14 июля 2019 / 14:08

Политический соцопрос в Армении и выводы на будущее

Международный республиканский институт провел социологический опрос в Армении и несколько дней назад опубликовал результаты опроса. Поскольку на данный момент это самый свежий и притом публично доступный опрос, его результаты очень интересны для понимания политики Армении, тем более, что в последний год роль общественного мнения выросла. Результаты в виде pdf файла можно посмотреть по ссылке. (данные предыдущего опроса IRI см.: 62% граждан Армении считают, что могут повлиять на ситуацию в стране – опрос) Поскольку вопросов было задано много, я обращу внимание на основное и в первую очередь – изменения по сравнению с прошлыми периодами.

Для начала: было опрошено 1200 человек, репрезентативная выборка, на основе регионов, пола и возраста при погрешности в ±2.5%. Опрос был очным, а полевые работы провела Армянская социологическая организация в период с 6 по 31 мая, то есть сразу после MPG-Armenia. (см. Рейтинг одобрения премьера 81.6% (соцопрос). Что это означает).

Теперь пойдем по списку тем. Первое и самое главное – до сих пор большинство оценивает произошедшие год назад изменения позитивно. Расклад таков: 69% - позитивно и 25% - негативно, при том что по состоянию на май эйфория еще не прошла – 28% воспринимают произошедшее крайне позитивно. Но тем не менее, растет более сбалансированный взгляд на ситуацию. В том числе это приводит к росту критических оценок – с 13% в октябре 2018 года до 25% в мае 2019 года, а сумма позитивных оценок снизилась на ту же величину – с 82% в октябре 2018 года.

 

Динамика эйфории

1. Оценка событий весны 2018 года

69% населения положительно оценивают смену власти в Армении и 25% - отрицательно. При этом большинство оценок - относительны. В нынешней внутриполитической терминологии, это означает, что по состоянию на май 2019 года "белых" в Армении 28%, а "черных" - 10%. Легитимность революции все еще очень высока. При этом, 60% считают, что страна идет в верном направлении и 20% - что в неверном. Это все еще большой кредит доверия, но уже не безусловный, как ранее – к примеру, еще в октябре 2018 года соотношение было 72%-11%. Растет также число неопределившихся, что в будущем приведет к росту критических оценок. У нас есть длительный период наблюдений за постреволюционной ситуацией в трех гибридных режимах – Украине, Грузии и Тунисе (на материалах опросов того же МРИ), где в случае Туниса обвал поддержки новой власти был очень быстрым, в том числе ввиду неспособности новой правящей группы создать эффективную систему власти, в Грузии – напротив – медленным, ввиду создания такой системы. (см. Долгосрочные тенденции динамики общественного мнения в Грузии).

Я решил рассмотреть динамику эйфории после «бархатной революции» в сравнительной перспективе, на примере сразу нескольких стран. Во всех случаях использовались данные опросов IRI (и только их) и ответы на один и тот же вопрос. Взят период в пять с половиной лет, поскольку именно таковым является временной горизонт нынешнего политического цикла в Армении – следующие парламентские выборы пройдут в декабре 2023 года, то есть через 67 месяцев после мая 2018 года.

В то же время, рассматриваемые примеры показывают, что эйфория проходит примерно через два с половиной года после революции и это означает, что относительно нынешнего момента у новой власти еще год и четыре месяца до завершения «медового месяца» с общественным мнением и самое важное – на какой точке будет «плато» этих оценок, а оно, как мы видели, во всех случаях было разным: в Грузии – 45%, в Тунисе 20-25%, а в Украине – 10-15%.

2. Сопоставление постреволюционной динамики общественного мнения по странам

Источники: опросы в Грузии, опросы в Тунисе, опросы в Украине, опросы в Армении, всего 44 опроса

Примечание: первая две единицы данных по Грузии – оценка, сделанная на основании динамики доверия к основным политическим институтам, связанным с новой властью.

Итак, рассматривая эти данные, мы видим три сценария для Армении на ближайшие полгода, представленные тремя странами – быстрый обвал поддержки (случай Туниса), медленное снижение поддержки (Украина), стабильный уровень поддержки (случай Грузии). Судя по уже существующему тренду, реализовываться будет скорее всего средний сценарий медленного снижения уровня поддержки, что заметно и эмпирически, но не сохранение поддержки и не ее обвал.

В этом контексте интерес вызывает 6 слайд – а именно – что считают основными достижениями новой власти граждане. 27% назвали в качестве таковых снизившуюся коррупцию, 11% - улучшение психологического настроя общества, 11% - провал РПА, 10% - достижение демократии, 9% - расследования СНБ, 9% свободу слова, 6% - саму революцию, 6% - смещение с власти Сержа Саргсяна, 6% - анархию, а 5% - хорошие назначения. Остальные темы многочисленны, но названы небольшим числом людей. Характерно, что среди основных достижений власти много нематериальных факторов, тогда как среди провалов власти – немало материальных факторов, хотя их пока меньше, чем достижений. 18% сказали, что у новой власти нет никаких достижений (2% не ответили), и 27% что нет никаких неудач (7% не ответили).

 

Оценка экономики и финансов

Медленно растет доля критических оценок ситуации в экономике Армении, но доминирующая оценка пока положительная. Интересно, что 24% считают, что экономическое положение их семьи улучшилось, но 42% считают, что улучшилось экономическое положение страны, тогда как в прошлом бывало ровно наоборот. Однако не только тенденции, но и статус-кво люди могут оценивать совершенно по-разному исходя из собственных политических предпочтений. В сентябре 2018 года экономическое положение своей семьи люд оценивали идентично ноябрю 2017 года, а вот оценка положения в стране радикально изменилась: если в ноябре 2017 года 35.0% считали, что оно плохое, то в сентябре 2018 года – всего лишь 10.7%. См. Вырос социальный оптимизм, растут ожидания, но они не всегда оправдываются – опрос.

Теперь к более конкретным результатам. Восприятие ситуации сильно отличается по уровню дохода и возрасту. Так, при том что 24% сказали, что повысился уровень их дохода, среди семей со сравнительно высоким уровнем дохода так считают 29%, со средним – 21%, а с низким – 16%. Рассмотрим эти данные в сравнительной перспективе.

3. Изменение доли тех, кто считает, что финансовое положение домашнего хозяйства изменилось к лучшему.

 

Октябрь 2018

Май 2019

Изменение

От 520$ и выше

25%

29%

+4%

От 311$ до 520$

18%

21%

+3%

311$ и ниже

16%

16%

0%

Всего

20%

24%

+4%

 

Мало того, что более богатые больше чувствуют экономический рост, что можно объяснить разницей в восприятии (хотя не уверен, что это объяснение валидно), но этот разрыв еще и вырос за последние 7 месяцев. Это тревожный звоночек, особенно учитывая принятие спорного налогового кодекса. С большой вероятностью, мы имеем дело с ростом неравенства.

 

Пол, возраст, место жительства – разница в восприятии

Как мы увидели, по меньшей мере, экономическая ситуация воспринимается не равнозначно людьми с разным уровнем доходов. Однако и другие параметры влияют на восприятие ситуации. Существует серьезный поколенческий разрыв в восприятии ситуации. В особенности это касается того, могут ли граждане повлиять на решения, принимаемые в стране.

В целом, на данный момент 53% считают, что могут влиять на решения, принимаемые в стране, а 41% считают, что не могут влиять на решения. В октябре тех, кто были уверены в своих возможностях по влиянию на политику, было куда больше: 72%, или на 19% больше. Это показывает то, насколько велик разрыв между риторикой и реальностью и как быстро власть «оторвалась от народа». И если чуть более полугода назад люди считали, что донести свой голос до властей им довольно легко, то сегодня так думает гораздо меньшее число людей. С большой вероятностью, существует положительная взаимосвязь между уровнем дохода и восприятием собственных возможностей по влиянию на ситуацию. Но эти цифры IRI не предоставляет, зато есть распределение по месту жительства и возрасту. В Ереване восприятие собственных возможностей самое высокое – 56% считают, что могут повлиять на решения и 36% - что не могут. Это логично, хотя бы потому что ереванцы находятся физически ближе к местам принятия решений. Но наиболее заметна разница в этом вопросе как раз на уровне возрастных групп. Если среди людей до 30 лет уверенность в собственном влиянии на ситуацию превалирует (68% против 27%, в 2.5 раз), то среди людей старше 50 лет наоборот – большинство считают, что повлиять на решения не могут – 51% (против 44%). Здесь накладывается сразу несколько реальностей.

Во-первых, молодежь действительно является выгодоприобретателем от произошедших изменений – изменилась молодежная политика, а молодежные кадры оказались куда более востребованными. Во-вторых, молодежь была более активным участником «Бархатной революции» и более склонна ее поддерживать, как некий поворотный момент в жизни общества, начиная с которого происходят изменения, более устраивающие именно молодых избирателей. В-третьих, молодежь куда меньше подвержена инерции советского патерналистского мышления и чаще настроена на активные действия, чем ожидание изменений сверху. Поскольку именно в возрастном разрезе эти различия наиболее заметны, рассмотрим их в графическом виде.

4. Доля тех, кто считает, что может повлиять на решения, принимаемые в стране, по возрастным группам

В списке главных проблем на первом месте – безработица, на втором – социально-экономические проблемы, но в сравнении с прошлогодними опросами острота этих проблем незначительно снизилась при том, что пока что не видно, чтобы какая-то проблема повысила свой приоритет, поэтому следует заметить, что не очень значительные, но положительные изменения есть в вопросе восприятия проблематики, стоящей перед Арменией. При этом, заметно уступила свою позицию проблема коррупции, которую считали основной проблемой 6% в августе 2018 года и 2% в мае 2019 года.

Уровень удовлетворения существующим политическим раскладом не очень высок. В декабре 2018 года в парламент прошли три партии, суммарно получившие 85% голосов в парламенте. Учитывая, что считается, что эти выборы были честными, это должно приводить к тому, что 85% населения будут удовлетворены результатами выборов, ну или хотя бы 70.5%, проголосовавшие за правящую партию. В действительности, мои подсчеты показали, что счет голосов был честным, поэтому никто не может представить претензию относительно честности результатов с этой позиции, но учитывая конфликтный фон, в котором проходили выборы (см. 82% готовы голосовать за Пашиняна на фоне жесткой кампании), а также краткий срок, отведенный на кампанию (12 дней), можно было бы предполагать, что общественное мнение довольно скоро изменится. Стабильной является политическая система, обеспечивающая представительство различных социальных групп и отражающая позицию общества, но в мае 2019 года уже лишь 64% (в т.ч. 27% полностью и 37% - частично) были удовлетворены результатами парламентских выборов, а 30% не были удовлетворены. При этом, сохраняется возрастная разница – старшие поколения настроены куда более скептично в отношении работы нового парламента, также более скептично настроены мужчины.

 

Оценка институтов

Теперь рассмотрим то, в какой степени люди удовлетворены работой институтов. В таблице далее представлено сравнение с прошлым опросом.

5. Оценка работы государственных и общественных институтов в Армении (%)

 

Удовлетворены

Изменение

Не удовлетворены

Сальдо

 

Авг. 2018

Окт. 2018

Май 2019

За 9 месяцев

Авг. 2018

Окт. 2018

Май 2019

Май 2019

Офис президента

72

78

81

+9

25

17

13

+68

Армия

74

81

80

+6

25

18

15

+65

Офис премьер-министра

82

85

72

-10

17

13

24

+58

Армянская Апостольская Церковь

57

60

71

+14

42

38

23

+58

Национальное собрание Армении*

41

27

62

+21

57

70

34

+28

Кабинет министров (правительство)

49

53

56

+7

45

40

36

+20

ЦИК (центризбирком)

30

50

53

+23

61

43

33

+20

Марзпеты (губернаторы)

42

41

48

+6

52

50

43

+5

Местные власти

38

40

48

+10

56

53

44

+4

Политические партии

38

34

44

+6

56

59

47

-3

Офис генпрокурора

39

41

42

+3

54

51

50

-8

Суды**

34

39

36

+2

58

53

57

-21

СНБ (нацбезопасность)

,,,

78

,,,

,,,***

,,,

17

,,,

,,,

Полиция

59

66

,,,

,,,

37

31

,,,

,,,

Армянские СМИ

59

66

,,,

,,,

39

32

,,,

,,,

Офис омбудсмена

,,,

61

,,,

,,,

,,,

26

,,,

,,,

Система образования

,,,

48

,,,

,,,

,,,

48

,,,

,,,

Неправительственные организации

37

46

,,,

,,,

53

38

,,,

,,,

Налоговые власти

35

35

,,,

,,,

58

53

,,,

,,,

Примечания:

*Следует учитывать, что полевые работы проводились в течение октября, что, на фоне активного политического противостояния вокруг парламента, могло повлиять на оценку его деятельности.

**Следует учитывать, что полевые работы по опросу проводились с 6 по 31 мая, а в середине этого периода произошло политическое противостояние вокруг работы судов, что могло повлиять на оценку работы судов. Это означает, что оценка с 6 по 18 мая могла быть одной, а с 19 по 31 мая – другой.

*** Данные недоступны; либо данный вопрос не был задан, либо результаты опроса не были опубликованы в отчете IRI.

Как мы видим из таблицы выше, ряд оценок достаточно стабильны: например, оценка офиса генерального прокурора несколько улучшилась, но не принципиально, а связано это с тем, что остался прежний генпрокурор Артак Давтян. Мы видим рост положительных оценок в отношении губернаторов областей Армении. Это связано с тем, что сейчас уже все губернаторы являются назначенцами новой власти, тогда как в прошлом правительство было коалиционным и отчасти включало в себя представителей других партий. В то же время, сама оценка деятельности губернаторов существенно уступает оценке деятельности премьер-министра и прочих основных институтов, связанных с новой властью, что говорит о них не лучшим образом. На фоне демократизации местного самоуправления, вырос уровень одобрения этого института, хотя и в его руководстве не находятся преимущественно новые кадры. (см. раздел по выборам в статье «Проблемы в системе управления Армении через год после «Бархатной революции»»).

Уровень удовлетворения ЦИКом Армении заметно вырос после «Бархатной революции» и если еще в августе положительно оценивали его деятельность 30%, то в октябре – 50%. Дополнительно одобрение деятельности института выросло после парламентских выборов до 53% (при этом, снизился уровень неодобрения), но высокого уровня поддержки институт так и не получил, вероятнее всего из-за сохранения старого руководства.

Стоит отметить расходящиеся тренды доверия к Армянской Апостольской Церкви и офису премьер-министра. Сейчас уже очевидно, что за движением «Новая Армения – новый патриарх» стояли круги, близкие к власти, а премьер неоднократно публично критиковал церковь, приводя в пример царя Папа и так далее. В последнее время, он, однако, соблюдает политес, встречается с религиозными лидерами и это также смягчило напряжение вокруг церкви. В результате, если в августе-октябре 2018 года уровень поддержки офиса премьер-министра превышал уровень поддержки Церкви на 25%, то в мае разница уже составляла 1%.

 

Есть ли улучшения?

В вопросе о том, в каких сферах были зарегистрированы улучшения, люди положительно отметили все предложенные сферы, но по 5 из них зарегистрировано консолидированное мнение большинства, считающего, что изменения произошли именно к лучшему. Это: свобода слова (74%), независимость СМИ (69%), индивидуальные права человека (63%), борьба с коррупцией (63%), демократия (62%).

Во всех остальных вопросах улучшения видит лишь относительное большинство, а, скажем, как трактовать, к примеру, вопрос экономики, где 33% видят улучшение, 45% не видят улучшения, а 20% видят ухудшение – еще вопрос, поскольку новое правительство черпает легитимность из реформ и позитивных изменений, а не из статус-кво. По моему опыту, это скорее следует воспринимать как положительный результат, поскольку общественное мнение склонно воспринимать все, особенно, экономику, скептически. Это означает, что на данный момент положительная оценка все еще превалирует, пусть и не с большим запасом. Однако эти тенденции оценки ситуации не самые положительные. По всем вопросам идет откат, кое-где довольно быстрый.

6. Оценка изменения ситуации по сферам (за предшествующие 6 месяцев, %)

 

Прогресс

Изменение

Регресс

Сальдо

 

Окт. 2018

Май 2019

Сравнение с октябрем

Окт. 2018

Май 2019

Окт. 2018

Май 2019

Свобода слова

83

74

-9

3

6

+80

+68

Независимость СМИ

68

69

+1

3

5

+65

+64

Индивидуальные права человека

70

63

-7

4

7

+66

+56

Борьба с коррупцией

82

63

-19

2

7

+80

+56

Демократия

81

62

-19

4

10

+77

+52

Здравоохранение

32

44

+12

13

13

+19

+31

Предупреждение преступности

58

43

-15

5

15

+53

+38

Правосудие

62

43

-19

5

14

+57

+39

Национальная безопасность

53

43

-10

10

16

+43

+27

Внешняя политика

 

35

,,,

 

17

,,,

+18

Экономика

31

33

+2

14

20

+17

+13

Политика по Карабаху

 

32

,,,

 

18

,,,

+14

Образование

30

27

-3

15

20

+15

+7

Экология

24

26

-2

16

17

+8

+9

 

По коррупции в опросе есть отдельный блок, где большинство опрашиваемых объявили, что ситуация в стране улучшилась. 13% считают, что очень улучшилась, 45%, что отчасти, 26% считают, что ситуация не изменилась, 6% считают, что несколько ухудшилась и 5% считают, что очень ухудшилась. Причем восприятие, как и в прошлых вопросах, таково, что молодежь более позитивно видит происходящие изменения чем старшее поколение, а женщины – более позитивно по сравнению с мужчинами. Впрочем, количество людей, видящих антикоррупционные реформы, предпринятые правительством, сокращается. В октябре 2018 года 54% опрошенных сказали, что слышали об антикоррупционных усилиях правительства/парламента и 35% сказали, что не слышали, а в мае 2019 года 49% заметили такие усилия и 42% - не заметили.

 

Партийные рейтинги и внутренняя политика

Уровень интереса к политике за прошедшие семь месяцев заметно снизился. Если в октябре 2018 года о высоком интересе к политике говорили 40% (30% проявляли низкий интерес к политике), то в мае 2019 года ситуация изменилась. 30% проявляют высокий интерес к политике и 43% - низкий. С одной стороны, прошли парламентские выборы и вопрос о власти окончательно разрешен. С другой, именно октябрь 2018 года был особенно горячим. Однако горячим был и май 2019 года, в особенности в том, что касалось судов и Роберта Кочаряна. Но реакция была другой, что сигнализирует об определенной степени усталости от политики – за год политическая активность успела многим надоесть и чисто эмпирически заметен тренд на стабилизацию ситуации. Также, это связано со снижением позитивных ожиданий и снижением воспринимаемой возможности повлиять на ситуацию в стране.

59% готовы голосовать за блок «Мой Шаг» Никола Пашиняна, и еще 6% рассматривают возможность голосования за него как вторую опцию. 12% готовы голосовать за «Процветающую Армению», но у партии серьезный резерв – еще 21% проголосуют за нее в альтернативном сценарии. На третьем месте теперь РПА, за которую готовы проголосовать 5%, то есть незначительно больше, чем в декабре на парламентских выборах, хотя резерв у этой партии совсем невелик. Далее – «Светлая Армения» - 4% (еще 19% могут проголосовать за нее – второй выбор) и 4% - Дашнакцутюн (2% - второй выбор). Партия «Сасна Црер» имеет всего лишь 1% поддержки. Исключив неопределившихся и не ответивших, мы получаем 69% готовых голосовать за партию Пашиняна, но учитывая, что в декабре это сработало по-другому, я бы к этой цифре относился с настороженностью.

Интересно, что самый большой антирейтинг – у РПА – 56%, на втором месте АРФ Дашнакцутюн – 23%, а у блока «Мой Шаг» - 10%. Таково число людей, которые, по их словам, никогда не проголосуют за данную силу. Однако антирейтинг РПА, пусть и медленно, но снижается (в октябре – 61%), а партии Пашиняна – растет (в октябре – 4%). Вырос антирейтинг и у Дашнакцутюн – с 16% до 23%.

Диана Газарян обратила внимание на то обстоятельство, что из опроса пропал лист с персональными рейтингами политических деятелей. Она считает, что вопрос был задан, но результаты не были включены в отчет. Она сделала два предположения: а) была зафиксирована существенная разница между показателями рейтинга должностного лица No1 в мае 19-го и октябре 18-го; б) в иерархии рейтингов в мае 19-го должностное лицо No1 не занимает 1-е место. В действительности, оба объяснения верны, как мы знаем на материале других опросов, но тут куда интереснее рейтинги одобрения других политических деятелей.

7. Скриншот оценок обществом политиков Армении - октябрь 2018 года

8. Скриншот оценок обществом политиков Армении - август 2018 года

Определенные вопросы возникают к IRI в отношении их мотивации, если действительно изъятие листа с результатами произошло по политическим причинам. С 2008 по 2017 гг. IRI не проводил опросов в Армении, хотя препятствий к этому не было. Подбор тематики опроса также показывает определенную тенденциозность – ну и собственно исчезновение отдельных результатов, в том числе уровня одобрения деятельности отдельных институтов.

В опросе есть еще много чего интересного, но и так текст вышел неприлично большим – возможно по внешней политике и Карабахскому конфликту еще будет возможность сделать отдельный пост, если так, то он появится в течение ближайшей недели.

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList