май 15 2007, 11:33

Эмиль Адельханов: "Власти Грузии не обращают никакого внимания на правозащитные организации"

О современной политической ситуации в Грузии и состоянии дел в области прав человека в интервью Ираклию Чихладзе рассказал известный грузинский правозащитник, член совета Кавказского института мира, демократии и развития (г.Тбилиси) Эмиль Адельханов.

- Ваша оценка, как правозащитника, общей ситуации с правами человека в Грузии?

- В каком-то смысле она улучшилась, в каком-то - осталась без изменений, в каком-то - ухудшилась. Один из самых положительных моментов – то, что полицейские перестали бесчинствовать на улице. Я имею в виду патрульную полицию. Да, еще бывают случаи избиений и всякого насилия со стороны патрульных. Но таких случаев немного. По крайней мере, они стараются вести себя прилично. Пример: возле моего дома находится отделение полиции, и раньше люди старались это место обходить за версту, потому что каждый полицейский мог в любой момент придраться, без объяснений завести в отделение и отнять всю наличность, а сейчас они спокойно проходят мимо. Но как бы в противовес патрульной полиции совершенно обнаглела полиция специального назначения. В первую очередь это отряд, подчиняющийся непосредственно руководителю департамента исполнения наказаний Бачо Ахалая. Другой отряд – отряд департамента конституционной защиты, руководителем которого раньше являлся родной брат Бачо, Давид Ахалая (тот самый, что временно отстранен от должности после убийства Сандро Гиргвлиани). Раньше, хотя спецназ МВД и вел себя брутально при разгонах, скажем, демонстраций, но его использовали нечасто. Сейчас "защитники Конституции" не массовые акции разгоняют, а охотятся за индивидуальными гражданами.

Приведу такой пример. В октябре прошлого года они хватают некоего бомжа по фамилии Ломтев, при аресте ломают ему руку, три часа держат в так называемом "модуле", бьют по голове толстым томом англо-русского словаря Мюллера, угрожают запереть его в сейф. Причем суть допроса сводится к попыткам выбить из Ломтева признания в шпионаже. Но Ломтев держался стойко, как партизан – он ведь за годы своей Одиссеи прошел Крым и Рим... Словом, в шпионаже он не сознался, и его вынуждены были отпустить. И такие вещи случаются довольно часто, а граждане молчат об этом в тряпочку. То есть в городе существует как минимум две группы, наделённые самыми широкими полномочиями и не контролируемые никем. Поэтому, когда мы говорим о хорошей патрульной полиции, не надо забывать, что в стране есть и абсолютно другая полиция.

Бачо Ахалая – один из тех, кого властям не хотелось бы настраивать против себя, один из тех, кто с гордостью называл себя во время революции роз "зондеркоммандос" (они, кажется, не знают, что "зондеркоманды" набирали из заключенных – это были команды, обслуживавшие газовые камеры и крематории).

- Получается, существует опасность того, что часть грузинских силовиков выделится в автономную и неконтролируемую никем структуру? То есть, рано или поздно эта группа может стать опасной и для правительства?


Полный текст

Комментарии

Android badge Ios badge
TopList