29 апр. 2018 / 16:43

Экономика бархатной революции – Армения и другие примеры постсоветского пространства

Правительство в качестве последнего аргумента прибегло к экономическим рискам. Попытка остудить протестующих военными рисками не удалась и власть пришлось идти на односторонние уступки в этом направлении. Об этом более подробно я написал тут: Решения Сержа Саргсяна: от премьерства до отставки (во второй части – про отставку).

Аргумент про экономику – не менее важен для лидеров протеста. За безопасность отвечают власти и в общественном восприятии они эксклюзивно ответственны за происходщее в этой сфере. По экономике важно то, что она не состоит из крупных «блоков» как то решения президентов, премьеров и министров, которые определяют судьбы на кратких и средних дистанциях, экономика состоит из решений миллионов людей на постоянной основе, поэтому где ее оставили прошлые власти (или безвластие), с той точки новые власти и начинают. Кроме того, если ничего в сфере безопасности не произойдет, а пока что так и есть, то вероятные новые власти унаследуют все без проблем, но в экономике они наследуют ситуацию текущую и, соответственно, даже незначительные проблемы сказываются на восприятии их деятельности.

Можно говорить о том, что аргументы об экономике это дискурсивное поле уходящей власти, которая, не имея других аргументов, цепляется за последние соломинки. Но это всегда так – более слабая сторона прибегает к аналитическим аргументам, а более сильная – к политическим. И раз уж этот аргумент обсуждался, то я думаю, что нужно сделать первую оценку экономической ситуации нынешнего политического кризиса. Конечно, экономические последствия бархатной революции можно будет полноценно рассматривать лишь через много лет. Сейчас можно лишь сделать текущий набросок происходящего. Тем не менее, это может быть интересно для многих.

А. Предкризисный статус-кво

Нынешний политический кризис Армения встретила с хорошими экономическими показателями, вероятно, самыми лучшими за 11 лет. В 2017 году были зафиксированы хорошие показатели, в первую очередь, вызванные восстановительным ростом. Об этом подробнее написано здесь: Что означают высокие темпы роста экономики Армении в 2017 году. И уже в текущем, 2018 году, благодаря ряду важных реформ, а также хорошей внешней конъюнктуре, экономический рост начал ускоряться на более стабильной основе. Экономический рост составил 10.6%, что позволяло, учитывая сезонные и секторальные тренды, рассчитывать на 11.2% роста объема выпуска и примерно 10-11% роста ВВП по итогам года.

Казалось бы, ситуация лучше некуда. Однако это макроэкономика. До начала этого года, люди практически не ощущали этого роста – и в данном случае дело не в восприятии. Дело в том, что менялась структура ВВП (по использованию). За последние 5 лет уровень потребления в стране практически не вырос.

График 1. ВВП и конечное потребление в Армении, в % к 2012 году

Если внимательнее посмотреть на график, то становится ясна вся политэкономия процесса: финансирование государственного аппарата заметно выросло, в то время как расходы (соответственно, доходы) домашних хозяйств росли примерно со скоростью 0.2% в год в среднем и были годы, когда фиксировался спад. Спад был вызван эксклюзивно сокращением притока трансфертов и в конечном счете это оздоровило экономику. Но вызвало серьезные проблемы для населения, особенно для тех слоев, в потреблении которых трансферты занимали большую роль. Поэтому, когда мы говорим, что за 5 лет ВВП вырос на 19%, надо учитывать, что соразмерно этому не произошло увеличения реальных доходов населения. Не стоит, однако, считать, что таким образом государственный аппарат пытались купить – в действительности он и сейчас недофинансирован, хотя, конечно, эффективность расходов еще есть куда повышать.

Но в 2018 году изменение ситуации с экономикой становится заметным для населения. В то время как выпуск (ПЭА) вырос на 10.6% за первые три месяца, объем потребления, вероятно, вырос на еще большую величину, о чем свидетельствуют предварительные данные. В частности, объем торговли вырос на 12.9%, а объем услуг – на 16.5%. Строительство выросло на 23.9% (за счет средств населения – на 9.7%). Это свидетельствует именно о заметно повысившихся доходах населения, это повышение сопровождало рост экономики и в таких размерах было впервые зафиксировано с 2007 года.

Это не просто цифры: люди действительно ощущали повышение жизненного уровня – об этом свидетельствуют демографические данные. Многие считают, что демография, если и является результирующей социально-политических и экономических процессов, то только на длинной дистанции. Это не так. Текущая экономическая ситуация оказывает прямое влияние и на процессы естественного движения населения, и на миграцию.

Так вот, демографические процессы показали в январе-марте 2018 года позитивную динамику. Число умерших упало на 10.3%, причем снижение пошло по всем статьям, от болезней органов сердечно-сосудистой системы, новообразований и до органов пищеварения. Число мертворожденных сократилось на 3.3%, а младенческая смертность упала на 16.7%. Эти показатели опосредованно связаны с экономикой. Влияние экономики на миграцию гораздо выше. Об этом я писал на примере Армении здесь: Миграция из Армении. Опыт моделирования.

Сальдо трансграничного пассажиропотока в январе-марте, несмотря на сохраняющуюся трудовую миграцию, снизилось почти до нуля, что означает, что усилились тренды возвратной миграции. Статистика последних десяти (преимущественно кризисных) лет представлена в таблице ниже.

 

Въезд

Динамика

Выезд

Динамика

Сальдо

2009

247501

 

258448

 

-10947

2010

287135

116.0

301950

116.8

-14815

2011

350147

121.9

370527

122.7

-20380

2012

350301

100.0

378399

102.1

-28098

2013

394820

112.7

431921

114.1

-37101

2014

478008

121.1

509643

118.0

-31635

2015

458824

96.0

488474

95.8

-29650

2016

498294

108.6

517657

106.0

-19363

2017

589341

118.3

605671

117.0

-16330

2018

683759

116.0

684336

113.0

-577

 

Б. Текущая ситуация в экономике

Апрель еще не закончился, поэтому все оценки, которую могут быть сделаны, являются предварительными и не охватывают даже весь месяц. Через неделю мы узнаем, какой была в апреле инфляция, а еще через две недели – уже узнаем предварительные макроэкономические показатели. Но сегодня мы уже можем рассмотреть те показатели, которые доступны на ежедневном уровне. Кстати, советую посмотреть мой пост: 15 ресурсов, которые позволят отслеживать ситуацию в Армении ежедневно.

График 2. Аналитические счета ЦБ Армении

Как мы видим, статистика ЦБ пока не показывает признаков серьезных проблем. Но в конце апреля все же график ведет себя не очень стандартно и скорее показывает, что риск проблем существует. Курс драма также не показывает сколько-либо серьезных колебаний: в последние дни есть заметные колебания, хотя и они все еще в пределах нормы.

График 3. Динамика курса драма к доллару

В последние дни подешевели также армянские бонды, особенно резкий спад был 23 апреля, в день отставки Сержа Саргсяна. Однако на данный момент можно уверенно сказать, что и эти колебания имеют символический характер.

График 4. Динамика стоимости армянских бондов

Учитывая масштаб политических событий, пока нельзя сказать, что есть заметные изменения в экономическом плане, а колебания краткосрочных финансовых показателей отражают скорее ожидания, чем реальность. Хотя динамика курса драма может сигнализировать об оттоке капитала, если таковой по-серьезному начнется. Возможно, финансисты лучше меня объяснят эти графики, поскольку я в этом не очень хорошо разбираюсь, но пока что, как мне кажется, нужно ждать макроэкономических показателей и, за исключением забастовок и нарушения движения серьезного влияния на них ничто оказать не могло.

В. Пример других «бархатных революций»

Для того, чтобы понять, каким будет экономический трек на ближайшую и среднесрочную перспективу, рассмотрим несколько примеров прошлых «бархатных революций» и вкратце оценим их экономический эффект и последствия.

Начнем с Сербии.

В сентябре-декабре 2000 года в Сербии произошла «бульдозерная революция», в ходе которой свергли Слободана Милошевича. Это произошло после операции НАТО в Югославии на фоне нестабильного политического и экономического фона.

График 5. Некоторые индикаторы экономики Сербии в 1998-2004 гг.

Итак, как мы видим, в краткосрочной перспективе, то есть в ходе самой «бульдозерной революции» (от свержения Милошевича и до новых парламентских выборов), были определенные экономические трудности – в октябре 2000 года заметно выросла и без того высокая инфляция, а также на четверть сократилось производство промышленной продукции. Производство восстановилось быстро, но расти так и не начало, по крайней мере до 2004 года. Уровень цен удалось стабилизировать со второй половины 2001 года.

Грузия

График 6. Отдельные индикаторы экономики Грузии в 2002-2006 гг.

Набор данных здесь несколько отличается, но этого достаточно для того, чтобы оценить динамику уровня жизни и степень стабильности экономики в условиях грузинской «бархатной революции». Как мы видим из графика небольшие краткосрочные колебания в Грузии были заметны, валюта немного потеряла в цене, а цены на местном рынке немного выросли, но в течение 2-3 месяцев это было отыграно, а в последующий период экономические показатели быстро улучшались.

Украина

В Украине было два «майдана». Один из них подходит под понятие «бархатной революции, во втором случае острота противостояния была гораздо выше и было немало насилия. Экономические последствия второй революции известны, они негативны, но в данном случае интересна оранжевая революция.

График 7. Украина до и после первого «Майдана»

В Украине сама «оранжевая революция» не привела к сколько-либо заметным флуктуациям за исключением краткосрочного спада импорта. Валюта оставалась стабильной, взлета цен также не было. Но правительство, пришедшее после оранжевой революции, оказалось не в состоянии сформировать единую команду и, вероятно, это очень плохо сказалось на экономике. По этому графику это не сразу бросается в глаза, но: обратите внимание, всего лишь через 2 месяца после окончания революционных процессов импорт обгоняет экспорт и это состояние сохраняется до сих пор с небольшим перерывом на 2015 год. Еще одно обстоятельство: промышленность, которая до того росла, расти перестала. Экономика перегрелась и испытала шок в 2008-9 гг. ВВП, выросший в 2003 году на 9.4%, а в 2004 году – на 12.1%, в 2005 году вырос на 2.7%, в 2006 на 7.3% и это были одни из самых низких показателей тогда на постсоветском пространстве. В целом, в 2017 году ВВП Украины лишь на 1.1% превышал ее же ВВП 2004 года (динамика по сохранившимся территориям). Такова оказалась для нее цена постоянной нестабильности и низкого качества управления. Но это уже не о бархатных революциях.

Кыргызстан

Цветных, бархатных и пр. революций было еще довольно много, но я ограничусь Кыргызстаном. В Кыргызстане одной из главных причин революции было недовольство экономической ситуацией и тут как раз интересно, что из этого вышло. Кыргызстан интересен также тем, что там было две революции в последние 15 лет.

График 8. Отдельные показатели экономики Кыргызстана в 2003-2013 гг.

В Кыргызстане, как мы видим, ни одна из революций не сказалась на стабильности валютного курса, но зато оба раза был небольшой спад импорта, впоследствии отыгранный. И после второй революции, которая, кстати, сопровождалась кровавыми межэтническими столкновениями и погромами, резко ускорилась инфляция. Инфляция, впрочем, была еще и одной из ее первопричин, на графике мы видим скачок.

Г. Выводы

Как мы видим, краткосрочные колебания экономики в результате бархатных революций почти неизбежны. И удивительно было бы, если бы этого не было. Ни одна из бархатных революций, которые мы рассмотрели, не завершилась экономическим обвалом. Но последствия экономической политики, проводимой новыми властями, либо последствия отсутствия таковой, были совершенно разными в разных случаях. Тут-то и возникает развилка.

На мой взгляд, на первый период самой оптимальной экономической политикой было бы отсутствие политики – к примеру, на первые полгода – стабилизация ситуации, убеждение всех, что все будет в порядке. На вторые полгода после «бархатной революции» - изучение всех проектов реформ, которые проводились и по возможности, доведение их до конца в хорошем темпе. На фоне этого с самого же начала должны быть комиссии и исследовательские группы, которые бы занимались исследованием экономической ситуации и выработкой среднесрочной экономической политики. О долгосрочной можно начинать думать года через 3, если все получилось хорошо – и через 5, если вышло не очень.

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList