05 мая 2019 / 21:34

Как Роберт Кочарян стал президентом Армении (1997-98)

1. Предисловие

Я добрался до книги второго президента Армении Роберта Кочаряна «Жизнь и свобода. Автобиография экс-президента Армении и Карабаха». Естественно, личные биографические детали интересны, но только чтобы понять, что это за личность. А вот его воспоминания о периоде, когда он находился в числе руководителей государства очень даже интересны. В частности, я сейчас изучал тот раздел книги, который касался периода 1997-начала 1998 года, когда Кочаряна, президента НКР, позвали руководить уже Республикой Армения. Сведений об этом периоде и так немало, но эти воспоминания, достаточно подробные и системные, дополняют то, что и так известно.

Книгу Кочаряна комментировали многие, но преимущественно негативно. См.: Дебаты по Кочаряну в обществе, открытое письмо Ширханяна и возвращение Кочаряна в политику. См. также, к примеру Циничная ложь Кочаряна или его абсолютная власть через труп Вазгена Саргсяна (1in.am). За период президентства Кочаряна у многих накопился запас негативного отношения к нему, но еще более негативным это отношение стало уже в эпоху правления Сержа Саргсяна, по ряду причин, которые сейчас раскрывать не буду. Несмотря на то, что многие считают написанное в книге фальсификацией, я с этим согласиться не могу.

Я лишен каких бы то ни было чувств к Кочаряну, и я не жил в Армении под его руководством. Поэтому для меня это просто история, которой я в том числе касался в книгах об элитной динамике и теневой экономике. По крайней мере та часть, о которой я собираюсь написать в данном посте, согласуется со всем, что я и так знаю из интервью, разговоров, газетных публикаций и так далее. Далее я буду пересказывать в сокращении Кочаряна, снабжая это дополнительным внешним материалом. В этом материале я рассмотрю политические события в Армении во второй половине 1990-ых гг.

 

2. Армения в 1996-1997 гг.

В Армении был серьезный внутриполитический конфликт. Левон Тер-Петросян запретил Дашнакцутюн, а карабахские власти сохраняли отношения с партией, поскольку та была представлена в карабахском политическом ландшафте и имела большое влияние в диаспоре. Однако карабахские власти все равно поддерживали действующие власти Армении, и любая смена власти вызывала у них беспокойство. Поэтому Кочарян без особого желания все-таки публично поддержал власть. Тем не менее, он не смог донести эту позицию до людей: «страна бурлила, людей переполняла агрессия, и говорить с ними оказалось почти невозможно. Я понял, что поддержкой в обществе Тер-Петросян не пользуется …». Также, он увидел, что в ночь после голосования начался процесс фальсификации результатов выборов. Действительно, уже на статистическом материале можно зафиксировать, что выборы были сфальсифицированы сильнее, чем когда-либо после того (не считая конституционных референдумов): Если бы выборы в Армении были честными? Альтернативный подсчет. 1990-е гг.

После выборов в стране начались беспорядки, а Вазген Манукян в итоге не пошел на радикальное противостояние, и Левон Тер-Петросян сумел взять ситуацию под контроль. Краткая хронология произошедшего. Карабахский истэблишмент и после этого поддерживал Тер-Петросяна, особенно учитывая, что в Азербайджане любое противостояние в Армении считали хорошим поводом к ревизии итогов войны 1992-4 гг. Тогда армия напрямую была вовлечена в политику, а ее руководитель заявил, что даже если 100% поддержат Манукяна, армия его не признает. Также, США осудили оппозицию за штурм парламента, а против оппозиционных лидеров были возбуждены уголовные дела.

Спустя месяц в отставку был отправлен премьер-министр Грант Багратян; власти надеялись стабилизировать этим ситуацию. Тогда премьером назначили нынешнего президента Армена Саргсяна (об этом подробнее см. статью от 2018 года: Новым президентом станет Армен Саргсян. Почему именно он и что это означает). По словам Кочаряна, новый премьер продемонстрировал толерантность и открытость, проводил множество встреч с самыми разными людьми, выходил с семьей на прогулки по многолюдным улицам Еревана. Стоит отметить, что и сейчас он делает примерно то же самое. (см. Один год президента Саргсяна. На этот раз Армена). Впрочем, по причине болезни Армен Саргсян на должности не задержался и вскоре ушел в отставку, отправившись в Великобританию на лечение. А Левон Тер-Петросян стал замещать Саргсяна, но полноценно это сделать не получалось. Тогда-то и обратились к Роберту Кочаряну.

 

3. Кочарян – премьер-министр

Кочарян цитирует Вазгена Саргсяна, который сказал ему, что у них нет альтернативных кандидатур и без согласия Кочаряна он вернуться не может. Думаю, что так и есть. В интервью с журналистами, работающими в Армении уже на протяжении десятилетий, эта тема проскальзывала. Они говорили, что нужна была крепкая рука, иначе уже все разваливалось – и нашли на эту позицию Кочаряна. Кстати, многие говорят, что Вазген Саргсян, также как Левон Тер-Петросян уже в 1998-9 гг. пожалел, что позвал Кочаряна, но это уже ничего не значит, поскольку речь идет о решении, принятом в 1997 году, когда альтернатив не было.

Сначала Кочарян отказывался, поскольку он недавно вновь избрался президентом НКР, не хотела ехать его семья, но Вазген Саргсян настаивал. В итоге Кочарян согласился занять позицию премьер-министра Армении, считая это продолжением своей роли в ГКО, но обставил назначение рядом предусловий. Согласно Кочаряну, условия были следующими: независимость в решении вопросов, находящихся в зоне компетенции премьер-министра; политическая поддержка со стороны партии власти в парламенте; право на действия в отношении высшего руководства.

Назначение не прошло незамеченным, но реакции были разными: в Азербайджане сочли, что это попытка легитимации политической власти в НКР, осудив назначение, американцы отреагировали сдержанно, выразив надежду, что назначение не обусловлено надеждой армянских властей аннексировать Карабах, в России же высказывали надежду, что назначение Кочаряна улучшит армяно-российские отношения. Положительной была также реакция из диаспоры и от АРФ Дашнакцутюн.

Как бы там ни было, основной фронт работы премьер-министра – экономическая политика и государственное управление. Кочарян заявляет, что в правительстве был полный раздрай, что неудивительно после нестабильных лет, и в особенности, после того как уже на протяжении 5 месяцев правительством никто руководить не мог (Армен Саргсян не успел толком даже войти в курс дела). Он не стал менять правительство, хотя почти никого там не знал; изменил лишь стиль работы. Впрочем, к середине 1997 года некоторые министры все же были заменены – министр охраны природы, МЧС, министр финансов и экономики (министерства тогда были объединены и их объединенным министром стал Армен Дарбинян), а также генпрокурор.

Кочарян пишет, что ситуация в стране была очень плохой. Бюджет был пуст, многомесячные задолженности по зарплатам и пенсиям, налоги не собирались, в особенности, на таможне, многие бизнесмены не платили даже за электричество и прочие коммунальные услуги, поскольку имели родственные или прочие связи с представителями власти. Продемонстрировав жесткую позицию, Кочарян сумел это переломить уже ко второй половине года, не повышая налоговой нагрузки, а лишь повысив дисциплину. Кочарян отказался от ваучерной приватизации, приняв принцип, что приватизация должна быть выгодной государству. Тогда были приватизированы компании: «Арментел», Коньячный завод, гостиницы «Армения» и «Ани». Надо сказать, что все четыре – успешные примеры приватизации, когда выручка за приватизацию оказалась большей, чем раньше, а инвесторы были обязаны вложить дополнительные средства в развитие приобретаемых компаний. Кочарян также провел ревизию социальной политики, целиком монетизировав ее, а также сделав более адресной.

Интересно, что все те претензии, которые он предъявляет прошлым властям, предъявлялись к нему уже его последователями. В действительности, мы имеем дело с тем, что как Кочарян, так и Саргсян (про Пашиняна пока еще рано говорить), проводили реформы и серьезно улучшили качество работы государственного аппарата, но только в первый период работы, тогда как впоследствии пользовались плодами своего статуса, и пойдя на компромисс с существующей коррупцией и тенью в экономике. Но в первый период оба президента активно пытались продемонстрировать хорошие результаты – в особенности это касается Кочаряна, который, по его словам, хорошо понимал, что у него максимум полгода на то, чтобы показать результат, иначе он провалится.

Отношения с властью в Ереване у Кочаряна на первом этапе сложились вполне рабочие – спикер парламента Бабкен Араркцян помогал «проводить» в парламенте нужные правительству законопроекты. Единственное – Кочарян не представил программу правительства. Он мало знал про экономику Армении и был не в состоянии представить новую программу, но отговорился тем, что новый только премьер, а правительство – старое. С парламентом Кочарян выстроил неравные отношения – он не отчитывался перед парламентом, отдав эту роль министрам. С Левоном Тер-Петросяном возник один конфликт – по словам Кочаряна, Тер-Петросян потребовал отправить в отставку главу таможенной службы, поскольку тот «обижал» многих людей. Однако Кочарян не уступил. Кстати, мне об этом рассказывал и бывший глава статистической службы НКР Карен Нерсисян, который в какое-то время сам стоял на границе. В 1997 году Кочарян установил порядок на таможне и привлек людей непосредственно из Карабаха, таможня была вооружена и постоянно работала с риском для жизни, поскольку как из Армении, так и из Грузии, многие пытались нарушить режим.

 

4. Количественные результаты деятельности Кочаряна на посту премьер-министра

Кочарян заявил в своих мемуарах, что за пять месяцев он смог серьезно улучшить ситуацию в стране в разных областях. Я попробую проверить это, рассмотрев все данные касательно 1996-8 гг., которые имеются в месячном или хотя бы квартальном разрезе.

1. Зарегистрированная безработица, по срокам премьерства

(см. подробнее: Действительно ли в Армении создано 50 тысяч рабочих мест? Статистика занятости и безработицы)

Как мы видим, в вопросе безработицы никакого перелома в первый период премьерства Кочаряна не было, но уже к самому концу замедлился рост числа безработных, а в начале 1998 года оно стало сокращаться. Так что менее чем за год изменился тренд.

2. Теневая экономика

(см. подробнее: Теневая экономика Армении после революции)

Здесь изменения наиболее очевидны: если судить по усредненным данным, сглаживающим колебания, то перелом тренда случился сразу после назначения Кочаряна премьером.

3. Динамика численности населения

(см. подробнее: Наличное население Армении составляет 2,801 тыс. человек).

В отличие от предыдущих показателей, здесь Кочарян зафиксировать успех не смог – и, очевидно, ухудшение миграционной динамики во второй половине свидетельствует об отсутствии долгосрочного доверия населения, что привело к росту миграции. Хотя стоит учитывать, что в то же время, сокращалась рождаемость, что было объективным трендом.

4. Валютные резервы ЦБ РА (млн. долл.)

Во второй половине 1997 года стабилизировалась внешняя торговля, платежный баланс и курс драма. Но самым заметным стал рост валютных резервов Центрального Банка Армении, начавшийся с середины 1997 года.

Думаю, этого вполне достаточно: кое-где действительно Кочаряну удалось добиться заметных успехов: из приведенных здесь 4 случаев – в двух (теневая экономика, валютные резервы), результаты очень значительны.

 

5. Раскол по теме Карабаха

Согласно мемуарам Кочаряна, к сентябрю 1997 года отношения АОД с правительством Кочаряна начали становиться все более натянутыми. 26 сентября Левон Тер-Петросян созвал пресс-конференцию, в ходе которой заявил: «Вот имейте смелость сопоставлять и довести до сознания всех, что мы не будем жить хорошо, пока не будет урегулирован карабахский конфликт и не будет снята блокада Армении». Он согласился с планом поэтапного урегулирования, в рамках которого «Карабах оставался в составе Азербайджана» (Кочарян). На следующий день Кочарян встретился с Тер-Петросяном и потребовал отказаться от этой идеи. Вокруг этого вопроса и развернулось противостояние. АОД активно поддержало Левона Тер-Петросяна, в т.ч. Вано Сирадегян. Кочарян пытался убедить Тер-Петросяна тем, что экономика может расти и без отказа от Карабаха, а в стране есть внутренние ресурсы для развития. Постановка вопроса Тер-Петросяном же делит общество, сталкивает одну часть общества с другой, говорил Кочарян.

Кстати говоря, здесь Роберт Кочарян абсолютно прав – Левону Тер-Петросяну и его команде все-таки удалось разжечь ненависть к карабахцам в течение 2000-ых гг., и это стало одним из стержней противостояния уже в феврале 2008 года. Кочарян пишет: «объяснить тяжелую ситуацию в странее проблемой Карабаха было гораздо проще, чем признать, что дела идут плохо из-за неэффективного управления и что у тебя самого что-то не получается».

В октябре 1997 года новый президент НКР Аркадий Гукасян отправился с визитом в Москву. Там он дал интервью «Коммерсанту», где сказал, что дейтонский вариант с Карабахом не пройдет, а рычагов воздействия на Карабах нет и НКР будет настойчиво проводить свою линию.

1 ноября 1997 года Левон Тер-Петросян опубликовал статью «Война или мир. Время стать серьезнее». В этой статье Тер-Петросян также утверждал, что вскоре даже таких предложений Армении делать никто не будет, и удерживать Карабах через несколько лет больше не удастся. По происшествии более чем двадцати лет он оказался неспособен признать свою ошибку и продолжает настаивать на том же самом, хотя время уже доказало ошибочность его подхода.

Официальные СМИ начали активно ретранслировать мнение президента. Это, однако, вызвало рост недовольства. Вскоре Кочаряна пригласили во Францию, где пытались убедить в том, что нужно согласиться на поэтапный план – то есть уступить территории вокруг бывшей НКАО без каких-либо гарантий. Кочарян представил военную ценность этих территорий. Но по результатам поездки Кочарян привлек французскую компанию к приватизации Ереванского коньячного завода.

 

6. Конфликт во власти

8 января 1998 года Левон Тер-Петросян провел заседание Совета безопасности Армении, куда были приглашены также представители НКР – Аркадий Гукасян и Самвел Бабаян, а также члены Совбеза Армении и ключевые фигуры АОД. Тер-Петросян подтвердил свои тезисы, высказанные также в послании, распространенном в тот же день о необходимости принятия поэтапного плана. Роберт Кочарян очень резко выступал против Тер-Петросяна. Его поддержали представители Карабаха, а также, Серж Саргсян и Вазген Саргсян, который до того всегда поддерживал президента. После этого заседания раскол стал неизбежным. 22 января вице-спикер парламента Ара Саакян высказал опасение двоевластия в стране. В течение недели несколько человек, связанных с обоими сторонами противостояния, были ранены. 23 января по требованию парламента, в отставку подал редактор газеты «Республика Армения» Месроп Арутюнян, что вызвало недовольство правозащитников.

23 января 1998 года Вазген Саргсян провел пресс-конференцию, в ходе которой заявил, что карабахская война – общенациональный вопрос и 4-5 человек не имеют права решать за всех. Он поддержал Кочаряна и заявил, что почти два года – с 1995 по 1997 год армянское правительство не работало, а за последние 9 месяцев уже зафиксирован результат. Он заявил, что ряд людей получили угрозы расправы за их «прокарабахскую» позицию. Он процитировал множество пропагандистских положений от руководства АОД и осудил их. Ниже представляю видеозапись пресс-конференции Вазгена Саргсяна.

Кризис углублялся, пошли слухи об отставке Кочаряна, свою позицию высказали многие общественно-политические организации и деятели, в том числе Ашот Манучарян, резко выступивший против сдачи и против власти, сказав что власть движима потребительством и грабежом. Также выступил и Вазген Манукян, потребовавший, чтобы Тер-Петросян ушел, но не в результате верхушечного переворота, а при массовом участии народа. Уже через несколько дней, несмотря на предупреждение из офиса президента Армении, карабахские власти начали открыто выступать против руководства Республики Армения, заявляя, что не будут уступать никаких территорий.

Тер-Петросян хотел, чтобы Роберт Кочарян и ряд членов правительства ушли в отставку, но Кочарян заявил, что без него министры в отставку не могут уйти, а он сам в отставку подавать не будет, но предложил его уволить самому Тер-Петросяну. Но переход в открытую оппозицию наиболее популярной части правительства при имеющем крайне сомнительную легитимность президенте, не привел бы ни к чему хорошему. Роберт Кочарян к этому времени уже, по его собственным словам, полностью контролировал правительство. А у Вазгена Саргсяна, помимо министерства обороны, была организация «Еркрапа». Средней линии пытался придерживаться спикер Национального собрания Бабкен Араркцян, который, хотя и был соратником Тер-Петросяна, но стремился выступить в качестве медиатора в данном конфликте, а публично вообще заявил, что кризиса власти нет.

28 января в газете «Аравот», поддерживавшей Тер-Петросяна, появилась статья в рубрике «Бзбзик» о том, что представители АРФ «Дашнакцутюн» и командующий армией обороны НКР Самвел Бабаян готовят переворот в Армении. Бабаян ответил, что он не вмешивается во внутренние дела в Армении.

30 января состоялся разговор между Тер-Петросяном и Борисом Ельциным, в ходе которого была назначена встреча на 4 февраля. Но эта встреча так и не состоялась.

 

7. Развал системы власти и отставка Тер-Петросяна

С конца января начался развал фракции «Республика», представляющей собой де-факто правящую коалицию в парламенте с ядром в виде АОД, а также «Шамирам». 27 января союз «Интеллигенция Армении» вышел из блока «Республика». 30 января часть депутатской группы «Реформы» также покинула блок «Республика», а также депутатская группа «Социальное государство» присоединились к депутатской группе «Еркрапа», образованной Вазгеном Саргсяном. Позже блок покинула и РПА. Еркрапа ко второму февраля стала крупнейшей фракцией, из 189 депутатов в ее состав входили 69, еще 56 оставались во фракции «Республика», а 32 относились к другим фракциям (часть из них тоже оппозиционные), а еще 23 не входили в состав какой-либо фракции. Один из «хардлайнеров» Альберт Базеян заявил, что, поскольку в парламенте больше нет большинства блока «Республика», то ратифицировать соглашение по Карабаху более невозможно. Также он выразил сожаление, что «Еркрапа» была вовлечена в процесс фальсификации выборов в 1995-6 гг.

2 февраля в отставку подали члены команды Тер-Петросяна – Вано Сирадегян, Александр Арзуманян и Баграт Асатрян, а также Манушак Петросян, Галуст Гамазян и другие. Подал в отставку и Бабкен Араркцян. Левон Тер-Петросян остался один и его отставка стала неизбежной, вероятно он посчитал, что его соратники предали его. 3 февраля и сам Левон Тер-Петросян ушел, заявив вслед, что победила партия войны, а партия мира в его лице – проиграла. Он зачитал заявление, где, также как и Серж Саргсян спустя двадцать лет, прочел напутствие будущим властям. Тогда это назвали «бархатным переворотом».

Также, он сказал, что «со стороны известных органов власти ему было предъявлено требование об отставке». Журналист «Коммерсанта» добавляет, что никто не сомневается, что речь идет о Роберте Кочаряне и силовиках.

Что об этом говорит сам Кочарян? «В конце января мы получили от Тер-Петросяна неожиданное предложение. Он пригласил Сержа Саргсяна к себе и сказал: «Я вижу, что у меня ничего не получается. Хорошо. Решайте сами. Передай Роберту и Вазгену, что я могу остаться президентом формально и ни во что не вмешиваться, как “англиакан такуи” – английская королева. Делайте то, что считаете нужным, а там посмотрим, что из этого выйдет. Пусть история рассудит, кто из нас прав». Я категорически возражал против такого варианта. Полномочия президента по Конституции были слишком широкими – не то что у английской королевы. К тому же все знали, что Тер-Петросян не любит проигрывать и никогда не забывает обид.» Кочарян привел в пример свою встречу, на которой Левон Тер-Петросян зачитал из блокнота длинный список обид, начиная еще с 1980-ых гг. Эта история, если правдива, показывает невероятную злопамятность Тер-Петросяна. Далее Кочарян говорит: «Совместная работа при таком грузе старых обид не получится. Я понимал, что любые неудачи, любые временные проблемы, с которыми мы столкнемся, еще больше усугубят ситуацию и спровоцируют новый конфликт, а старый при этом никуда не исчезнет. И я сказал: «Нет. Или он освобождает меня своим указом, или уходит сам». Вазген Саргсян сказал почти то же самое: «Пусть и меня тоже освобождает, и тогда у нас руки будут полностью развязаны – мы будем бороться уже не на должностях!» А ведь если бы не злополучный блокнот, возможно, ситуация развивалась бы по-другому».

«О нашей позиции Тер-Петросяну сообщил Серж Саргсян. Это не было ультиматумом, мы не выдвигали каких-то безоговорочных требований и ничем не угрожали. Мы хотели найти способ получить свободу и делать то, что считаем необходимым. Мы предложили ему выбор: «Ты президент, и у тебя есть право нас освободить. Поэтому или ты освобождаешь нас, или уходи сам».

Далее возник казус относительно того, кто должен занять должность президента временно (и в дальнейшем пойти на выборы), изначальной консенсусной фигурой был Гагик Арутюнян, председатель Конституционного суда и в прошлом – вице-президент. Однако сам Арутюнян отказался. В итоге сошлись на фигуре Кочаряна, хотя тот сам, по его словам, был против, поскольку не имел 10-летнего ценза, и это противоречило бы конституции. Однако перекладывать ответственность было не на кого, и решение было политическим. Впрочем, юридическое обоснование нашлось. Использовалось два обстоятельство – тот факт, что юридической денонсации решения о присоединении Карабаха к Армении так и не было, а также, что независимой Армении еще нет 10 лет, и те, кто имели гражданство СССР, все были равны в соискании данной должности. Это, конечно, казуистика, но она имела смысл, поскольку Кочарян не был чужим для политической системы человеком.

Кочарян хотел, чтобы Бабкен Араркцян остался на должности председателя парламента, но тот ушел, возможно, из солидарности с Тер-Петросяном. Его место занял Хосров Арутюнян. Однако он отказался замещать президента и исполняющим обязанности стал Роберт Кочарян.

Стоит упомянуть и о позиции президента России Бориса Ельцина. Сохранилось краткое видеоинтервью его по проблеме отставки Левона Тер-Петросяна. Он сказал следующее: Тер-Петросян собрал вокруг себя такой круг, где все против него и не выдержал этого противостояния. Тер-Петросян удобный партнер, сейчас приходят другие люди. Жаль, что Тер-Петросян ушел. Ельцин, по его словам, рассматривал варианты помощи Тер-Петросяну, «сделал, что мог», но уже было поздно.


Фото из архива Ельцин-центра, встреча Бориса Ельцина с Левоном Тер-Петросяном 16 марта 1995 года.

 

8. Президентские выборы 1998 года: Кочарян побеждает на фоне акций протеста

После отставки Левона Тер-Петросяна, были назначены новые президентские выборы, на которых серьезной борьбы не ожидалось. Но тут свою кандидатуру решил выставить Карен Демирчян, руководитель еще Советской Армении на протяжении 14 лет. Он ушел на волне карабахского движения, но сейчас, после того как в Армении собрали миллион подписей за присоединение к союзному государству с Беларусью и Россией, его кандидатура вновь оказалась востребована. Москва тогда решила поддержать Демирчяна. Кочарян считает, что Россия не только информационно, но и политически поддержала Демирчяна, поскольку в Армении российские телеканалы имели большее хождение, чем армянские.

В Армении и сейчас сильна ностальгия по советским временам (см. Как Армения стала самой сердитой страной мира в опросе Gallup). Тогда она, вероятно, была еще сильнее. Точнее, как это выражалось процентно, сказать не могу, но то что распад СССР тогда переживался острее – очевидно: об этом говорит например тот факт, что Коммунистическая партия Армении тогда демонстрировала серьезные результаты.

И вот Карен Демирчян участвует в выборах, где мобилизует огромное число сторонников. Был назначен второй тур, в котором победил Роберт Кочарян, получивший 59% голосов. Однако в пользу Кочаряна был задействован административный ресурс. После выборов семь из 12 кандидатов выпустили совместное заявление о непризнании итогов выборов. Протест подписали Сергей Бадалян, Карен Демирчян, Паруйр Айрикян, Вазген Манукян и Давид Шахназарян, а позже к ним присоединились Виген Хачатрян и Ашот Блеян. В заявлении было сказано, что внеочередные выборы президента Армении не могут считаться свободными и справедливыми.

Действительно, несмотря на обещание свободных и справедливых выборов, Кочарян все же сфальсифицировал выборы. Однако мой альтернативный подсчет показал, что во втором туре, даже если бы фальсификаций и админресурса не было, все равно победил бы Кочарян. См.: Если бы выборы в Армении были честными? Альтернативный подсчет. 1990-е гг.

Вот как соотносятся официальные с оценочными результатами:

 

Карен Демирчян

Роберт Кочарян

Админ-ресурс в пользу Кочаряна, доля от его голосов

1 тур – официальные

30,5%

38,5%

 

1 тур – альтернативные

33,5%

32,6%

22,9%

2 тур – официальные

40,1%

58,9%

 

2 тур – альтернативные

48,3%

50,6%

28,6%

  

Предлагаю фотографии с тех выборов.

Акция коммунистов

Вазген Манукян на митинге

Акция сторонников Вазгена Манукяна

Кочарян в толпе силовиков и граждан

Демирчян на митинге

Встреча Кочаряна с избирателями

Встреча Демирчяна с избирателями

Митинг

В этой кампании всё работало одновременно «за» и «против» Кочаряна. Главой штаба они сделали не силовика, а министра сельского хозяйства Владимира Мовсисяна, который был одним из последних коммунистических лидеров Армении. Этим пытались сбалансировать советскую ностальгию, на которой играл Карен Демирчян, обещавший вытащить Армению из ямы. Также, карабахское происхождение работало и «за», и «против» Кочаряна; он недостаточно владел литературным армянским языком, что, впрочем, ощущается и до сих пор. Также, его нахождение у власти имело двойной эффект – с одной стороны, власть всегда имеет оппозицию, с другой – Роберт Кочарян считался тем, кто отстранил Левона Тер-Петросяна, что положительно воспринималось избирателями.

Во втором туре голоса избирателей перераспределились скорее в пользу Кочаряна, поскольку часть выбывших кандидатов – диссиденты, а их избиратели не проголосовали бы за Демирчяна. За него, скорее всего, проголосовали избиратели коммуниста Сергея Бадаляна, хотя тот и не поддержал Демирчяна.

Так Кочарян и стал президентом Армении. Напоследок, можете посмотреть интервью Роберта Кочаряна сразу после того, как он стал президентом (на армянском).

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList