июнь 27 2017, 12:26

Адвокат Немцова: "Окружение Кадырова недовольно даже упоминанием чеченского следа"

31 мая 2017 года сторона обвинения по делу об убийстве российского политика Бориса Немцова признала доказанной вину пятерых обвиняемых, выходцев из Чечни Заура Дадаева, Анзора Губашева, Хамзата Бахаева, Тамерлана Эскерханова и Шагида Губашева, и обратилась к коллегии присяжных с просьбой вынести обвинительный приговор. Адвокаты семьи потерпевших заявили, что преступление не раскрыто, поскольку организаторы и заказчики все еще находятся на свободе. Адвокат Вадим Прохоров, который представляет интересы Жанны Немцовой, дочери убитого политика 1, рассказал "Кавказскому узлу" о мотивах преступления и перспективах дальнейших по нему разбирательств.

Кавказский узел (КУ): В суде почти ничего не говорилось о мотиве преступления, хотя звучала информация о заказном характере, пяти миллионах рублей, и имя Русика называлось (Заур Дадаев признал, что организовать убийство ему помогал некий "Русик" (по версии следствия – Руслан Мухудинов), уроженец Чечни. Именно он якобы предоставил Дадаеву пистолет, из которого убили Немцова, и автомобиль, на котором подозреваемый скрылся с места преступления. – Прим. "Кавказского узла"). Поднимали ли адвокаты вновь тему заказа?

Вадим Прохоров (ВП): Это все-таки вопрос к адвокатам подсудимых. Однако ситуация ясная: это явное лукавство или передергивание со стороны действующей власти. Обвинение предъявлено следующим образом: пятеро лиц - в данном случае я сознательно абстрагируюсь от того, виновны они или нет - обвиняются в преступлении, предусмотренном частью 2 статьи 105 пункты "ж" и "з" - убийство, совершенное группой лиц по найму. То есть их кто-то нанял. Ну – допустим. Встает вопрос: а у заказчика деньги лишние, что ли? У них какой мотив? Суд отвечает: это выделенное дело, ждите, когда найдут Мухудинова либо кого-то еще из неустановленных лиц - у них и спросим.

Нам, представителям потерпевшей Жанны Немцовой, ясно, что у заказчика мотив был политический. Задачей было прекращение политической и общественной деятельности Бориса Немцова. Понятно, что мотивом не является коммерческая деятельность или ревность. Однако власти переводят стрелки на исполнителей - мол, у них интерес был финансовый. В какой-то степени можно согласиться - в кадыровской Чечне ситуация с безработицей такая, что люди за деньги много на что соглашаются.

Кстати, обращаю внимание, что в ходе судебного разбирательства приехал старший брат главного обвиняемого Заура Дадаева и подтвердил, что родственник периодически "стрелял" 5-10 тысяч рублей, правда, всегда возвращал. То есть в деньгах нуждался. Дадаев собирался жениться - это тоже дорогое удовольствие. Братья Губашевы вместе с Дадаевым хотели купить землю - это сказала мать. То есть деньги обвиняемым, конечно, пообещали - я не спорю. Но в своих прениях указывал: не надо сбрасывать со счетов, что в чеченском обществе очень важен другой мотив - приказ старших. Я имею в виду не по возрасту, а по иерархическому значению. Я вполне допускаю, что Дадаев, военнослужащий полка "Север" Росгвардии, и Беслан Шаванов, выходец из полка по охране нефтепровода, и братья Губашевы, кроме того, что им были обещаны деньги, воспринимали действия в отношении Немцова как благое дело, на которые их сподвигли старшие - то есть руководство Чечни и, я полагаю, ближайшее окружение Рамзана Кадырова.

Другой дополнительный мотив - карикатуры "Шарли Эбдо". Но мотивов может быть несколько, и я не вижу никаких противоречий. По официальным данным, подготовка к убийству началась с сентября 2014 года, а по моим данным – с лета 2014 года. Но нет ничего удивительного в том, что в ходе подготовки к заказному преступлению в январе 2015 года журнал выпустил свои карикатуры. Я не исключаю, что исполнителей накрутили еще и рисунками. Есть заказ, приказ, а есть еще и дополнительный мотив - мол, он еще и против пророка!


Полный текст

Комментарии (5)

Android badge Ios badge
TopList