должны его пресечь и объяснить, что он создает угрозу для общества.

Кроме того, сейчас есть масса официальных мест, куда можно обратиться и спросить, что и как: и мечети, и исламский институт, где преподаватели из Египта, и знающих религию лучше них – вряд ли найдешь. И трагедия заключается в том, что многие просто не хотят знать. Так, например, даже на то, что муфтий специально учился и приехал, чтобы донести религию, находятся те, кто говорит, о том, что муфтия этого еще в то время коммунисты послали, или КГБ, и это их ставленник, мол, его не слушайте, - именно так это и преподносится пропагандистами нетрадиционного ислама.

Конечно, если таковые есть, то они будут против объединения, наверное, - я не знаю. А, может, они будут и "за", будут довольны и счастливы тем, что все объединились. Мусульманин, какой бы он не был - верующий или этнический, - если он против объединения, то возникает большой вопрос: мусульманин ли он вообще? Мусульманин это, прежде всего, тот, кто подчиняется Всевышнему, а, значит, соответствует требованиям, описанным в Коране, - а в Коране опять же говорится: "не разделяйтесь".

- Но ведь до сих пор не было объединения?


- Да, до сих пор мы шли отдельно, - и этот грех был на нас. Так, Координационный центр, Совет муфтиев России и Центральное духовное управление мусульман, – мы все были грешниками, потому что не объединялись. Я давно говорил: "Давайте объединимся". Отмечу, что Координационный центр не претендует на первенство, хотя с успехом может это провести.

Точно такие же заявления были, наверное, и со стороны Талгата Тайнутдина и Равиля Гайнутдина, которые ранее, порознь, заявляли об объединении и обвиняли друг друга. Но эти противоречия ушли, и сейчас все пришли к одному мнению, - что объединение необходимо. Кстати, к решению этого вопроса приложил свои усилия и президент Чечни, который высказался по этому вопросу с критикой: что вы, мол, за мусульмане? И его слова возымели действие.

- Есть ли страна, где подобное объединение уже было реализовано, успешен ли был этот опыт?


- Нет, такого примера я не знаю. Везде есть единое ДУМ. Например, в Турции одно – единое духовное пространство. Есть министр по делам религии, а государство, отмечу, при этом считается светским, - но, тем не менее, министерство по делам религии есть, оно работает, муфтии получают зарплату, а в бюджете закладываются средства и на строительство мечетей и на проведение праздников и других обрядов.

А вот в России так сделать нельзя, - так, например, если мы в России начнем так же относиться к религии, как относятся в Турции, то у нас главенствующей религией в стране будет христианство, потому что христиан больше. И тогда и мусульмане, и иудеи потребуют свои министерства по делам религий. То, что Россия - светское государство, - мы, конечно, приветствуем, но мы просим, чтобы к религии относились с пониманием, и государство на данном этапе развития, на мой взгляд, относится именно так.

Ведь именно на уровне президента велись переговоры о том, что положение религии нужно понимать правильно, после чего и был создан Фонд поддержки исламской науки, культуры и образования. Фонд этот работает давно и достаточно успешно, на мой взгляд. Так, из грантов, присылаемых нам, мы оказываем единовременную помощь имамам. Конечно, таких денег, чтобы платить официальную зарплату, с положенными отчислениями, там нет, ведь фонд существует за счет пожертвований самих же мусульман. Однако, с денег, перечисляемых фондом, выделяются средства на строительство мечетей и проведение праздничных мероприятий.

10 декабря 2009 года.

С Исмаилом Бердиевым беседовала собственный корреспондент "Кавказского узла" Бэлла Ксалова.

Примечания:

  1. Шейх-уль-Ислам - Верховный муфтий — старейшина ислама. (Здесь и далее - прим. "Кавказского узла")
  2. Улемы - собирательное название признанных и авторитетных знатоков теоретических и практических сторон ислама.
  3. Фетва - в исламе - решение, выносимое муфтием или факихом по какому-либо вопросу. Основывается на принципах ислама и на прецедентах мусульманской юридической практики.
  4. "Поминально-подарочные сумки", здесь - пакеты с продуктами питания (крупы, мясо, сладости, предметы обихода), раздаваемые на сороковой день поминок усопшего. Преимущественно это явление имеет место быть среди мусульманской части населения. Как рассказал Исмаил-Хаджи Бердиев, согласно шариату мусульманам раздавать сумки не положено, и это больше традиционный обряд народов Северного Кавказа, трактуемый некоторыми как норма ислама.
  5. Коран - религиозная книга, священная для приверженцев всех исламских направлений. Она служит основой мусульманского законодательства.
  6. Аят - мельчайшая структурная единица Корана, иногда понимаемая как "стих".

Полный текст

Комментарии

Android badge Ios badge
TopList