27 янв. 2019 / 17:48

Как Армения должна реагировать на события в Венесуэле?

В общественном пространстве начали высказываться мнения, что Армения должна присоединиться к цивилизованному миру и осудить Мадуро, признав Гуалдо или хотя бы поддержав парламент (что не создает принципиального отличия). Премьер Армении пока воздержался от высказывания позиции. Но что на самом деле нужно сделать?

 

Ситуация в Венесуэле. Политика и экономика

Венесуэла – крайне нестабильная страна, так сложилось исторически. В англоязычной Википедии не менее 10 статей обращаются к кризису в Венесуэле, из последнего – банковский кризис 1994 года, банковский кризис 2009-10 гг., кризис отношений Мексики и Венесуэлы 2005 и Колумбии и Венесуэлы 2010 годов. Также, это общая статья «кризис в Венесуэле» (начиная с 2010 года) и «президентский кризис 2019 года». В истории каждой страны бывают турбулентные периоды, в Венесуэле такой период затянулся уже на 25 лет.

Венесуэлой управляет худшее в мире правительство. В стране, раздираемой противоречиями, это правительство разжигает социальный конфликт, испортило отношения с большой частью мира. Власти под руководством боливарианских социалистов и президента Мадуро умудрились довести страну до состояния, когда страна не может печатать билеты на метро, глубочайший валютный кризис, инфляция, обвал ВВП, массовое бегство населения, сокращение производства и взрывной рост преступности. Специально даю ссылку на статью известий, чтобы никто не думал, что это западная пропаганда.

На данный момент из Венесуэлы бежало уже три миллиона человек, что сопоставимо с Сирией, где идет жестокая война. С момента прихода Мадуро к власти ВВП сократился на 45% в реальном выражении и на 71% в долларовом выражении. Ниже представлю несколько графиков, иллюстрирующих эту ситуацию.

Экономика Венесуэлы за последние 40 лет

Графики составлены автором на основании данных МВФ, Всемирного Банка и Международной ассоциации Стали, а также собственных расчетов.

В 2018 году объем производства ВВП уже меньше, чем в 1979 году. Мадуро довел страну до кризиса, из которого, как кажется, уже нет выхода, провел нелегитимные выборы и фактически узурпировал власть. Причем это совсем не то же самое как на постсоветском пространстве, когда оппозиция говорит, что власть проигрывает выборы, но твердых доказательств тому не имеет.

Национальные выборы в Венесуэле за последние 10 лет

 

Чависты

Оппозиция

2010 (парламент)

PSUV – 48.2%

MUD – 47.2%

2012 (президент)

Уго Чавес – 55.1%

Энрике Каприллес – 44.3%

2013 (президент)

Николас Мадуро – 50.6%

Энрике Каприллес – 49.1%

2015 (парламент)

PSUV – 40.9%

MUD – 56.2%

2018 (президент)

Мадуро – 67.8%

Фалкон – 20.9%

На неоднозначных президентских выборах 2013 года Николас Мадуро победил с разницей в 1.5% при явке в 80%. На фоне обвала рейтинга власти в 2015 году Мадуро и его альянс проиграли с разницей в 15%. Перед выборами 2018 года разрыв в рейтинге оппозиции и власти достигал 40%. Глядя на графики выше, вы легко можете понять почему. И вот за несколько месяцев до выборов власть запрещает крупнейшую партию в стране, та прибегает к бойкоту и Мадуро побеждает, но при явке в 46%, причем, судя по всему, с фальсификациями. Но даже так он получает на полтора миллиона голосов меньше, чем в 2013 году.

Огромное количество стран не признали эти выборы и, соответственно, Мадуро – президентом. После вышесказанного никаких вопросов относительно узурпации власти не должно быть. Сегодня Мадуро ведет страну к гражданской войне. Он понимает, что подавляющее большинство населения его ненавидит и пытается купить военных и полицейских, готовя силовые акции.

 

Отклик иностранных государств. Проблема трактовки международного права

Большинство стран мира не признали выборы 2018 года. Не признал их в первую очередь коллективный Запад. Признали – почти исключительно его авторитарные противники в Евразии. На самом деле такая консолидация Запада происходит не так уж часто и для этого нужен серьезный повод – а это нарушение всех демократических процедур при избрании Мадуро. Карта ниже представляет распределение стран, признавших (зеленым цветом) и не признавших (красным) результаты выборов стран.


Карта политической позиции стран по выборам 2018 года в Венесуэле. Источник – Википедия, автор ZiaLater.

По правде говоря, позиция Европы и Азии не столь важна, как позиция непосредственных соседей Венесуэлы. Большинство из них выступили против Мадуро, имея на то очень веские причины, в частности, миллионные потоки беженцев из Венесуэлы. Поддержали Мадуро в Латинской Америке только остающиеся боливарианские режимы, хотя их с каждым годом все меньше. Еще 10 лет назад они доминировали в регионе, но сейчас уже в меньшинстве. Левые правительства попадались на коррупции и были неэффективными.

Карта политической направленности властей стран Латинской Америки, 2008-2018. Источник – Reddit/MapPorn, автор – u/jmam2503.

Нынешний кризис является несколько отложенным последствием тех выборов, когда Мадуро все-таки решил провести процедуру инаугурации и оппозиция выступила против этого. Этот кризис рождает вопрос, насколько абсолютным является суверенитет государства. Казалось бы, выборы в Венесуэле, также, как и вопрос власти в этой стране – сугубо внутреннее дело этой страны, однако это не вполне так.

Во-первых, в современном мире не существует изолированных государств. Глобализация объединяет во всех смыслах, включая плохие. И если из какой-то страны бежало 3 миллиона человек, то соседние страны – те, куда это население прибежало, имеют все основания задаться вескими вопросами относительно происходящего, поскольку это их именно что касается.

Во-вторых, с момента создания ООН и принятия Всеобщей декларации прав человека, а также многочисленных конвенций, в том числе по предупреждению геноцидов, суверенитет больше не является абсолютным понятием.

В то же время, вопрос противоречия между суверенитетом и правами человека, вопросы гуманитарной интервенции, являются, пожалуй, главным вопросом международного права и на данный момент нет критериев, до какого момента вмешиваться нельзя, а с какого – необходимо. Для таких случаев предусмотрен Совет Безопасности. Но поскольку в Совете Безопасности согласия уже нет и не предвидится, он стал нефункциональным. Плюс, наличие сверхдержавы, имеющей идеологическую направленность, политические и экономические интересы по всему миру и способной не брать в расчет международное право (по крайней мере до какой-то степени), то есть, США, накладывает определенный фон на эту проблему.

Поэтому вопрос политического действия становится заложником политических обстоятельств и целесообразности, в то время как международное право вообще не имеет ответа на вопрос о том, как быть в такой ситуации. Учитывая логику 2003-2013 гг., США могли бы вторгнуться в Венесуэлу для наведения там порядка. Но сейчас 2019 год, и изменилось следующее – наличие Китая как глобального геополитического фактора. На это накладывается крайне неудачный опыт последней волны политических и военных интервенций – Ближний Восток 2011 г. и далее, а также Украина 2014 г.

У меня тоже нет ответа на вопрос, как надо действовать международному сообществу в подобных ситуациях. С одной стороны, существует суверенитет. Причем, да, есть плохое правительство и серьезный политический кризис, вызванный отходом Венесуэлы от демократии, но нет геноцида, нет войны и нет никаких формальных оснований для вмешательства. Если бы США не дискредитировали свой либеральный интервенционизм периода Клинтона, Буша и Обамы односторонними действиями, то скорее всего Мадуро пришлось бы туго и сложился бы международный консенсус. Но они это сделали и в том же повинна Европа, когда политические идеалы приносились в жертву политической и экономической целесообразности, причем это происходило не эпизодически, а постоянно. А посему никакие идеалы больше не могут быть обоснованием для вмешательства.

Кроме того, у ряда стран, в том числе и России, есть серьезные экономические интересы в Венесуэле. Как будет с этим после прихода к власти оппозиции? Это очень важный вопрос и многие догадываются о том, каким будет ответ, а это означает, что Россия должна будет со своей стороны сделать все, чтобы не допустить ухода Мадуро.

 

Какой должна быть позиция Армении?

Выше я уже представлял карту признавших и не признавших легитимность выборов 2018 года стран. Есть еще одна, очень похожая карта. Это карта стран, заявивших о признании Николаса Мадуро и Хуана Гуайдо.

Карта политической позиции стран по выборам 2018 года в Венесуэле. Источник – Википедия, автор ZiaLater.

По сравнению с ситуацией годичной давности есть изменения. Во-первых, Евросоюз признал парламент, но до того, Гуайдо признали Великобритания, Германия, Швеция и Дания. В Евразийском регионе страны Балканского региона, в частности, Хорватия, Албания и Косово, выразили свою позицию. Беларусь больше не поддержала Мадуро. Наконец, Грузия поддержала Гуайдо, а Украина присоединилась к позиции ЕС и признала парламент.

У Грузии есть свой резон. Помимо того, что Грузия придает очень большое значение позиции Соединенных Штатов, она хотела бы добиться отзыва признания Абхазии и Южной Осетии Венесуэлой, а это вполне возможно в случае свержения там ультралевого правительства.

Получается так, что у Армении остался только один сосед, не высказавший своей позиции по кризису в Венесуэле – это Азербайджан. Турция и Иран высказали поддержку Мадуро, то же сделала и Россия. Из постсоветских стран Россия оказалась одна в этом статусе.

На Армению уже оказывается определенное давление с целью заставить ее принять ясную позицию. МИД Армении 25 января высказался в следующем ключе:

  • К счастью, у нас не было стычек и жертв. А в Венесуэле, к сожалению, есть жертвы. Во-вторых, весь процесс, который произошел в Армении, полностью, на 100% соответствовал процедурам, которые предусмотрены законодательством и Конституцией Республики Армения.
  • Но то, что происходит в Венесуэле, честно говоря, на первый взгляд, не очень понятно, насколько эти события соотносятся с Конституцией этой страны. Честно говоря, не могу об этом сказать, но первое впечатление, что там не все идет по конституционной логике.
  • Армения на данный момент  не делала заявлений по этому поводу, мы продолжаем следить за развитием ситуации.  
  • В любом случае, здесь ключевую роль должна играть позиция народа, граждан страны. Любое решение должно быть приемлемым, в первую очередь, для народа Венесуэлы.

Некоторые журналисты поняли эту позицию так, что речь идет о том, что Пашинян считает действия оппозиции неконституционными. Но он этого не говорил. Он сказал, что весь процесс неконституционен – и с этим сложно поспорить. Более того, Пашинян отказался высказывать свою позицию – и в этом я с ним категорически согласен.

Те, кто хотят, чтобы Армения присоединилась к стану осуждающих Мадуро стран, делают методологическую ошибку. Возможно, карта будет выглядеть красивее. Возможно, так будет приятнее, можно будет апеллировать, что Армения поддержала Запад. Может быть, будет возможно говорить о том, что Армения находится в «дружной семье» и так далее. Но Армения решает не символические задачи, все вышесказанное имеет эмоциональную окраску, не более.

Задача, стоящая перед Арменией – выживание и критически важно то, как позиция Армении по ничего не значащим для страны вопросам скажется на ее выживании. Взгляд на карту достаточен, чтобы понять, что в этом вопросе Армения сразу выступит против всех своих крупных соседей. И если на Западе не будут долго помнить, что Армения выступила против Мадуро, то и Иран, и Россия будут вспоминать это еще долго.

Вес Армении в мировых делах крайне незначителен. В 2012 году доля Армении в глобальном балансе военно-политической мощи составила 0.064%. См. Эволюция великих и региональных держав в XIX-XX веках – количественный подход. Это означает, что добавить к этому спору Армения ничего не сможет. Спор будет идти между США с одной стороны и Китаем с Россией – с другой.

Наконец, вернемся к предыдущему разделу. При всем том, что Мадуро вышел за все законные рамки, сегодня нет никаких норм международного права, которые бы могли трактоваться одной из сторон как руководство к действию. Неясность позволяет всем сторонам понимать право по-своему. А это означает, что не только нет политической целесообразности, но нет и принципа, по которому Армения могла бы принять ту или иную позицию. Именно поэтому нужно продолжать придерживаться той же позиции, не поддерживая ни одного из кандидатов.

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList