21 февр. 2019 / 22:34

Позднесоветский кризис и далее. Почему Армения не смогла стать успешной экономикой

Позднесоветский период. Кризис государственной и экономической модели

К периоду Перестройки Советский Союз подошел в состоянии морального и материального истощения и испытывая острую необходимость в модернизации. Эта необходимость осознавалась элитами, но пожилые лидеры были не в состоянии запустить его сами, оставляя это преемникам.

Экономический рост на протяжении длительного периода замедлялся и стал неудовлетворительным. Тому было довольно много причин – помимо общей неэффективности социализма в его советской реализации с практически полным формальным отказом от рынка, сказывалась критическая отсталость в сфере компьютеризации, а к 1980-м гг. возникла серьезная необходимость обновления фондов, а на экономику крайне негативное влияние оказывал тяжелый внешнеполитический фон.

Таблица 1. Степень износа фондов по советской экономике (%)[1]

 

1970

1975

1980

1985

1989

Все фонды (без скота)

26

29

33

38

41

Фонды промышленности

26

31

37

43

47

Фонды сельского хозяйства (без скота)

19

21

21

22

22

Фонды строительства

30

37

44

49

57

Примечание: определяется как удельный вес суммы начисленной амортизации за предшествующие годы в общей стоимости фондов на конец года

Комплекс внешнеполитических проблем был включал в себя множественные американские санкции против СССР[2], вызванные вступлением Советского союза в Афганскую войну, сбитием корейского Боинга и др. причинами. С 1981 года СССР оказывал серьезную помощь разорившейся Польше, при том, что объемы помощи странам «Третьего мира» оставались огромными вплоть до конца 1980-ых гг. Только в 1988 году СССР поставил оружия на 19 миллиардов долларов (в основном в рассрочку, а долги были прощены уже современной Россией), оказал помощь развивающимся странам на 7.3 млрд. долл., а также помощь коммунистическим странам на 6.9 млрд. долл. (преимущественно, КНДР, Вьетнаму, Кубе и Монголии)[3], суммарно на 33.2 млрд. долл. в текущих ценах или 70.6 млрд. долл. в ценах 2018 года[4], не считая прямых и косвенных субсидий странам Восточной Европы.

Наконец, существовал серьезный перекос в производстве: значительная часть промышленности отводилась т. н. «товарам группы А» (производство средств производства), то есть тяжелым отраслям промышленности и военно-промышленному комплексу, в то время как «товары группы Б» (производство потребительских товаров) не могло удовлетворить всех нужд стремительно индустриализирующегося общества. По мнению Егора Гайдара, этот перекос стал одной из главных причин падения СССР[5].

Вошедший в череду кризисов Советский союз сохранял способность балансировать бюджет и продолжать свою политику благодаря нефти. Обвал нефтяных цен во второй половине 1980-ых гг. сделали задачу модернизации крайне сложной и, в конечном счете, они с ней не справились.

Все эти проблемы явным образом проявлялись и в Советской Армении, экономика испытывала серьезные проблемы с конца 1970-ых гг.[6], дополнительно усугубившиеся политической турбулентностью конца 1980-ых гг. С 1982 года подушевой ВВП практически перестал расти, а после 1985 года он почти постоянно падал за исключением 1989 года, когда в Армению были сделаны инвестиции для восстановления зоны бедствия.

График 1. Динамика ВВП на душу населения Советской Армении, 1975-1991



Примечание: в постоянных ценах, в долларах, в ценах 2014 года, по паритету покупательной способности, на основании ICP-2014.

Источник: Экономика Армении, 1817-2017. Реконструкция

 

Основные экономические ожидания от борьбы за независимость

Карабахское движение, начавшееся в 1988 году, впоследствии переросло в движение за независимость Армении от СССР. Будучи возможно самым массовым по числу участников, оно имело много общего с движениями в других союзных республиках. В первую очередь, похожими были ожидания от независимости и перехода к капитализму. Описание позднесоветского кризиса уже задало рамку для постановки проблем, которые общество надеялось решить в ходе транзита к капитализму.

Разумеется, восприятие рыночной экономики тогда было очень позитивным и многие ожидали решения своих проблем посредством перехода к капитализму и каждый понимал под этим что-то свое. Но представление о капитализме было очень смутным, а отторжение социализма в действительности, было далеко не тотальным, хотя оно и доминировало в общественно-политическом и медийном пространстве.

Таким образом, правильнее говорить, что люди ожидали перехода к новой экономической системе, в которой расширялась бы роль рынка, снижалось бы государственное регулирование, сохранялись определенные элементы социальных гарантий, а социальная справедливость понималась бы не как простая «уравниловка», а как более справедливое вознаграждение каждого в зависимости от уровня образования и вложенных в труд усилий. Многие, в особенности, молодежь, стремились к повышению социальной мобильности и ускорению движения социальных лифтов, поскольку правящий класс воспринимался как закрытая каста, препятствующая развитию страны[7]. Кроме того, в конце 1980-ых большое значение получила экологическая повестка[8] (одним из результатов этого стало временное закрытие химического завода «Наирит» и АЭС в Мецаморе).

По сути, ожидания общества соответствовали социал-демократии европейского образца, внедрение которой предполагалось в качестве результата сближения капитализма и социализма или конвергенции политико-экономических систем Востока и Запада, обсуждавшейся еще с 1960-ых гг.[9]. В наиболее общем виде общественные ожидания выглядели следующим образом:

  • Повышение доходов,
  • Больше справедливости и более высокая социальная мобильность,
  • Перераспределение ресурсов в сторону потребления,
  • Свобода предпринимательства.

Следует отметить, что в значительной мере те же самые вопросы стояли на повестке дня и в ходе «Бархатной революции» 2018 года, что означает, что, по меньшей мере в общественном восприятии экономическая трансформация не достигла своих целей.

 

Объективные трудности постсоветского транзита для Армении

Советская экономика была построена на глубокой межреспубликанской кооперации. Эта кооперация чаще была обоснована политически, чем экономически – нередко в производственную цепочку вовлекался республики без учета местных ресурсов и логистических возможностей. Неудивительно, что разрыв межреспубликанских связей в постсоветский период привел к экономическому обвалу. Наиболее резко среди всех 15 республик это проявилось именно в Армении. Уже в 1988 году руководством Советского Азербайджана были предприняты первые попытки блокады Армении, а с 4 сентября 1989 года эта блокада приняла законченный вид. Экономика Армении сильно пострадала от этих попыток, огромное число вагонов с товарами так и не удалось поставить в Армению из РСФСР и наоборот – отправить в РСФСР из Армении[10], поскольку к 1989 году 85% всей торговли сырьем Армении проходило через Азербайджанскую ССР[11]. Кроме того, будучи территориально самой маленькой советской республикой, Армянская ССР больше всех была вовлечена в межреспубликанский товарообмен: 28% ее производства приходилось на вывоз (экспорт) и 29% потребления обеспечивалось ввозом (импортом).

График 2. Зависимость союзных республик от межреспубликанской кооперации в 1988 году (%)[12]

Примечание: степень зависимости от вывоза отражает долю продукции, произведенной в республике, экспортированной в другие союзные республики или за пределы СССР, а степень зависимости от ввоза отражает долю потребляемой в республике продукции и сырья, импортированных из-за пределов республики, в том числе извне СССР.

Характерно, что некоторые предприятия, созданные еще в XIX веке, продолжили действовать и после распада СССР и разрыва хозяйственных связей, тогда как крупные промышленные предприятия, созданные во времена СССР, в основном не пережили распада СССР, поскольку не опирались на местные ресурсы, местный рынок и не учитывали логистику. По сей день большая часть всего контура границ Армении закрыта (границы с Азербайджаном и Турцией, также присоединившейся к блокаде Армении). Открыты границы Армении с Грузией и Ираном, а также участок бывшей границы с Азербайджанской ССР, ныне контролируемый Нагорно-Карабахской республикой, которая в свою очередь имеет только одну открытую границу – с Арменией.

График 3. Границы, когда-либо закрывавшиеся на Южном Кавказе

Примечание: коричневые линии показывают границы, которые закрыты по сей день, оранжевым цветом выделены границы, закрытые в какой-то период постсоветской истории, но открытые на данный момент.

Впрочем, в конце 1980-ых-начале 90-ых гг. действовали и другие объективные причины, повлиявшие на экономическую динамику:

  • Землетрясение 1988 года, унесшее жизни 38 тысяч человек и оставившее без крова 514 тысяч человек,
  • Карабахская война и приток беженцев,
  • Смена экономической формации,
  • Деинституционализация в результате распада СССР и утраты государством многих компетенций, а также ликвидации общесоюзных институтов,
  • Энергетический кризис в результате войны и закрытия АЭС в Мецаморе,
  • Убыточность значительной части советских предприятий, существовавших на территории Армянской ССР.

Вышеописанное представляет собой набор факторов, негативно повлиявших на армянскую экономику, причем власти республики оказались заложниками сложившейся ситуации и повлиять на это никак не могли. Фактически, в Армянской ССР существовала часть советской социалистической экономики, которая прекратила свое существование одновременно с СССР. Эта часть не была сколько-либо специфична для Армении и вместо химической промышленности с тем же успехом на территории Армении могло быть развитое машиностроение, которое точно также перестало бы существовать в 1990-е гг. По этой причине относить это собственно к экономике Армении не вполне верно, скорее речь должна идти об экономике, существовавшей на территории Армении.

Энергетический кризис, по меньшей мере отчасти, может выглядеть не объективным, а субъективным фактором, в особенности это касается закрытия атомной станции. Однако если учесть, что станция была закрыта еще советскими властями в качестве реакции на землетрясение 1988 года и взрыв на Чернобыльской АЭС 1986 года, становится понятно, что независимая Армения уже стояла перед фактом в виде закрытой АЭС.  

Среди перечисленных выше факторов особо следует выделить процесс деинституционализации, повлиявший, в числе прочих, на качество исполнения регуляторных функций государством. Прекратили существование такие институты как ОБХСС, характерные для плановой экономики. Однако массовое обнищание населения и в том числе госслужащих, отсутствие замещающих институтов и отсутствие внешнего контроля из союзного центра, привели к росту преступлений коррупционного характера и отсутствию адекватной реакции на это еще в позднесоветский период. Уже в 1990 году был налицо взрыв коррупционной активности, который лишь усилился после обретения Арменией независимости. Рассмотрим данные, которые могут иллюстрировать вышесказанное.

График 4. Динамика числа преступлений, связанных с «хищением государственной собственности»[13]

Примечание: По количеству арестованных на 1 дело - ось справа.

Субъективные трудности постсоветского транзита для Армении

Помимо объективных факторов, почти никак не зависевших от действия экономических властей Армении, ее экономика пострадала от влияния субъективных факторов, реализация которых не была прямым следствием позднесоветских трендов или процесса распада СССР или по меньшей мере руководство новосозданного государства имело больше возможностей повлиять на эти факторы. Среди них выделяются:

  • Нехватка квалификации экономических властей страны,
  • Принятие экономических политик, основанных на Вашингтонском консенсусе, в том числе серьезные ошибки при организации приватизации,
  • Распространение неформальных практик, включая патрон-клиентские отношения, коррупцию, уклонение от налогов и формирование экстрактивных институтов[14], благоприятствующих узкогрупповым интересам,
  • Культурные факторы – нехватка солидарности, коллективного действия гражданского общества, восприятие бизнеса как полулегальной активности с соответствующим набором практик, а также допустимость растраты общественного блага)[15].

Большая часть перечисленного относится почти ко всем республикам бывшего СССР, поэтому в некотором роде и это можно было бы отнести к группе объективных факторов. Тем не менее, здесь есть различия: управленческие практики постсоветского периода складывались на ежедневной основе и зависели от конкретных людей.

Интересно, что неолиберальная экономическая политика, предложенная МВФ, противопоставлялась государственному вмешательству в экономику. И если понимать это вмешательство расширительно, как например, государственное регулирование цен, субсидирование продуктов питания и коммунальных услуг, то учитывая острый дефицит ресурсов, эта политика альтернатив не имела. Однако скорость и характер приватизации, когда предприятия отдавались за бесценок с тем, что любой собственник лучше государства, показали крайнюю ошибочность этого подхода. Нередко, новый собственник приступал к распродаже активов приватизированного предприятия, в том числе на металлолом. Пример Чили, приводившийся в качестве успешного примера, в действительности таковым не являлся[16] и экономическим властям постсоветских стран также не хватило профессионализма это понять, а также оценить социальные и политические последствия реализации такой политики.

 

Экономические и социальные последствия постсоветского транзита Армении

Рассмотрев все проблемы, сопутствовавшие постсоветскому транзиту Армении, возникает необходимость оценить его последствия. Спустя почти три десятилетия после обретения Арменией независимости, существует возможность оценить результаты этого транзита, а также сопоставить их с ожиданиями, которые общество ставило в его начале. Изучение любых показателей не только покажет, что цели, ставившиеся изначально не достигнуты, но во многом не достигнуты даже те показатели, которые имелись в самом начале процесса, а в вопросе критической массы страны даже достигнут регресс.

Таблица 2. Доля Армении в мировом населении и экономике, 1989/2018 (%)

 

1989

2018

Население

0.067*

0.036

ВВП

0.066

0.026

Примечание: данные на конец 1988 года, непосредственно перед землетрясением

Источник: Расчеты автора на основании данных о глобальном ВВП базы данных проекта Мэддисона (2010 version)[17] и базы данных Всемирного Банка[18].

Как мы видим, несмотря на то что описываемый процесс является вполне обозримым для жизни одного поколения, он очень глубок и привел к почти двукратному сокращению доли Армении в мировом населении и более чем двукратному – в мировой экономике. Эти изменения очень глубоки, но для их понимания следует отметить еще одну вещь: с небольшими колебаниями паттерн повторяется во всех постсоветских странах – и в ряде стран Центральной и Восточной Европы.

Экономический спад, вызванный постсоветской трансформацией, являлся столь же глубоким, каковым он был на той же территории в результате всех процессов, сопутствовавших распаду Российской империи примерно сто лет назад. Рассмотрим наложение данных трендов.

График 5. Экономическая динамика Армении периода до и после распада Российской империи, а также до и после распада СССР

Примечание: В периоде 1909-1939 гг., 1912 год принят за 100; в периоде 1986-2016, 1989 год принят за 100.

Источник: Расчеты автора.

Итак, глубина экономического спада в начале и в конце ХХ века вполне сопоставима. Среди всех стран бывшего СССР сопоставимый с Арменией по глубине спад испытали, вероятно, только Грузия и Таджикистан. ВВП Армении сократился на 75%, а объем промышленного производства – на 85%, причем спад был очень резким, практически одномоментным. Это видно как при сопоставлении динамики спада с периодом начала ХХ века, так и при сопоставлении с другими постсоветскими республиками (см. график 7).

Прецедентов такого спада очень мало во всем мире; даже центральная Европа периода Второй мировой войны и после нее характеризовалась более устойчивыми тенденциями[19]. Рассмотрим динамику промышленности Армении.

График 6. Промышленность Армении, 1970-2017

Примечание: для всех цепных индексов значение 1970 года принято за 100.

Источник: Расчеты автора.

Как видно из графика выше, во второй половине 2010-ых гг., промышленность Армении лишь незначительно превысила уровень начала 1970-ых гг., а по сравнению с пиковым значением, зафиксированным в 1987 году, улучшение зафиксировано лишь с точки зрения роста производительности труда. В частности, объем промышленного производства в 2017 году составил 47% от уровня 1987 года, количество произведенной электроэнергии – 51%, численность занятых – 33%, производительность труда – 143%. Эти цифры характеризуют динамику деиндустриализации Армении, о чем также свидетельствуют многочисленные здания, в которых находились промышленные предприятия, ныне не действующие.

Рассмотрим экономическую динамику Армении в сопоставлении с другими странами Южного Кавказа.

График 7. Экономическая динамика стран Южного Кавказа в период транзита (1984-2006)

Примечание: для каждой страны значение ВВП за 1985 год принято за 100. Стоит учитывать, что для Грузии использованы официальные данные, для Армении – альтернативные. Данные Азербайджана, использованные в расчетах, также официальные, но они могут быть частично или полностью недостоверными.

Источник: Расчеты автора, база данных Conference Board, Всемирный Банк.

Глубокий спад экономики в период транзита в Армении часто объясняется только субъективными факторами, плохим качеством элит или даже их злонамеренными действиями. Однако в предыдущих разделах статьи уже показано, что основную роль играли объективные факторы, а часть субъективных факторов также имела практически заданный характер.

Тот факт, что характер спада в Грузии и Азербайджане, а также в ряде постсоветских республик, был примерно таким же, как в Армении, уже говорит о том, что речь идет о более общих закономерностях. Вдобавок к этому, Армения испытала более резкий спад, вызванный Карабахской войной и блокадой Армении со стороны Турции и Азербайджана. Только благодаря фактору войны, экономика стран Южного Кавказа дополнительно сократилась примерно на 33%, причем в Армении спад был выражен сильнее, чем в Грузии и Азербайджане[20].

Одним из возможных объяснений вышеописанного процесса может быть то, что, проведя революцию и полностью отказавшись от рыночных механизмов, создав автаркичную экономику, Россия и окружавшие ее республики, заплатили высокую экономическую цену, точно так же, они заплатили высокую цену за прекращение этого эксперимента[21]. Таким образом, перефразируя президента России В. Путина[22], социально-экономической катастрофой являлся не только распад СССР, но и его создание. Именно это и стало причиной столь глубокого спада экономики уже в период трансформации экономики обратно к рынку начиная с конца 1980-х гг.: советские институты адаптировать к новым условиям не удалось.

В обобщенном виде основные экономические результаты трансформации, выглядят следующим образом:

  • Изменение структуры экономики (по производству) – рост доли услуг и сокращение доли промышленности,
  • Изменение структуры экономики (по потреблению) – рост частного потребления в ущерб государственному и коллективному потреблению, а также валовому накоплению,
  • Сокращение производства при росте потребления – и, как следствие, значительный дефицит торгового баланса,
  • Рост конкурентоспособности и производительности труда,
  • Изменение структуры занятости в экономике (рост сельского хозяйства при сокращении остальных секторов),
  • Снижение государственного контроля над экономикой, налоговых поступлений и рост теневого сектора,
  • Развитие частной инициативы и, соответственно, большая адаптивность экономики к кризисам.

Социальные последствия трансформации преимущественно негативны:

  • Рост безработицы (практически с нулевого уровня, хотя в позднесоветский период уже имелся феномен «скрытой безработицы», компенсировавшейся отходничеством),
  • Как следствие – снижение степени социальной защищенности, а также,
  • Рост неравенства[23],
  • Рост уровня бедности,
  • Массовая эмиграция, а также
  • Резкое (5-кратное) снижение естественного прироста населения.

Как следствие, растет уровень ностальгии по Советскому Союзу. По опросу 2013 года, 66% населения Армении считали, что страна больше потеряла от распада СССР и только 12% считали, что она больше приобрела[24]. Для сравнения, в Кыргызстане так считало 16% опрошенных, в России 19%, Украине 23%, в Грузии 37%, а в Азербайджане – 44%. Впрочем, учитывая, что в Грузии и Азербайджане открытая дискуссия по этому вопросу затруднена, следует предположить, что степень удовлетворения текущим положением дел там в действительности ниже, чем было зафиксировано опросом.

Одновременно, все большее число людей предпочитают плановую экономику; напротив, сокращается число людей, отдающих предпочтение рыночной экономике. В этом вопросе тенденции схожи во всем регионе от Восточной Европы до Центральной Азии.

Таблица 3. Наиболее предпочтительная модель экономики, по данным опроса (%)

 

Рыночная экономика

Плановая экономика

Разность

Армения (2010)

50

18

+32

Армения (2016)

36

22

+14

Грузия (2016)

34

20

+14

Азербайджан (2016)

16

18

-2

Все постсоциалистические страны (2016)

35

36

-1

Западная Европа (2016)

64

18

+46

Источник: ЕБРР[25]

Демографическая ситуация имеет выраженную связь с экономическими тенденциями: уровень экономического развития страны и частного потребления влияет как на рождаемость[26], так и на миграцию (см. Миграция из Армении. Опыт моделирования). На графике ниже представлена динамика численности Армении за последние 27 лет, что можно использовать также как некий объективный индекс социального самочувствия населения.

График 8. Динамика численности наличного населения Армении, 1970-2019

Примечание: данные приводятся на начало каждого года.

Источник: Демоскоп (1970-1990)[27], расчеты автора (1991-2019). / см. Население Армении завышено на 200 тысяч человек

 

Источники

[1] Государственный комитет СССР по статистике. Сборник статистических материалов 1990, стр. 230-232. М: Финансы и статистика, 1991

[2] См. Санкции Запада против СССР. Досье. ТАСС, 10 марта 2016. https://tass.ru/info/2728444

[3] National Foreign Assessment Center. Handbook of International Economic Statistics, 1990, pp. 180-185.

[4] Рассчитано при помощи калькулятора инфляции бюро трудовой статистики США. https://data.bls.gov/cgi-bin/cpicalc.pl

[5] Егор Гайдар. Гибель империи: уроки для современной России. М: РОССПЭН, 2006.

[6] Armen Eghiazaryan, Vahram Avanesyan and Nelson Shahnazaryan. “How to Reverse Emigration?” Ameria group, 2003. (in framework of Armenia 2020 project). http://www.amerialegal.am/pdf/d5c0447534321fa8e3db55f97def1070.pdf

[7] Это хорошо описано в книге «Номенклатура».

Михаил Восленский. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М: Советская Россия, 1991. (первое издание – Вена/Мюнхен/Цюрих, 1980).

[8] Араик Манукян. «Сегодня и именно так началось Карабахское движение в Армении…». Аравот, 22 февраля 2016. https://www.aravot-ru.am/2016/02/22/201203/

[9] Pitirim Sorokin. Mutual Convergence of the United States and the USSR to the Mixed Sociocultural type. International Journal of Comparative Sociology, Vol. 1(2), 143-176, Jan. 1960.

[10] Национальный Архив Армении, «Об экономических потерях, вызванных блокадой республики». Фонд 163, опись 145, дело 155.

[11] The World Factbook. CIA, 1992.

[12] Государственный комитет СССР по статистике. Сборник статистических материалов 1990. М: Финансы и статистика, 1991

[13] Государственное управление по статистике, государственному регистру и анализу Республики Армения. 1991. Статистический ежегодник Армении – 1990, стр. 355. Ереван

[14] Daron Acemoglu and James Robinson. Why Nations Fail: The Origins of Power, Prosperity, and Poverty. New York: Crown Publishers, 2012.

[15] То, что нередко называют «советским менталлитетом».

[16] К примеру, характерным фактом является то, что реальный размер заработной платы в Чили уровня 1970 года, снизившийся во время правления Альенде и Пиночета, был восстановлен только в первой половине 1990-ых гг. Средний уровень безработицы при Пиночете составлял 18.1%, а экономический рост в период правления Пиночета – всего лишь 2.9% в год.

Ricardo Ffrench-Davis, Economic Reforms in Chile: From Dictatorship to Democracy, p. 7. University of Michigan Press, 2002.

[17] Angus Maddison. Statistics on World Population, GDP and Per Capita GDP, 1-2008 AD, 2010. http://www.ggdc.net/maddison/oriindex.htm

[18] World development indicators. Washington, D.C.: The World Bank.

[19] См. Angus Maddison. Statistics on World Population, GDP and Per Capita GDP, 1-2008 AD, 2010. http://www.ggdc.net/maddison/oriindex.htm

[20] Hrant Mikaelian. “The Karabakh War: Economic Cost and Consequences.” In ed. Alexander Iskandaryan’s Prospects for Peace in Nagorno-Karabakh. International and Domestic Perspectives, pp. 103-123. Yerevan: Caucasus Institute, 2018.

[21] См. Андрей Илларионов. «Как Россия потеряла ХХ-е столетие». Вопросы экономики, №1, 2000. http://www.libertarium.ru/71547

[22] Владимир Путин: «Распад СССР - крупнейшая геополитическая катастрофа века». Регнум, 25 апреля 2005. https://regnum.ru/news/444083.html

[23] Для приблизительной оценки динамики неравенства можно опираться на исследование, проведенное на материале России:

Filip Novokmet, Thomas Piketty, Gabriel Zucman. “From Soviets to Oligarchs: Inequality and Property in Russia, 1905-2016.” NBER Working Paper No. 23712, August 2017. https://www.nber.org/papers/w23712

[24] Neli Esipova and Julie Ray. “Former Soviet Countries See More Harm from Breakup.” Gallup, 19 December 2013. https://news.gallup.com/poll/166538/former-soviet-countries-harm-breakup.aspx

[25] European Bank for Reconstruction and Development. “Life in Transition Survey III: A decade of measuring transition,” pp. 76-77

[26] Diane Macunovich. “Re-Visiting the Easterlin Hypothesis: U.S. Fertility 1968-2010,” 2011. IZA DP #5885. http://anon-ftp.iza.org/dp5885.pdf

[27] Журнал «Демоскоп», приложения. 15 новых независимых государств. Численность населения на начало года, 1950-2016, тысяч человек. http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/sng_pop.php

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList