06 авг. 2022 / 22:32

Кавказская литература: Алиса Ганиева «Салам тебе, Далгат!»

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Продолжаю писать о кавказской литературе, которую для себя открываю. Вот тут я писала про рассказ чеченской писательницы Аси Умаровой, а тут про детскую книгу ставропольской поэтессы Эгвины Фет.

«Салам тебе, Далгат!» - это повесть Алисы Ганиевой, написанная в 2009 году. Авторский дебют, который принес Ганиевой несколько премий и признание.

фото: Блогерка. Северный Кавказ

 «Салам тебе, Далгат!» - это один день в Махачкале глазами молодого человека. Не думаю, что многое изменилось с 2009 года и, скорее всего, эту повесть всё ещё можно назвать картинкой сегодняшнего Дагестана. Главный герой весь день пытается встретиться с влиятельным родственником и попадает по пути в разные ситуации - втягивается в драку из-за мобильного телефона, на свадьбе становится свидетелем убийства сотрудника прокуратуры, говорит о религии с ваххабитами. Персонажи, с которыми сталкивается Далгат, сплошь клишированные - это бездарные поэты, нахальные торговцы, безвкусно одетые женщины, бесшабашные ахишки, игнорирующие светофоры, драчуны на углах, писатели с пафосными книгами о горах и прошлом, мусульмане, которые верят, что у правоверного даже помидоры могут вырасти с арабской вязью на шкурке, девушки, которые хотят переехать в Питер и свободно курить, и другие, которые только и мечтают о блестящих юбках и поскорей выйти замуж.

Чтение принесло мне удовольствие, хотя я и споткнулась на самом первом предложении. Особенно доставила та самая дагестанская речь же есть.  Хочу теперь почитать более поздние романы Ганиевой. 

В целом я не уловила какой-то другой замысел у повести, кроме как показать картину современной Махачкалы, его жителей. Проза Ганиевой напомнила мне осетинского писателя Азамата Габуева, который примерно в тоже время, в 2008 и 2009 годах, публиковал рассказы «Реваз» и «Аделина» – тоже зарисовки от лица молодых людей из Владикавказа с ядрёной концентрацией типичности взглядов и поведения.

В таких вот зарисовках я вижу большую ценность – во-первых, посмотреть на себя со стороны, а, во-вторых, сохранить эту картинку на память, чтобы через десятилетия сравнить. Пока что, спустя одно десятилетие, сравнивать особо нечего – мало что изменилось.

Интересно, что и Ганиева, и Габуев публиковались под псевдонимами и, только спустя время, раскрыли свои имена. Думаю, разные были на то причины, в том числе и неоднозначная реакция на родине - встречаться со своим отражением не всегда приятная практика. В случае с Ганиевой – это еще и мужской псевдоним. Знаю как минимум три такие истории, когда женщины на Кавказе пишут от мужского имени, берут мужские псевдонимы, знаю и поэтессу, которая пишет о себе в мужском роде. Как знать, может, когда-нибудь одной из типичных героинь у Ганиевой или Габуева станет и кавказская писательница, которая публикуется под мужским именем из страха осуждения и желания быть более одобряемой читателем.

Ниже пара отрывков из повести, которую можно почитать онлайн или купить на любом маркетплейсе.

" - Из-за таких, как он, ислам не любят. Он за джихад говорит, только всё неправильно. Фетвы мне по аське присылал. Я ему говорю: ле, Камиль, вставай на верный путь, ты что? Не послушал он никого, в лес ушел. Все грехи, говорит, сауны, взятки, туда-сюда, от России, надо шариат сделать и неверных убивать.

– Ты тоже так думаешь? – спросил Далгат.

– Про шариат они правильно говорят, но с Россией надо быть, харам от нашей верхушки идет. Верхушку надо поменять. Одну нацию поставят, же есть, и начинают воровать от души. А если голову отрубать за каждую взятку, не брали бы".

"На улице он снова впал в оцепенение. Стали вспоминаться ежевечерние религиозные передачи, которые вел безграмотный и косноязычный алим, носящий духовное звание. Вот молодой муфтий был умен и образован, но его убили. На передачах этих говорили о джиннах и сурах, о том, что можно, и о том, чего нельзя. Звонили в студию. Мужчина спрашивал, допускается ли, ложась спать, поворачиваться спиной к Корану. Девушка интересовалась, в какой цвет по шариату можно красить ногти.

– Салам, Далгат, движения не движения ? – путь Далгату преградил улыбающийся одноклассник с поломанным ухом.

– А, салам, Мага, как дела?

– По кайфу, же есть. Трубка с собой у тебя?

– Да, – Далгат, нащупал в кармане мобильник.

– Ты не обессудь, особо копейки тоже нету, надо кентам позвонить, там этот, один аташка с Альбурикента, бычиться начал. Раз стоим, он обостряет. Я его нежданул, он по мелочи потерялся. Бах-бух, зарубились мы с ним, короче. Я его на обратку кинул и поломал, короче. Теперь он со своими на стрелку забил буцкаться, и мне джамаат собрать надо".

Погода на Кавказе