07 июня 2019 / 01:19

Начался ли экономический рывок в Армении при Пашиняне?

1. Экономический рост

27 мая 2019 года премьер-министр Армении Никол Пашинян объявил о том, что темпы роста экономической активности составили 9.2% на фоне 7.3% годом ранее, то есть «набираем обороты». Это также использовалось как доказательство наличия экономической революции в стране. Здесь, однако, не все «чисто». 9.2% - рост объема выпуска в апреле 2019 года по сравнению с апрелем 2018 года, когда более половины месяца улицы в столице и регионах были перекрыты, что непосредственно сказывалось на экономике. Для более ясного понимания динамики, приведу цифры в контексте.

Таблица 1. Прирост экономической активности в начале 2016-2019 гг., по месяцам

Год

Янв.

Фев.

Март

Апр.

Май

Июнь

Июль

Авг.

Сент.

Окт.

Ноя.

Дек.

2016

5,5%

5,7%

6,9%

6,4%

5,8%

2,2%

-3,5%

-2,8%

-2,3%

-7,5%

3,6%

0,4%

2017

6,8%

6,4%

6,7%

3,4%

9,3%

5,1%

8,6%

4,3%

3,3%

16,9%

8,7%

12,1%

2018

11,5%

8,8%

11,0%

7,0%

5,4%

9,5%

10,8%

0,3%

-0,6%

2,7%

3,5%

6,1%

2019

5,5%

7,5%

5,8%

9,2%

Примечание: прирост приведен в % к тому же месяцу предыдущего года,

Источник: национальная статистическая служба РА

Я уже писал, что в 2017 году рост был во многом обеспечен эффектом низкой базы 2016 года, когда случился мятеж «Сасна Црер» и «Апрельская война». Аналогично, улучшение показателей в апреле 2019 года связано именно с этим же эффектом относительно апреля 2018 года. За первый же квартал ситуация не то чтобы выделяется: в 2019 году рост составил 6.3%, в 2018 10.4%, в 2017 6.7%, в 2016 году 6.1%, в 2015 году 2.8%, в 2014 году 3.9%, в 2013 году 8.6%, в 2012 8.1% и так далее.

См. также предыдущие статьи.

 

2. Отдельные натуральные показатели (энергетика)

Со статистикой Армении, вероятно, есть проблемы с января 2019 года. Тому есть ряд признаков, самым главным из которых является задержка публикации, а также прекращение ежемесячных публикаций статистики сельского хозяйства и, возможно, расчет ПЭА без сельхоза. Однако в первую очередь это касается валовых показателей, в особенности, индексов. Есть еще одно обстоятельство – ввиду активной политики по выведению бизнеса из тени, оборот сектора услуг и торговли резко вырос, но отчасти это вызвано именно обелением экономики, а не ростом самого оборота. Натуральные же показатели могут считаться вполне достоверными, так что здесь есть поле для сравнения. Ниже везде буду приводить данные начиная с 2015 года, так как до того сравнивать смысла нет, 2014-6 гг. – кризисный период, к тому же включать в таблицу более 5 лет нецелесообразно.

Таблица 2. Натуральные показатели энергетики Армении, 2015-2019 гг.

 

Импорт бензина (январь-апрель)

Производство электроэнергии (янв-апр.)

Чистый импорт газа (январь-апрель)

 

Импорт, тыс. тонн.

Темп прироста

Производство эл. энергии, млн. кВт/ч

Темп прироста

Нетто импорт, тыс. тонн.

Темп прироста

2015

82.3

 

2 479.2

 

562.3

 

2016

101.4

23.2%

2 566.9

3.5%

555.3

-1.2%

2017

80.8

-20.3%

2 678.8

4.4%

709.7

27.8%

2018

112.5

39.2%

2 667.3

-0.4%

606.9

-14.5%

2019

108.3

-3.7%

2 422.2

-9.2%

646.4

6.5%

 

В энергетике прогресса не заметно. Производство электроэнергии, что также связано с объемом промышленного производства, заметно сократилось в 2019 году, а импорт бензина и газа демонстрирует непостоянство, но в обоих случаях ниже максимальных показателей прошлых лет. Газ потребляется в Армении как автомобилями, так для производства электроэнергии, а также промышленностью и населением (чаще всего для обогрева). Бензин же потребляется почти только автомобилями, а тенденции на этом рынке пока что неясны.

 

3. Ситуация на рынке труда

Таблица 3. Статистика занятости Армении, 2015-2019 гг.

 

Количество зарегистрированных сотрудников

Число ищущих работу (зарегистрированных)

 

Человек, на конец марта

Темп прироста

Человек, конец апреля

Темп прироста

2015

 

81 609

 

2016

 

94 830

16.2%

2017

510 701

 

95 418

0.6%

2018

538 822

5.5%

82 590

-13.4%

2019

564 454

4.8%

83 029

0.5%

 

В статистике занятости уже отчетливо заметна негативная тенденция. Несколько месяцев подряд растет число зарегистрированных соискателей работы, а это один из ранних предикторов кризиса. Я подробно обращался к теме занятости в статье «Действительно ли в Армении создано 50 тысяч рабочих мест? Статистика занятости и безработицы» от 22 апреля 2019 г. Тогда я отметил, что эти 50 с небольшим тысяч новых занятых подразделяются на: сотрудников, выведенных из тени; рабочие места, созданные в начале 2018 года; сезонный фактор. И вот теперь у нас подтверждение этим выводам.

Таблица 4. Статистика численности зарегистрированных занятых, по месяцам.

 

2017

2018

2019

Прирост 2019 к 2018

Прирост 2018 к 2017

Январь

494 307

509 934

560 586

50 652

15 627

Февраль

499 215

522 552

569 204

46 652

23 337

Март

510 701

538 822

564 454

25 632

28 121

 

Проблема информационного обеспечения новых властей состоит в первую очередь в том, что они занимаются “cherry-picking”-ом, где отдельные показатели выбираются исходя из того, насколько они устраивают политическое руководство и затем эти показатели получают широкую огласку. Исходя из того, что растет число соискателей работы, а также того, что из тени было выведено 33 тысячи рабочих мест, а на данный момент прирост числа рабочих мест составляет 25.6 тысяч, то мы уже говорим о сжатии рынка труда и фактическом росте безработицы. Однако это станет очевидно уже с июля, поскольку первая и главная волна вывода сотрудников из тени прошла в июне-июле прошлого года. Разумеется, снижение числа зарегистрированных сотрудников в марте 2019 года на 5 тысяч тоже может быть колебанием, однако это колебание фиксируется против сезонного фактора, так что маловероятно, что это просто случайность и у нее не будет продолжения.

 

4. Внешний сектор

Сведем основные показатели, характеризующие динамику внешнего сектора, в таблицу.

Таблица 5. Показатели внешнего сектора Армении

 

Въездной туризм (I квартал)

Экспорт (январь-апрель)

Прямые иностранные инвестиции (1 квартал)

Приток иностранных трансфертов, янв-апр., млн. долл.

Внешние резервы ЦБ на начало апреля, млн. долл.

 

Число въезжающих туристов

Темп при-роста

Экспорт, млн. долл.

Темп при-роста

Приток ПИИ, млн. долл.

Темп при-роста

Весь приток

Чистый приток

2015

232 583

 

421.1

 

73

 

387.6

162.4

1491.6

2016

252 506

8.6%

524.2

24.5%

31

-57.5%

377.7

131.3

1626.3

2017

298 533

18.2%

608.4

16.1%

41

31.5%

422.2

152.5

2053.1

2018

346 458

16.1%

783.5

28.8%

84.4

106%

483.7

116.6

2234.1

2019

364 489

5.2%

716.3

-8.6%

7.7

-90.8%

565.2

155.4

2151.1

 

Статистика внешнего сектора примечательна в первую очередь тем, что она проверяема и на уровне тех стран, с которыми Армения имеет внешнеэкономические связи. Поэтому она куда более достоверна, чем ВВП или бюджет. И в этом секторе ситуация достаточно грустная. Рост притока туризма снизился до 5%, экспорт упал на 9%, приток ПИИ сократился в 11 раз (хотя и так был очень низким), на 3.7% сократились резервы ЦБ Армении. В таблице специально взята дата по резервам за начало апреля, а не конец апреля, поскольку апрель в 2018 году и в 2016 году характеризовался радикальным влиянием политических факторов и сильно исказил картину. Единственный параметр, по которому есть рост – это приток иностранных трансфертов на 16%. Сейчас есть ряд сообщений, что мол из России и Казахстана с июня есть определенные ограничения на перевод сумм размером в 800 долларов и больше, хотя ЦБ РА отрицает эту информацию. В любом случае к ней стоит присмотреться повнимательнее.

 

5. Торговля и услуги; туризм

ВВП Армении зарегистрировал прирост в 7.1%. Эта цифра не характеризует реального прироста экономики Армении. Выше уже сказано о том, что статистика валовых показателей и в особенности индексов не вполне достоверна. Но у нас также есть данные по бюджету, раздувающие экономический рост, и эти данные также неоднозначны. Они будут разобраны в отдельной статье. Наибольший вклад в экономический рост внесли торговля и услуги, что либо объясняется выведением именно этих секторов из тени, либо неточностями учета.

Разберем по очереди. В январе-апреле оборот торговли вырос на 9.8%, в том числе на 8% вырос оборот розничной торговли. Это очень хороший показатель, если конечно удастся его сохранить на протяжении всего года. Однако импорт, который является предиктором внутренней торговли, сократился на 2%, а это означает, что реальный объем торгового товарооборота вряд ли мог столь значительно вырасти и скорее всего, рост достигнут выведением из тени. Об этом также говорят опережающие темпы роста численности зарегистрированных в этом секторе сотрудников. В январе-марте 2019 года их 91 245 человек, за год прирост составил 23.5%, то есть их было 73 883, а число увеличилось на 12.5 тысяч человек, то есть почти половина всего прироста численности сотрудников за этот период.

Другой сектор, дающий наибольший вклад в рост ВВП – это услуги. Здесь опять мы видим рост численности сотрудников, наибольший в секторе организации проживания и общественного питания. В январе-марте численность сотрудников в этом секторе 23 434 тысячи человек, годом ранее – на 38.8% меньше – 16 883. Итак, на примере туризма рассмотрим динамику в этой сфере за год.

Таблица 6. Динамика туристической отрасли Армении

 

Прирост

Период

Численность въезжающих туристов

5,2%

1 квартал

Численность выезжающих туристов

5,7%

1 квартал

Численность внутренних туристов

41,8%

1 квартал

Въездной туризм, размещение в гостиницах в Армении

16,4%

1 квартал

Оборот сектора организации проживания и общественного питания

29,4%

Январь-апрель

Оборот сектора организации проживания и общественного питания

23,5%

1 квартал

Предоставление услуг гостиницами и прочими местами проживания

8,0%

1 квартал

Численность сотрудников в секторе организации проживания и общественного питания

38,8%

1 квартал

 

В таблице 6 мы видим разные данные, характеризующие туристическую отрасль. Лишь первые две строки касаются данных, собираемых на границе, тогда как все остальные данные собираются налоговой службой. И именно через нее регистрируется рост оборота, связанный с выводом предприятий из тени. Учитывая, что резко выросло число сотрудников в секторе, связанном с туризмом, причем опережающими темпами даже по отношению к обороту, очевидно, что это связано с выводом сектора из тени. Все остальные данные можно примирить друг с другом только при условии резкого роста доходов населения за прошедший год. Тогда рост внутреннего туризма, рост оборота ресторанов и так далее находит свое объяснение, либо вновь рост куда скромнее, но обеспечен преимущественно за счет большей степени регистрации. Правда, во внутреннем туризме впервые появилась строка «образование», а также есть 4-кратный рост по статьи «прочие виды туризма», так что опять же, не вполне понятно какова ситуация в этой сфере.

 

6. Цены и общественное мнение

В общественном восприятии не все экономические проблемы равнозначны. В условиях отсутствия заметного роста доходов населения, большую роль играет динамика цен. Раньше многие считали, что ценообразование Армении испытывает большое влияние сверхприбылей монополистов. Я говорил, что если до 2008 года и отчасти до 2014 года этот фактор имел значение, то после 2014 года никаких сверхприбылей уже не было. В частности, в постоянных долларах, цены в Армении в 2018 году были на четверть ниже, чем в 2008 году. Рассмотрим динамику цен в Армении.

Индекс потребительских цен в Армении за 20 лет (1999=100)

Как мы видим, если в 2007-8 гг. в Армении произошел скачок цен, то впоследствии цены относительно американских (и среднемировых) лишь снижались, что привело к исчезновению сверхприбылей. В мае 2019 года рост цен к маю 2018 года составил 2.8%, в том числе 5.3% - на продукты питания. Это не такой уж большой рост цен, но опять же – важнее всего диссонанс с ожиданием. В Грузии в 2013 году было не так – пока в других странах цены росли, в сентябре 2013 года было снижение цен на 1.6% к сентябрю 2012 года как раз за счет снижения сверхприбылей монополистов, связанных с властью, а также снижения коммунальных тарифов, чего также в Армении не произошло.

Согласно опросу Gallup, в начале мая 69.5% считали, что цены выросли, и лишь 3.5% считали, что цены упали, при 23.4% считавших, что цены не изменились. К примеру, в вопросе экономики настроение скорее положительное: 27.9% видят улучшение и 14.4% видят ухудшение.

Однако главное в этом вопросе, что ценовой революции не произошло. Бензин подешевел примерно на 5%, а солярка подорожала на 2%, фрукты подорожали на 3.2%, а овощи – на 22%, ну и наконец несколько подешевел банан. В Грузии, где никакой революции не было, цены выросли сильнее – на 4.7%, но правда там за 12 месяцев на почти 10% обесценилась местная валюта.

 

7. Выводы

Несмотря на хорошие валовые показатели, в частности, рост ВВП на 7.1%, нет оснований говорить о том, что эта цифра отражает именно рост экономики. Скорее, речь идет о выводе из тени определенной части оборота торговли и услуг и статистических неточностях.

Не состоялось ценовой революции, во внешнем секторе очевидный кризис, то же касается и энергетики, но главное – очень плохие тенденции на рынке труда. Фактически, уже происходит его сжатие и число рабочих мест с изъятием выведенных из тени, сокращается, а это предвестник кризиса.

При росте ВВП в 7.1% и накопленном за вторую половину прошлого года эффекте базы в 5%, теоретически можно было бы достигнуть 12% роста к концу года. Однако это будет проблематично. Во-первых, нужно добиться серьезного прогресса в сельском хозяйстве, но учитывая закрытие министерства и отсутствие координации работ крестьянских хозяйств, вряд ли стоит этого ожидать, несмотря на пока что хорошую погоду. Во-вторых, нужно обеспечить доверие бизнес-сообщества, а в условиях всеобщей подозрительности и регулярных арестов предпринимателей, это будет сделать нелегко. В-третьих, нужно обеспечить приток иностранных инвестиций, чего пока не произошло, в первом квартале провал по сравнению с прошлым годом в 11 раз.  Наконец, поскольку значительная часть прироста в 7.1% обеспечена выведением торговли и услуг из тени, этот эффект во второй половине 2019 года постепенно сойдет на нет и как следствие темпы роста начнут только замедляться.

Иначе говоря, высоких темпов экономического роста добиться в этом году будет трудно, хотя я бы полностью не исключал такую возможность. ЦБ РА, а также международные организации, ставят рост ВВП в коридор от 4% до 5%, что на самом деле, тоже не критично и наиболее реалистично, хотя опять же, благодаря внешнеэкономической интеграции в последние годы удавалось обеспечить опережающие темпы экономического роста. См. Как вступление в Евразийский Союз повлияло на экономику Армении.

Резюмируя: экономического рывка нет и предпосылок его начала тоже нет. Самое главное, что правительству остро необходимо сделать – это стабилизировать внутриполитическую обстановку и перестать собирать налоговые предоплаты и штрафы с бизнеса драконовскими способами, но ввести все в спокойный оборот. Сравнительная стабильность экономики Армении в 2018 году была достигнута благодаря сравнительной стабильности (на фоне масштаба политических перемен), но сравнительная нестабильность экономики в 2019 году станет следствием нестабильности, учитывая, что «у революции нет конца». И это грозит превратиться в фактор, хронически тормозящий экономический рост.

Погода на Кавказе
Android badge Ios badge
TopList