дек. 29 2015, 02:49

Анализ обвинительного заключения в отношении Николая Карпюка и Станислава Клыха (Часть 3, "Пытки и убийства пленных российских военнослужащих")

В отношении тел №№ 3-5 со следами «подвешивания на крюках» можно было бы предположить, что они принадлежат «распятым десантникам». На самом деле речь здесь идёт о пограничниках, тела которых были обнаружены 13 января 1995 г. в ст. Ассиновская Уполномоченным по правам человека в РФ С.А.Ковалёвым, сопровождавшими его Е.М.Альбац, М.А.Гессен и А.Ю.Даниэлем. Как выяснилось, эти трое пограничников по ошибке заехали в Ассиновскую, где были в упор расстреляны из засады (двое - из охотничьего ружья). По лежавшим на земле телам убитых продолжали стрелять из различных видов оружия, их кололи штыками, глумились над трупами. Затем тела с помощью трактора (отсюда и «следы подвешивания на крюках») отволокли на окраину села.

Таким образом, всех эти девять человек погибли в бою или при нападении из засады, имели прижизненные огнестрельные ранения или минно-взрывные травмы, и следы посмертного глумления.

Тела со следами прижизненных пыток, - в частности, отчленения пальцев рук, или тела с признаками изнасилования черенком лопаты (что не могло не повлечь повреждения, если не разрыв, прямой кишки), не проходили через систему военно-медицинского управления СКВО.   17

Можно с большой степенью уверенности утверждать, что таких тел в рассматриваемый нами период просто не было.

Это ставит под сомнение достоверность показаний обвиняемых, изобличивших себя в зверских пытках, - показаний, от которых Карпюк и Клых в дальнейшем отказались, заявив, дали их под воздействием примененного к ним самим насилия.

Следствие поступило весьма осмотрительно, не предъявив Николаю Карпюку и Станиславу Клыху обвинение по этим эпизодам, и избегая, таким образом, их разбора в суде. Выше мы отчасти попытались восполнить это недоразумение.


Полный текст

Комментарии