30 марта 2019 / 17:40

Дебаты по Кочаряну в обществе, открытое письмо Ширханяна и возвращение Кочаряна в политику

Критика Кочаряна: кто и почему

Это уже мой третий пост по теме Роберта Кочаряна, но, судя по всему, не последний. Дело бывшего президента Армении Роберта Кочаряна еще долгое время будет находиться в центре повестки армянской политической жизни. Я попытаюсь максимально нейтрально и объективно написать о политических дебатах в отношении Кочаряна, что в особенности важно, учитывая, что беспристрастных комментариев по этой теме очень мало.

Во второй половине февраля 2019 года СНБ распространила заявление о том, что сын Роберта Кочаряна Седрак не доплатил в бюджет миллионы долларов. Согласно сообщению СНБ, Кочарян-младший обвиняется в причастности к уклонению от уплаты налогов в крупных размерах и легализации доходов, полученных преступным путем.

20 марта бывший заместитель министра обороны Ваан Ширханян опубликовал открытое письмо бывшему президенту Роберту Кочаряну. Эта новость сначала не показалась очень важной: в последнее время таких писем и заявлений становится все больше, но оказалось, что она никак не исчерпывает себя. Она уже практически стала главной внутриполитической темой страны. Вчера уже Генеральная прокуратура занялась этим письмом, а до того ряд политических и общественных деятелей отреагировали на него в том или ином виде.

Вообще, активнее всего Кочаряна критикуют его противники еще по прошлой деятельности – предпринимательница Сильва Амбарцумян, утверждающая, что она платила взятку Роберту Кочаряну. Его активно критикует бывший министр обороны Вагаршак Арутюнян (1999-2000 гг.), который заявил, что Роберт Кочарян был готов сдать Мегри в обмен на Лачин (арм.). У Арутюняна длинный трэк конфликта с Кочаряном. В 2000 году Кочарян уволил Арутюняна и все тогдашнее правительство, а впоследствии еще и лишил звания и наград. В 2002 году Кочарян заявил, что Арутюнян разваливал армию, а Арутюнян регулярно критиковал Кочаряна с момента увольнения, в том числе заявил в 2001 году, что не позволил Кочаряну сдать Мегри.

Ваан Ширханян был заместителем Вазгена Саргсяна, а впоследствии - министром-координатором, то есть заместителем премьера (уточнение) и придерживается сходной позиции, но он гораздо больше вовлечен во внутреннюю политику и в конце 2015 года был арестован; его обвиняли в поддержке террористической группы, задержанной в Норк-Мараше, а уже в июне 2018 года, после смены власти, он был выпущен под поручительство партии Пашиняна. Также Кочаряна критиковал Андраник Кочарян, заместитель министра обороны в 1992-93 гг., заявивший, что Роберт Кочарян регулярно нарушал конституцию. Андраник также заявил, что тогдашние власти (подразумевая Роберта Кочаряна) могли поддерживать террористов или препятствовать раскрытию преступления. Также Кочаряна критиковал бывший генеральный прокурор Гагик Джангирян.

 

Письмо Ширханяна и мнения политических комментаторов по этому письму

Наконец, на этом фоне Ваан Ширханян написал свое письмо, в котором озвучил большое количество претензий к Роберту Кочаряну, целиком оно приведено на сайте газеты «Аравот». Там множество пунктов, он назвал книгу воспоминаний Кочаряна полным враньем, ниже приведу основные претензии Ширханяна к Кочаряну:

  • В июне 1992 года Кочарян выдавил 35 000 армянских беженцев из Шаумяна и Мартакерта в Республику Армения, вместо размещения их в самом Нагорном Карабахе,
  • В марте 1998 года Роберт Кочарян получил 27% голосов, но сфальсифицировал результат и «нарисовал» себе 59%,
  • В июне 1999 года пропало 137 млрд. драм, которые мог присвоить Роберт Кочарян,
  • По поводу 27 октября 1999 года. Между Вазгеном Саргсяном и Робертом Кочаряном был конфликт, РК боялся, что команда Вазгена уничтожит его политически, из-за этого РК специально задержал встречу с террористами, из-за чего погибли раненые в Национальном собрании. Наири Унанян якобы являлся агентом СНБ Армении. В ходе встречи с Наири Унаняном (лидером террористической группы) Кочарян был без свидетелей, не сделал запись и нарушил все правила.
  • В 1998 году был убит Хорхоруни, что, по словам Ширханяна, сделало возможным осуществление злодеяния 27 октября. Шширханян утверждает, что отношения между Хорхоруни, замминистра ВД НКР, командированным из Армении, были более чем напряженными еще в Карабахе.

Политический обозреватель Акоб Бадалян заявил, что подобные трактовки истории, основанные на воспоминаниях, стали в Армении составной частью политических дебатов и в такой ситуации невозможно быть уверенными в достоверности воспоминаний авторов. Впрочем, даже если и воспоминания были бы достоверными, у нас нет гарантии, что они поставлены в правильный контекст и верно проанализированы автором мемуаров (это уже добавляю я как историк). Стоит отметить, что письмом Ширханяна заинтересовалась не только генпрокуратура, но и Специальная следственная служба, допросившая Ширханяна по поводу фактов, изложенных в его письме.

Наконец, отреагировал и правозащитник Аветик Ишханян (арм.). Он не согласился с критиками Кочаряна и заявил следующее: большая часть утверждений, изложенных в письме, не соответствуют действительности, сейчас, когда Кочарян сидит в тюрьме, его травля стала «нормой», но это постыдно, поскольку человек преследуется политически и законодательно. Также, он сказал, что такие люди как Гагик Джангирян, Мушег Сагателян и Ваган Ширханян не должны критиковать Кочаряна, потому что они сами несут ответственность за множество несправедливостей, связанных с политическим прошлым независимой Армении.

 

Насколько это письмо правдиво? Разбор деятельности Кочаряна

В августе 2018 года я писал два поста о ситуации, связанной с Робертом Кочаряном. Можете ознакомиться с ними ниже:

Отмечу, однако, что в этих двух постах невозможно уместить ни его политическую деятельность, ни политическую историю Армении того периода. Он написал книгу страниц на 500 – и то большинство прочитавших ее крайне недовольны поверхностностью материала. Но в рамках моего понимания политической истории последних десятилетий отреагирую на сказанное.

Во-первых, что касается беженцев из Шаумяна и Мардакерта. Это очень трагическая история, и действительно большая часть беженцев так и не вернулись в Карабах. Поэтому первая мысль, которая приходит на ум – что Кочарян совершил, по меткому высказыванию Талейрана, ошибку, которая больше, чем преступление. (Если, конечно, верна подача Ширханяна). В то же время, вопрос, была ли альтернатива этому плохому решению? Я не уверен, что была, поскольку на протяжении 1992 и 1993 гг. Карабах неоднократно был под обстрелом, страдая от голода и отсутствия медикаментов, а мужчины вывозили свои семьи в Армению. Как в таких условиях в Карабахе могли бы остаться беженцы? Учитывая, что и так все жили впроголодь, на беженцев могло бы не хватить, поскольку беженцы всегда снабжаются по остаточному принципу. А если бы пришла в какой-то момент необходимость все равно перевозить беженцев в Армению, то что бы это изменило? Наконец, если Армения не сумела содержать беженцев, которые в нее прибыли, то насколько Карабах бы смог содержать своих беженцев, особенно, учитывая, что все равно все снабжение было на Армении. Опять же, я не настаиваю, что эти соображения полностью объясняют решение Кочаряна – здесь нужно более обстоятельное объяснение знающих тему людей. Дополнение: Роберт Кочарян стал председателем государственного комитета обороны и премьер-министром Нагорно-Карабахской республики в августе 1992 года, так что в любом случае не мог принять такое решение, тем более единолично.

Во-вторых, что касается президентских выборов 1998 года. Почему Ширханян говорит о «27%-73%» голосов? Ширханян мог бы это знать только если бы он имел отношение к выборному процессу – и если бы фальсификация выборов производилась централизованно при полностью честном проведении выборов на участках. Но факт в том, что в Армении всегда дело обстояло наоборот. Ширханян говорит об официальном соотношении 59-41, но в действительности было 59-40, а еще 1% - проголосовавшие «против всех». Это важная деталь, которую Ширханян не указывает, потому что он опять же не знает, какими были правила и вообще не помнит толком те выборы. Еще одно обстоятельство – если за Кочаряна проголосовало 27%, то в условиях отсутствия перебросов (а наличие наблюдателей, в том числе международных, делает это почти невозможным), это означает, что за Демирчяна в 1998 году (второй тур) проголосовало 619 тысяч человек, а за Кочаряна – 229 тысяч и 15 тысяч – «против всех», а при 25 тысячах испорченных бюллетеней, получается, реальная явка составила 888 тысяч человек, или 38.6%, что в условиях напряженной политической борьбы – нонсенс! В действительности, я уже оценивал реальные результаты выборов на основании избирательной статистики: Если бы выборы в Армении были честными? Альтернативный подсчет. 1990-е гг. В частности, вышло, что за Кочаряна проголосовало 50.6% избирателей, а за Демирчяна – 48.3%, то есть, около 28.6% от всех голосов за Кочаряна – результат вброса или прочих искажений (как голосование армии, админ-ресурс, подкупы или переписывание протоколов). Результаты выборов были сфальсифицированы, но это все равно не означает, что победил Демирчян – такой вывод на основании избирательной статистики сделать нельзя.

В-третьих, что касается исчезновения денег из бюджета в июне 1999 года. Я этот вопрос не исследовал (и не могу, поскольку ежемесячные данные бюджета онлайн доступны только с января 2000 года), когда и появился сайт Армстата, но почти не сомневаюсь, что такой комментарий Ширханяна связан с его непониманием бюджетного процесса. Иногда нужно выплатить госдолг, зарплаты, перевести деньги на счет министерств и так далее. Взять из бюджета какую-то сумму и перевести ее в карман просто невозможно. Все доходы госбюджета в 1999 году составили 244 млрд. драм, то есть, по мнению Ширханяна, 56% бюджета Кочарян перевел себе в карман, что просто глупо. Как минимум, это заметил бы не один Ширханян.

В-четвертых, по теракту в армянском парламенте 27 октября (о самом теракте можно прочесть в статье Кавказского Узла). Я слышал очень много критических комментариев относительно деятельности Кочаряна в ходе событий 27 октября и после. Многие и вовсе считают, что Кочарян сам организовал этот теракт, либо, узнав о готовящемся теракте, «заказал» Карена Демирчяна террористам. Даже на видеозаписи, сделанной 20 лет назад (арм.), Кочарян совсем не выглядит переживающим – скорее даже наоборот. Но не буду примерять лавры психолога и анализировать невербальную информацию. Факт в том, что расследования, которое доказало бы вину Кочаряна хоть в чем-то, не было (уточнение). Причем, Гагик Джангирян вел расследование в 1999-2000 году и хотел найти что-то на Кочаряна, но не нашел. Допустим, он плохо провел расследование. Но тогда возникает другая проблема – все обстоятельства преступления 20-летней давности надо расследовать, а поскольку власть сейчас у принципиальных врагов Кочаряна, то все карты им в руки. Им необходимо расследовать преступление, но доказать его в суде, а не просто представить критические заявления на основании воспоминаний отдельных людей. Поэтому, от способности прокуратуры расследовать 27 октября зависит многое – только тогда можно будет поставить точку в общественном восприятии этого преступления. Также, стоит отметить, что на протяжении десяти лет все негативные события связывались с Кочаряном, но часто без каких-либо доказательств.


Выступление Роберта Кочаряна вскоре после 27 октября 1999 года, скриншот из видео А1+

Кстати, в докладе государственного департамента США по правам человека в мире (раздел, касающийся Армении) за 2000 год эти все вопросы обсуждаются (включая убийство замминистра обороны, генерала Ваграма Хорхоруни 10 декабря 1998 года, в котором Ширханян также косвенно обвинил Кочаряна). В 1998 году высокопоставленный сотрудник Минобороны РА (начальник финансово-бюджетного управления МО) Маврик Аветисян покончил жизнь самоубийством 28 июня 1998 года, а 6 августа был убит генеральный прокурор Генрик Хачатрян (а вместе с ним прокурор уголовно-судебного отдела Арам Карапетян). В связи с этим «ходило» много версий, например, что Аракел Мовсисян («Шмайс») убил Хорхоруни, но главное – что общество не получило исчерпывающих ответов на эти вопросы – а сейчас, через двадцать лет это сделать вдвойне затруднительно, даже если представить, что тогда расследованию помешало только отсутствие политической воли, а сейчас она есть. Жизнь часто оказывается гораздо сложнее, и, мягко говоря, не за каждым резонансным убийством стоит президент, и не каждое не раскрытое дело становится таковым в результате его нежелания раскрыть преступление. Ряд других лиц, в том числе Вазгена Саргсяна и Вано Сирадегяна также связывали с политическими убийствами в 1990-ых. Как бы там ни было, на данный момент в суде доказаны только преступления Вано Сирадегяна. (уточнение). Задачей нынешних властей будет либо доказать причастность того или иного должностного лица к ним, либо закрыть эту страницу политической истории Армении.

 

Возвращение Кочаряна в политику

Поговорим и о самом Кочаряне в связи с происходящим. В своем посте о Кочаряне я сказал, что не считаю, что он вернулся в политику, что он скорее является политическим комментатором, а не действующим политиком в Армении, и что он заявляет о возвращении в политику в качестве меры защиты от преследования. Сегодня, кстати, ряд российских СМИ, защищая Кочаряна, переворачивают все с ног на голову, говоря о том, что Кочарян сначала вернулся в политику – и только потом его начали преследовать. За последнюю неделю в ряде крупнейших российских СМИ было несколько публикаций в поддержку Кочаряна:

Поддержка Кочаряна из России нарастает: Путин назвал его своим другом и несколько раз использовал тот или иной повод, чтобы поздравить. Сейчас – волна публикаций в СМИ. У Кочаряна есть и лояльные к нему СМИ, где также публикуют лояльные к нему материалы, к примеру: Бумеранг 1998-го: Роберт был прав, Левон ошибся. Поэтому Кочарян постепенно становится самой конфликтной темой в современной армянской политике. Его политические оппоненты, постоянно критикуя его, восстанавливая его образ, даже негативно, реанимируют его политически и, пусть, многие его не любят, но, становясь главным противником властей, он будет аккумулировать часть протестного потенциала, который неизбежно будет нарастать со временем.

Кроме того, Кочарян попытается создать собственную политическую силу и, хотя, пока это не удалось, но рано или поздно это будет реализовано – неважно, будет это отдельная сила – или в союзе с Саргсяном или какими-то другими группами. Сильно подмочили репутацию судебного процесса «сливы» аудиозаписей переговоров глав СНБ, ССС, а также премьер-министра касательно дела Роберта Кочаряна. А у Кочаряна очень хороший набор адвокатов, и, если какие-то возможности его оправдать существуют, они будут использованы на все 100%. Оказавшись на свободе, Кочарян действительно выйдет действующим политиком, и теперь уже серьезным оппонентом власти, став проблемой для новых властей, причем созданной практически на пустом месте.

***

Дополнения написаны с учетом уточнений Эмиля Санамяна, за что выражаю ему благодарность.

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList